Северокавказские олигархи

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Северокавказские олигархи

Бизнесмены с Кавказа: Гуцериев, Керимов, Каноков, Боллоев, Бокоев, Бажаевы, Джабраиловы, Сайдуллаев, Арсамаков

Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::22.05.2007, Горцы и деньги. Бизнесмены с Кавказа предпочитают не раздражать власти

Иван Сухов

Скандал с предъявлением обвинения в незаконном предпринимательстве главе нефтяной компании «Русснефть» Михаилу Гуцериеву уже успел вызвать аналогии с делом ЮКОСа. Заговорили о серьезном ухудшении отношений г-на Гуцериева с властью, что может вылиться даже в переход "Русснефти", входящей в десятку крупнейших нефтедобывающих компаний страны (годовая добыча около 14,5 млн тонн), под контроль государства. Еще не забыта история со "Славнефтью", от руководства которой г-н Гуцериев был отстранен в 2002 году.

Впрочем, вряд ли сценарий, подготовленный и реализованный для компании Михаила Ходорковского, будет повторен в отношении "Русснефти". Но ситуация вокруг г-на Гуцериева вновь заставляет обратить внимание на взаимоотношения бизнеса и власти. В данном случае в региональном разрезе: у всех северокавказских олигархов весьма своеобразные отношения с властями как в Москве, так и в регионах происхождения. Но в большинстве своем они предпочитают не раздражать власти. Хотя г-ну Гуцериеву, видимо, это не удалось.

Михаил Гуцериев (входит в десятку самых состоятельных российских бизнесменов северокавказского происхождения) приходится родным братом Хамзату Гуцериеву, бывшему министру внутренних дел Ингушетии при Руслане Аушеве. В 2002 году, после досрочной отставки г-на Аушева, Хамзат Гуцериев баллотировался в ингушские президенты. Он попытался сплотить вокруг себя сторонников бывшего главы республики, но был исключен из списка участников предвыборной гонки. Федеральный центр поддерживал своего кандидата -- генерала ФСБ Мурата Зязикова, который и по сей день руководит республикой.

В первые годы президентства г-на Зязикова братья Гуцериевы пытались поддерживать оппозицию, однако постепенно утратили интерес к этому процессу. По мнению депутата парламента республики Муссы Оздоева, семья Гуцериевых в разное время многое сделала для Ингушетии, но сейчас ее влияние минимально. Тем не менее Гуцериевы по-прежнему оказываются в числе главных действующих лиц российского Кавказа.

Весной 2004 года Михаил Гуцериев подписал соглашение о взаимодействии с тогдашним президентом Чечни Ахматом Кадыровым, который спустя буквально несколько дней погиб в результате теракта во время праздничных мероприятий в Грозном 9 мая. В сентябре того же года Михаил и Хамзат Гуцериевы одними из первых прилетели в Беслан и несколько часов вели переговоры с террористами, захватившими школу. Итогом переговоров стала встреча с террористами в захваченном здании экс-президента Ингушетии Руслана Аушева, которому удалось освободить нескольких заложников.

В начале прошлого года, по одной из версий, братья Гуцериевы принимали участие в поиске и освобождении тестя президента Зязикова Магомеда Чахкиева. После этого появились сведения о примирении Мурата Зязикова с предпринимательской семьей, а на сайте ингушской оппозиции появилось сообщение о секретных переговорах, которые якобы ведет президент, обсуждая условия передачи своего кресла Хамзату Гуцериеву. Никаких подтверждений этой гипотезы нет по сей день.

Между тем Михаил Гуцериев выглядит уверенно. У него нет сомнений, что проблемы со следственным комитетом разрешатся. К слову, другой брат бизнесмена -- Саид-Салам Гуцериев, также один из самых состоятельных выходцев с Северного Кавказа, -- входит во фракцию «Единой России» в Госдуме.

Членом этой же фракции является богатейший северокавказский бизнесмен, лезгин по происхождению Сулейман Керимов, имя которого значится на 35-й строке глобального рейтинга миллиардеров журнала Forbes. Единороссом г-н Керимов стал весной этого года, покинув ряды фракции ЛДПР. Это случилось после того, как неудачно прославился дорожно-транспортным происшествием в Ницце.

Принять бизнесмена в «Единую Россию» рекомендовал президент Муху Алиев, который чрезвычайно признателен ему за работу по привлечению инвестиций в родную республику. Правда, доходы бюджета (около 18 млрд руб. в год) на несколько порядков меньше состояния г-на Керимова, которое составляет, по разным оценкам, от 12 до 14,4 млрд долларов.

На некоторых зданиях в Москве можно видеть зеленую эмблему с тремя перекрещенными стрелами и двенадцатью звездами. Мало кто знает, что это геральдический символ этнических адыгов и одновременно эмблема компании «Синдика» с годовым оборотом в 30 млрд руб., которую контролирует президент Кабардино-Балкарии Арсен Каноков. Само слово «Синдика» не имеет ничего общего с мрачными сицилийскими синдикатами -- так называлось древнее царство в западной части Северного Кавказа. Адыгами же считают себя не только жители Адыгеи, но также черкесы и кабардинцы, к которым принадлежит и г-н Каноков. По его собственным словам, «Синдика» объединяет около 70 предприятий, занимающихся различными девелоперскими проектами, гостиничным и строительным бизнесом.

