Северная Корея повышает ставки в ядерной игре

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Северная Корея повышает ставки в ядерной игре В декабре может прекратиться подача нефти в Северную Корею. Комментарии СМИ:

""Радио Северной Кореи подтверждает, что у страны есть ядерное оружие". Эта устрашающая фраза вынесена в заголовок вчерашнего материала токийского корреспондента американского агентства Ассошиэйтед Пресс Говарда Френча. Он, видимо, счел, что распространенный днем раньше аналогичный материал его сеульских коллег (под шапкой "Радио Северной Кореи говорит, что Пхеньян обладает ядерным оружием") был явно обижен вниманием со стороны мировой общественности, и выдал эдакий "ремейк".

В обеих заметках процитирована одна и та же фраза, якобы прозвучавшая в воскресной передаче пхеньянского радио, которая велась на корейском языке и была адресована южнокорейской аудитории. В изложении американских мастеров пера она выглядит так: "Страна пришла к необходимости иметь ядерное и иное мощное оружие, чтобы защититься от растущей ядерной угрозы, исходящей от американского империализма". 
С легкой руки коллег из АП эта фраза пошла гулять по американским и прочим СМИ, начала воспроизводиться разными радиоголосами и т.д. Наблюдатели замерли в ожидании: вот-вот последует заявление госдепа США, а то гляди - Белого дома. Ведь, как докладывали из корпунктов АП, "признание Пхеньяна насчет обладания ядерным оружием" прозвучало как очевидная реакция на сделанное Джорджем Бушем в пятницу официальное заявление о прекращении поставок мазута для северокорейских ТЭЦ. (Поводом к такому шагу было как раз обвинение Пхеньяна в том, что тот, мол, нарушает условия рамочного соглашения 1994 года и "осуществляет программы создания ядерного оружия".) 
Доказательств, правда, в Вашингтоне по-прежнему никаких не приводят. Все пока в основном ссылаются на заявление заместителя госсекретаря США Джеймса Келли, который спустя две недели после своего визита в начале октябре с.г. в Пхеньян вдруг "вспомнил": представители КНДР, дескать, признались ему в ходе переговоров, что, мол, ведут "соответствующие работы". 
25 октября официальный Пхеньян выступил с заявлением, в котором, однако эта версия опровергалась: "Спецпосланнику президента США мы недвусмысленно заявили, что перед лицом нарастающей ядерной угрозы со стороны США нам положено иметь не только ядерное, но и более мощное оружие с целью защитить свой суверенитет и право на выживание". Угроза - и даже шантаж - здесь налицо, но до "самопризнания" это явно не дотягивает. 
Одновременно Пхеньян предложил Соединенным Штатам заключить договор о ненападении и выразил готовность начать переговоры об этом без всяких предварительных условий. Однако в Вашингтоне уперлись, заявив, что "пусть сначала разоружатся, а затем последуют переговоры". 
Судя по всему, некоторым американцам, особенно журналистам, во что бы то ни стало хочется добыть какие-то новые доказательства существования либо ядерного оружия, либо хотя бы ядерной программы у корейских северян. И вот обуреваемые этим желанием (или выполняющие чей-то заказ) ребята из сеульского и токийского корпунктов АП выносят в заголовки сенсационную новость. 
Хотя еще в воскресенье и корейские, и японские филологи, проанализировав содержание передачи пхеньянского радио, пришли к выводу, что в силу некоторых различий между северным и южным диалектами корейского языка фраза kajige tui-o-itta (положено иметь) прозвучала как kajige tui-otta (пришла к необходимости). То есть в передаче прозвучала та же формулировка, что и в заявлении МИД КНДР от 25 октября. К тому же сразу после появления воскресной "утки" официальное северокорейское агентство ЦТАК упрекнуло американцев в том, что те "распространяют чудовищную ложь о том, что КНДР нарушает Договор о ядерном нераспространении и рамочное соглашение между КНДР и США". 
Кстати, об этом опровержении, как и о возможности "диалектического" конфуза, в конце корреспонденции АП было мимоходом упомянуто. Что, впрочем, не помешало вынести в заголовок откровенную выдумку. 
Северная Корея повышает ставки в ядерной игре Роберт Марканд
Christian Science Monitor
Пхеньян признал наличие ядерного оружия Впервые Северная Корея взяла на себя смелость признаться в том, в чем не хватает смелости признаться даже Саддаму Хусейну: что она производит ядерное оружие.
В воскресенье представители Северной Кореи выступили с радиозаявлением, сообщив о своей готовности к «серьезным военным контрмерам, в том числе к применению ядерного оружия». При этом северяне потребовали от Соединенных Штатом подписания с их страной пакта о ненападении, отметив, что не собираются «сложа руки» слушать «клевету» США в свой адрес, которые нагнетают напряжение на Корейском полуострове. 
