Северные кадры не прижились на юге. Нарусова, Яковлев, Яковлева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"«У нас, как правило, те, кто не очень хорошо справляется в Питере, отправлялись на Кавказ».
Сергей Степашин, председатель Счетной палаты РФ

В полпредстве самого проблемного в России округа назревает острый конфликт, чреватый труднопредсказуемыми последствиями. Водораздел прошел между местными чиновниками и приехавшими из Петербурга ставленниками полпреда Владимира Яковлева. В результате работа полпредства оказалась практически парализована. Излишне говорить, чем такое положение может обернуться для регионов округа, часть из которых воюет, часть балансирует на грани войны и мира, а остальные соседствуют с горячими точками.

Владимир Яковлев, мягко говоря, не блистал и во время работы губернатором Северной столицы. При нем была едва не сорвана подготовка к юбилею города, неизвестно куда исчезли средства на строительство кольцевой дороги. Ситуацию пришлось исправлять, что называется, всем миром. Зато по количеству уголовных дел против городских чиновников Петербургская мэрия установила своеобразный рекорд: одно время по уголовным делам проходили сразу четыре вице-губернатора.

Почетная ссылка

Именно так расценило большинство наблюдателей перевод Владимира Яковлева с должности вице-премьера по ЖКХ на не менее тяжелый пост полпреда в Южном округе. Тут и война в Чечне, и ее нынешнее распространение на Ингушетию, проблемы с и Калмыкией, активизация исламского фундаментализма в ряде других республик Северного Кавказа. В округе самая низкая средняя зарплата, зато самая высокая безработица и ряд острейших социальных проблем.

Однако новый полпред изрядно удивил народ, на пресс-конференции определив две приоритетные задачи, которыми он намерен заниматься в первую очередь. Оказывается, это наведение порядка на дорогах и… повышение культурного уровня населения.

Вряд ли кто в Кремле ожидал от Яковлева крупных успехов. Если уж его предшественнику, боевому генералу Казанцеву не удалось полностью взять под контроль ситуацию в регионе, то умеренному либералу Яковлеву сделать это, как считают эксперты, вообще невозможно. «Здесь надо наводить порядок», – заявил он при первой же поездке в Чечню. Местные чиновники, спаянные тейповой структурой и, как следствие, – круговой порукой, после таких слов лишь недоуменно пожимали плечами. Потому что при новом полпреде были потеряны и остатки порядка, налаженного при его предшественнике. Количество терактов выросло по сравнению с прошлым годом в разы; экономика не восстанавливается; по данным самого же полпреда, уже в этом году неизвестно куда пропали более двух миллиардов рублей, выделенных на восстановление республики.

При этом Владимир Яковлев нередко противоречит сам себе. Критикуя чеченских чиновников за воровство и разгильдяйство, он тем не менее подчеркивает, что, например, компенсации за утрату жилья должны распределяться местным властями, хотя любому ребенку в Чечне понятно, что как минимум половина денег при этом будет разворована.

Кадры не решают ничего

Самым первым шагом нового полпреда был разгон аппарата полпредства, когда всех сотрудников разом вывели за штат. Затем он заменил почти всех федеральных инспекторов. К примеру, несмотря на возражения и неоднократные личные просьбы председателя Госсовета республики, был уволен федеральный инспектор по Республике Шахабудин Ахмедов. Авторитетнейший в республике человек, отмеченный благодарностями президента страны, – не так давно указом главы государства ему было присвоено звание госсоветника третьего класса. Вместо него был назначен мало кому известный бывший чиновник районного масштаба, хотя всем в регионе ясно, что в хитросплетениях взаимоотношений аварцев, лезгин, даргинцев и еще тридцати национальностей человеку, не жившему в республике, разобраться просто невозможно. Вообще следовало бы быть поосторожней с тенденцией денацификации федеральных инспекторов в национальных республиках: так можно в конце концов получить если не новую Чечню, то уж Карачаево-Черкесию четырехлетней давности наверняка. К слову сказать, к тому дело, похоже, и идет. На днях депутаты Народного собрания КЧР из числа абазин и черкесов прямо заявили, что до национальных волнений в этой республике – один шаг. Возникшая напряженность связана именно с интригами кадровой политики.