Холдинг имеет долю в банке «Центрокредит» и владеет Московским кредитным банком. Годовой оборот «Синдики» также многократно превышает кабардино-балкарский бюджет.

Назначая г-на Канокова на место многолетнего лидера республики Валерия Кокова, федеральный центр рассчитывал на то, что новый президент сможет применить в депрессивном регионе если не финансовый, то по крайней мере управленческий потенциал. (Что случилось на Чукотке, когда губернатором стал Роман Абрамович.)

Примерно того же ждали от Хазрета Совмена, который с 2002 по 2007 год был президентом Адыгеи. Г-н Совмен продал «Норникелю» созданное им в Красноярском крае золотодобывающее предприятие «Полюс» и вошел в первую пятерку самых состоятельных людей Северного Кавказа: его состояние оценивается в 11 млрд руб. Но стать адыгейским Абрамовичем предприниматель так и не смог. Он быстро утратил интерес к происходящему в республике и фактически отдал бразды правления местным чиновникам. Поставив рекорд по числу отставок и назначений премьеров республиканского правительства, г-н Совмен начисто рассорился с полпредом президента России в Южном федеральном округе Дмитрием Козаком, недовольным экономической депрессией в республике, и с большим трудом сохранил свой пост до формального истечения полномочий. Хотя бизнесмен Каноков уже проявил себя как довольно эффективный менеджер в Кабардино-Балкарии, в Адыгее решили не продолжать олигархических экспериментов и сделали новым президентом ректора университета Аслана Тхакушинова.

А вот самый известный осетинский бизнесмен, создатель пивоваренной компании «Балтика» Таймураз Боллоев оказался одним из первых крупных российских предпринимателей, откликнувшихся на призыв главы Южного федерального округа Дмитрия Козака инвестировать средства в восстановление и развитие экономики Северного Кавказа. Продав "Балтику", г-н Боллоев занимается в основном текстильной промышленностью и недвижимостью.

В десятку самых состоятельных людей Северного Кавказа входит еще один осетин Таймураз Бокоев -- руководитель группы компаний «Исток», одного из крупнейших производителей алкоголя. Г-н Бокоев находится в хороших отношениях с главой Северной Осетии Таймуразом Мамсуровым, которому в прошлом также приходилось заниматься водочным бизнесом.

Президент Чечни Рамзан Кадыров сам считается весьма состоятельным человеком. Создал, например, благотворительный фонд имени своего погибшего отца. Объем средств в этом фонде, так же как и их происхождение, обсуждать не принято, но и без этого очевидно, что глава республики не бедствует.

Но состояние г-на Кадырова, скорее всего, пока все-таки уступает состояниям таких «китов» чеченского бизнеса, как братья Бажаевы, братья Джабраиловы, Малик Сайдуллаев или Абубакар Арсамаков. Отношения чеченских олигархов и молодого президента складываются опять-таки по-разному. Малик Сайдуллаев после двух попыток выдвинуть свою кандидатуру на выборах президента Чечни, по сути, перестал интересоваться политической обстановкой на малой родине. Глава Московского индустриального банка Абубакар Арсамаков вступил в конфликт с братьями Ямадаевыми -- бывшими гудермесскими боевиками, ныне соблюдающими лояльность по отношению к г-ну Кадырову. Осенью прошлого года люди Ямадаевых произвели вооруженный захват мясокомбината в Петербурге, который принадлежал семье Арсамаковых, однако возбужденное по этому факту уголовное дело вскоре было закрыто за примирением сторон.

Семейству Джабраиловых принадлежит группа компаний «Плаза», владеющая главным образом гостиницами и недвижимостью в Москве и других российских городах. Умар Джабраилов, в 2000 году баллотировавшийся в президенты России, сейчас является сенатором от Чечни. Для его брата Хусейна "экскурсия" в органы власти уже завершилась. В прошлом году он был назначен вице-премьером правительства Чечни, и аналитики увидели в этом многообещающий союз молодого Рамзана Кадырова с крупным чеченским капиталом, который наконец-то придет на помощь восстановлению Чечни. Но весной этого года г-н Кадыров перевел г-на Джабраилова на должность своего специального представителя в Москве, с которой тот уволился буквально через несколько дней. Одновременно Хусейн Джабраилов сложил с себя полномочия главы общественной организации мусульман «Российское исламское наследие», которую он возглавлял как член Общества потомков чеченских шейхов. В Москве и Грозном упорно циркулируют слухи о том, что Джабраиловы пополнили или вот-вот пополнят список опальных бизнесменов.

Наилучшим образом складываются отношения Рамзана Кадырова с семьей Бажаевых, которым принадлежит группа компаний «Альянс». По некоторым данным, общее состояние президента группы Мусы Бажаева, члена Общественной палаты Мавлита Бажаева и вдовы погибшего в авиакатастрофе в 2000 году Зии Бажаева Мадины оценивается в 18 млрд руб. В прошлом году Мусу Бажаева в своей ново-огаревской резиденции принял Владимир Путин, после чего бизнесмен пообещал вложить в восстановление Чечни 50 млн долл. Обещание вот-вот будет исполнено: на прошлой неделе г-н Бажаев встречался с г-ном Кадыровым и обсуждал перечень проектов, в которые «Альянс» готов вложить свои средства.