Тревожность ситуации на полуострове и во всем регионе становится все более ощутимой. Как утверждают аналитики,  президент Северной Кореи Ким Чен Ир ведет с Вашингтоном карточную игру, и не намерен принимать решительных мер, однако явно желает привести ситуацию к кризису, для урегулирования которого потребуются переговоры, а это поможет Северной Корее выжить. 
Заявление Пхеньяна было сделано спустя несколько дней после встречи представителей США, Южной Кореи, Японии и Евросоюза: консорциум выразил намерение прекратить в декабре подачу нефти Северной Корее, если господин Ким не даст обещания свернуть свою секретную программу по обогащенному урану. «Ядерная программа Северной Кореи – это вызов всем здравомыслящим государствам», - считает Организация по развитию Корейского полуострова (KEDO).
Такова была реакция на заявление, сделанное на прошлой неделе Пхеньяном: Северная Корея снимет мораторий на испытание ракет, если Япония не прекратит «поощрять похитителей» в переговорах по безопасности между Токио и Пхеньяном и не займется вместо этого преступлениями японцев, совершенными за время более чем 50-летней оккупации Кореи. Япония отказалась вернуть пятерых японцев, похищенных Севером несколько десятков лет назад. 
На прошлой неделе представители Организации по развитию Корейского полуострова собрались в Нью-Йорке для обсуждения стратегии в отношении Севера. В ответ на «ядерные» шаги Севера, Организация занимается строительством двух легководных реакторов. В октябре представители Ким Чен-Ира сообщили эмиссару США Джеймсу Келли о наличии у Северной Кореи секретной ядерной программы,  с тех пор договор между США и КНДР от 1994 года находится под вопросом. 
По утверждению некоторых аналитиков, США избрали слишком уж решительную манеру в обсуждении этой проблемы. Север, в свою очередь, то и дело наращивал свои угрозы. Еще в октябре Северная Корея потребовала от Соединенных Штатов заключения с ней пакта о ненападении и проведения переговоров, заявив, что у нее есть право на владение ядерным оружием.
Но пока, по мнению Белого дома, до переговоров далеко, хотя Япония и Южная Корея рассчитывают, что США не будут слишком усердствовать ради изоляции Кима Чен Ира. 
«Мы все еще находимся в предкризисной фазе, - говорит Скотт Снайдер из сеульского Фонда Азии. – Это весьма важная фаза, потому что за ней может наступить и сам кризис. Северокорейцы спят и видят, что консорциум KEDO прекратит свое существование. Северная Корея действует именно в этом направлении».
Таков уж образ жизни Северной Кореи. Это ослабленное государство с ядерным оружием, в котором то и дело случаются какие-нибудь кризисы, а урегулированием их занимаются другие государства, поставляя энергересурсы и продовольствие. 
Так что Северной Корее есть чем отыграться. Она угрожает Японии возобновить испытания ракет, чем немало ее пугает. Северяне сообщили Джеймсу Келли о намерении их страны выйти из договора 1994 года. На прошлой неделе Пхеньян предъявил Южной Корее обвинение в том, что та передвигает свои танки в демилитаризованной зоне, заявил, что в случае прекращения подачи нефти международная инспекция вынуждена будет скорейшим образом покинуть их страну (инспекторы выясняют как используется плутоний на заводе Йонгбьоне).
Однако до воскресенья Ким не признавал наличия у Кореи ядерного оружия. 
В черном списке Джоржа Буша Корея занимает второе место после Ирака. Однако по мнению некоторых аналитиков, США следует договориться с Севером. «Важно, что и США и Северная Корея не отрицают существования благоприятных возможностей, - отмечает Дэвид Стайнберг из университета в Джоржтауне. – Никто не говорит, что нам нужно любить Северную Корею. Нам необходимо заключить сделку, потому что это в интересах США». 
Перевод с английского Веры Соловьевой
Данный комментарий публикуется в рамках договоренности о сотрудничестве между компаниями «ПРАВДА.Ру» и Christian Science Monitor. Корейский лабиринт 
04.11.2002 10:27 
Сенсационные заявления американцев о том, что КНДР «призналась» в нарушении «всех мыслимых соглашений» по ядерному нераспространению, продолжают сотрясать азиатский регион. Однако на самом деле американскому эмиссару Келли 4 октября в Пхеньяне сказали лишь о том, что КНДР сможет производить не только ядерное оружие на основе уранового процесса, но и более мощное оружие, если США не откажутся от угроз. И ничего сверх того. Разгадку проблемы, по словам Пхеньяна, Вашингтон может получить в случае признания КНДР и заключения «пакта о ненападении».