Как тут не вспомнить, что в советское время на руководящие должности в национальных республиках назначались, как правило, местные кадры. Это не только отвечало духу национальной политики государства, но и способствовало укреплению государственной вертикали. По нынешним же временам подбор кадров представителей федерального округа в национальных регионах приобрел еще большее значение. Ведь от того, насколько глубоко посланец федеральной власти разбирается в проблемах национальной глубинки, порой зависит не больше и не меньше, чем мир и покой на вверенной ему территории. Наломать же дров неуклюжими кадровыми перестановками в национальном сегменте Северного Кавказа – дело нехитрое. Но исправление искусственно взвинченной ситуации может обойтись слишком дорого. Руководители регионов ЮФО – особенно национальных – уже, не скрываясь, косо смотрят на нового полпреда, который явно обманул их ожидания. Например, в одном из первых интервью после вступления в должность Владимир Яковлев пообещал, что все ключевые кадровые назначения на местах будет непременно согласовывать с руководством субъектов. Но куда там!

Например, в Адыгее, где русскоязычных более 70% населения, главным федеральным инспектором при Яковлеве стал национальный кадр. А вот в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Калмыкии, Ингушетии,, где ситуация обратная, федеральные инспекторы – нетитульной нации. Конечно, дело не в том, что одна национальность лучше или хуже другой. Просто должность федерального инспектора предполагает четкое понимание всех хитросплетений межэтнических отношений в регионах: Кавказ – действительно дело чрезвычайно тонкое. Не будучи «своим», знать и ощущать ситуацию, а тем более бескровно «разруливать» возможные конфликты попросту невозможно.

Может даже возникнуть подозрение, что кто-то специально и методично проводит политику провоцирования новых конфликтов на Северном Кавказе. Впрочем, как сказал один умный человек, не надо искать злого умысла там, где имеет место обыкновенная глупость.

Более чем прохладные отношения нового полпреда с главами входящих в Южный округ субъектов – это прелюдия больших внутриполитических проблем. Наблюдатели отмечают, что и стилем руководства, и авторитетом Яковлев значительно уступает своему предшественнику Казанцеву. Если генерал без устали ездил по вверенному округу, наводя мосты взаимопонимания и ликвидируя очаги раздоров, то его сменщик более предпочитает кабинетную работу с выходом на люди разве что по случаю светских тусовок в стольном граде Ростове. С таким подходом к управлению горячим Южным округом далеко не уедешь.

Как известно, национальный вопрос является приоритетным в работе нынешней российской власти, президент постоянно подчеркивает его важность – тем более в отношении Северного Кавказа.

Между тем складывается впечатление, что новый полпред играет на этом поле по своему – одному ему ведомому – усмотрению.

Разве не Владимир Яковлев по должности и по статусу должен первым звонить в колокола о действительном положении дел с той же экономикой Чечни и восстановлением Грозного? Но вместо него выводы пришлось делать самому президенту страны, который самолично проинспектировал чеченскую столицу во время майского визита в республику. Тогда глава государства сказал памятные слова о том, что увиденное его ужаснуло. Это не в последнюю очередь относится и к деятельности Владимира Анатольевича. Ведь кто же, как не он, в первую голову отвечает за происходящее на Северном Кавказе? Кто, как не он, обязан быть главной опорой руководства страны на северокавказском внутриполитическом направлении? Но если президенту самому приходится работать по горячим точкам Чечни и Ингушетии в режиме пожарной команды, то чего тогда стоит полпред?

Не лучше оказалась кадровая политика и в других регионах округа. Так, главным федеральным инспектором по Карачаево-Черкеcии неожиданно был назначен не имевший никакого отношения к республике бывший начальник штаба ставропольских «единороссов» Петр Марченко. Спрашивается: за какие такие организационные заслуги, если в результате его штабной работы кандидаты от партии власти так и не смогли пробиться в депутаты?Или взять историю с назначением одного из бывших замов полпреда «смотрящим» за краем, с губернатором которого у него складывались до этого, мягко выражаясь, весьма непростые отношения. В аппарате Виктора Казанцева и, соответственно, в Центре за этим регионом благодаря интригам этого человека укрепилась репутация едва ли не самого фрондирующего после Чечни, а губернатор неизменно представал в роли злостного коммуниста и сепаратиста. Это обернулось для края, известного на всю страну своими водогрязелечебницами, не столько политическими, сколько экономическими потерями – это сказалось даже на потоке курортников.

Однако Владимир Яковлев рассудил по-своему и отправил его в край инспектором, что никак не могло способствовать стабилизации положения – скорее наоборот.

По информации из аппарата полпреда, его руководитель срочно затребовал предоставить данные по пенсионерам, работающим в федеральных структурах округа. Надо полагать, что на их места готовят очередных «менеджеров нового поколения». Хотя в этом году и сам Яковлев достигнет пенсионного возраста – в ноябре ему исполняется 60 лет.

А из Северной столицы между тем прибыл солидный десант новичков, тут же превратившийся в свиту нового полпреда. В том числе консультанты, с которыми работала возглавлявшая предвыборный штаб на выборах питерского мэра 2000 года супруга Владимира Яковлева – Ирина. Результатом их работы в штабе остались довольны, и когда Яковлев стал вице-премьером, он забрал своих помощников в столицу. Вместе с ними туда же уехала и весьма близкая к семье полпреда сотрудница канала «Петербург» Ирина Теркина.

Между тем многие связывают появление питерской команды в Ростове-на-Дону не столько с пиаровскими целями, сколько с обеспечением бизнес-интересов «семьи». По информации «Еженедельного журнала», Ирина Яковлева владеет сетью супермаркетов «Пятерочка» в Петербурге, Москве и других городах (всего около 100 точек). При этом официальными учредителями сети с миллионными оборотами в долларах являются десяток пенсионеров из города Колпино, скинувшиеся на уставный капитал по нескольку сотен рублей. Кстати, первые магазины этой серии были построены мощной строительной фирмой «ЛЭК», которой владеет сын Яковлевых. Людмила Нарусова как-то в ответ на упрек питерских журналистов в том, что ее дочь ходит вся в бриллиантах стоимостью сотни тысяч долларов, заявила, что губернаторское чадо приобрело дом в Лондоне ценою в миллион «зеленых». Ирина Яковлева также имеет в своем распоряжении отнюдь не маленький кирпичный завод, сама контролирует несколько крупных строительных компаний, часть топливно-энергетического комплекса города, а также заводы по производству тротуарной плитки. Теперь же бизнес Яковлевых обещает прирасти еще и краснодарскими и ростовскими площадками. Между прочим, некоторое время назад бывшему полпреду Казанцеву поставили в вину то, что его супруга учредила внебюджетный региональный фонд. Но семейство нынешнего полпреда ведет бизнес с куда большим размахом – и ничего!

Рыцари самопиара

С Яковлевым из Петербурга прибыла целая команда пиарщиков. Поскольку реальными успехами похвастаться полпред пока не может, то ему остается только информационная поддержка. И, надо сказать, она ему обеспечивается неплохо. Это на сегодня самый упоминаемый полпред. Если верить многочисленным публикациям, то Яковлев практически вездесущ. Он открывает стадионы, кинофестивали, новостройки. Но чаще всего проводит в регионах совещания и заседания. С депутатами, силовиками, учителями, рыбаками…

Их столько, что впору вспомнить другого Владимира, Маяковского, с его знаменитым: «О хотя бы еще одно заседание относительно искоренения всех заседаний»! Особенно поражают умные и оригинальные фразы о той же Чечне. После совещания с чеченскими силовиками он, в частности, заявил: «Я поставил перед ними задачу борьбы с бандитизмом, терроризмом и особо выделил необходимость положить конец позорным фактам похищения людей». Такие задачи ставятся уже пятый год, а воз, как говорится, и ныне там. Не менее оригинальным выглядит его умозаключение о том, как искоренить взяточничество при выдаче компенсаций за утрату жилья. «Никаких взяток давать нельзя. Государственные чиновники должны оформить этот процесс сами. Люди не должны давать деньги жуликам». Надо ли говорить, что подобные высказывания у тех же жителей Чечни вызывают лишь горький смех. А и без того невысокий авторитет полпреда после таких слов тает, как шагреневая кожа.

В Ростове бывший «умывальников начальник и мочалок командир», вице-премьер по российскому ЖКХ стал завзятым театралом и бывает в местном драматическом театре регулярно. Под ироничные улыбки местных журналистов он на каждой пресс-конференции докладывает о том, где и какой спектакль посмотрел, на каком концерте побывал. И, видимо, по простоте душевной, даже не представляет, насколько нелепо выглядят подобные отчеты о собственной светской жизни в пылающем, голодающем и нищем округе.

Вверх по ведущей вниз лестнице

Между тем ситуация в Южном округе имеет четкую и стойкую тенденцию к ухудшению. Теракты, вылазки боевиков в Чечне, а теперь – и в Ингушетии совершаются практически каждую неделю. Более того, диверсии все больше происходят в соседних регионах. В мае была взорваны нефтебаза в Нефтекумске, что на Ставрополье, а также поезд МоскваВладикавказ. Недавно чеченские боевики совершили показательный рейд по Ставрополью, чем вызвали панику у местных жителей, еще не забывших Буденновск. В Ростовской области из-за серии преднамеренных банкротств предприятий поднялась невиданная волна протестов. В пикеты и на демонстрации люди выходят уже тысячами. Долги по зарплате достигают десятков миллиардов рублей. Ростовские шахтеры проводят голодовки, каковых здесь не было с прошлого века. Акции протеста проводят инвалиды, чернобыльцы… О ситуации в области можно судить хотя бы по тому факту, что в Красном Сулине объявили голодовку против произвола местных властей даже работники казачьего рынка – случай беспрецедентный. Ко всему этому добавляются кадровые проблемы в аппарате самого полпреда.

Есть основания полагать, что полпред постепенно утрачивает контроль над ситуацией в округе и становится этаким зиц-председателем Фунтом. Руководители регионов, особенно национальных республик, вообще воспринимают его как агрессивного чужака, совершенно не владеющего элементарными азами национальной политики. И если он еще провалит ближайшие губернаторские выборы в Волгоградской области и Ставропольском крае, то можно будет говорить о конце этого этапа карьеры. Но кем его могут назначить? Может быть, бросят на сельское хозяйство?

Дамоклов меч Страсбурга

Большая личная и карьерная неприятность ожидает полпреда и с другой стороны – из Европы. Еще в 1997 году, в бытность свою губернатором Северной столицы, Владимир Яковлев вместе с родственником Андреем Яковлевым захватили чердак в доме №12 по Малой Конюшенной улице. Это центр города, заповедная зона. И соседка, 75-летняя Лидия Тумасова, чтобы не портить заповедную зону, сушила белье на чердаке. Яковлевы же решили устроить там что-то вроде гостиной для организации вечеров.

Лидия Тумасова подала судебный иск. И районный суд признал ее правоту и постановил освободить чердак. Ответчики подали апелляцию, и следующая инстанция отменила решение районного суда. А тут как раз и сам губернатор утвердил закон, по которому все чердачные помещения передавались в пользу города.

Пенсионерка, однако, не сдалась. Она засела за книги о юриспруденции и пошла по инстанциям дальше. И когда все российские суды были пройдены, дама обратилась в Страсбургский суд по правам человека. Совсем недавно ей пришло уведомление о том, что дело будет обязательно рассмотрено. И в случае решения в пользу истицы Владимир Яковлев попадает в очень неприятное положение. Потому что чиновников такого уровня Страсбургский суд еще не судил…"