Но что еще могли поделать власти КНДР? В первый день переговоров с Келли северокорейцы категорически отвергли обвинения в «секретной урановой программе». Однако в США эта реакция априори расценивалась как «неубедительные отговорки». Похоже, что изначальной целью миссии Келли было продемонстрировать несговорчивость и лживость страны «оси зла». Это помогло бы создать предлог для выхода США из рамочного соглашения 1994 года, согласно которому в КНДР уже к 2003 году должна была быть построена АЭС, и заодно «придержать» союзников в Токио и Сеуле, раздающих авансы Пхеньяну.
Однако Ким Чен Ир ловко ответил на американские обвинения формулой «не подтверждать, не опровергать». Объективно доказать существование северокорейской ядерной программы невозможно. Похоже, что у американцев есть лишь сведения о поставках Пакистаном в КНДР некоторых компонентов соответствующего оборудования. Исламабад это отрицает, независимых подтверждений нет. Президент Буш не настроен вести разговор с Ким Чен Иром, но тогда останутся и опасения относительно северокорейского оружия массового уничтожения.
Теперь Вашингтон пытается взять мировое сообщество «на испуг». Своим союзникам в Японии и Южной Корее он уже выкрутил руки, заставив принять в ходе саммита АТЭС в Лос-Кабосе трехстороннее заявление, которое говорит о ядерной программе КНДР как о деле доказанном и реальном. Но китайский лидер Цзян Цзэминь во время визита в США на шантаж не поддался, подчеркнув лишь важность мирного урегулирования проблемы.
С моральной точки зрения у Пхеньяна имеются основания считать, что США не выполнили обязательств по первому рамочному соглашению, и потому он стремится к заключению нового пакта. А вот потом Пхеньян вполне может допустить на интересующие объекты международных инспекторов, которые убедятся в том, что никакой установки по обогащению урана не существует.
Американцы говорят, что Северная Корея начала программу по обогащению урана уже несколько лет назад. Шеф Пентагона заявил, что США и раньше знали, что Северная Корея обладает плутонием, достаточным для производства одной или двух атомных бомб. Информация о том, что Пхеньян якобы может создать в обозримом будущем еще два-три ядерных боезаряда на базе обогащенного урана и увеличить ядерный арсенал до трех-четырех единиц, не могла в глазах Вашингтона качественно изменить оценку стратегической ситуации на Корейском полуострове.
Однако лишь сейчас вокруг ядерной программы КНДР возник крупномасштабный скандал. Очевидно, что вашингтонская администрация придерживала эту карту для того, чтобы в нужный момент обеспечить американское доминирование в корейских делах - в том числе и путем подрыва доверительных отношений Пхеньяна с Пекином и Москвой.
Что делать России? При всей приверженности Кремля нераспространению и осознании того, что «ядерный кризис» нарушает российские планы в Корее, в том числе экономические, слепая поддержка позиции США не выход. При этом надо учитывать, что США могут реализовать в Корее несколько различных сценариев.
Первый - наращивать давление на КНДР вплоть до применения силы. Однако международную коалицию для этого сколотить вряд ли удастся, так как в обоснованности доводов США сомневаются даже ближайшие союзники Вашингтона, не говоря уж о КНР и России. К тому же северокорейцы в своем заявлении поклялись умереть, но не подчиниться. Так что для полного выяснения истины США придется пойти на крупномасштабную войну, для России это лежит за гранью возможного.
Второй - США будут игнорировать заходы Пхеньяна, постаравшись связать руки своим союзникам в области развития диалога с КНДР и оказания ей помощи. Срыв японо-северокорейских переговоров о нормализации отношений укладывается в этот сценарий. Вашингтон будет утверждать, что ядерная программа КНДР - дело доказанное, а потому необходимы международная изоляция режима Ким Чен Ира и усиление давления на него. Тогда Россия окажется в сложном положении - исходя из собственных интересов, ей надо будет поддерживать КНДР, стараясь при этом не испортить отношения с США. Ситуация опасная, поскольку не исключено, что рано или поздно северокорейцам придется пойти на обострение.
Третий - логичный, но не желаемый вашингтонскими ястребами сценарий, предполагающий урегулирование проблемы в ходе прямого диалога между США и КНДР. Того же хотели бы Китай, ЕС, Япония и Республика Корея - даже с учетом смены администрации в Сеуле она будет заинтересована в сотрудничестве с Севером. Для России здесь, с учетом доверительных отношений российского лидера с Ким Чен Иром, открывается благодатное дипломатическое поле.
Остается рассчитывать на непредсказуемость пхеньянского «великого полководца». Почему бы ему в нужный момент не заявить, что он «пошутил» и что никакой ядерной программы у КНДР нет? Тогда американцам пришлось бы «съесть свою шляпу» и сесть за стол переговоров, если только они опять не обставят их условиями вроде «тотальных проверок и инспекций». Но тут у России, Китая, да и у союзников США будет куда больше аргументов для того, чтобы убедить их решить дело миром.
Георгий Булычев, ИМЭМО РАН 
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации