Северо-Западный : «Братское» сердце. Винниченко, Нургалиев, Устинов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"

Дело о «братской» группировке сегодня одно из самых громких за последние 15 лет. Впрочем, это дело еще и одно из самых загадочных. Писалось и говорилось о «братских убийцах» много полгода назад, когда были задержаны основные фигуранты. Время прошло, но как об ОПГ, так и о ее предполагаемом лидере Олеге Маковозе достоверно ничего не известно. Людская молва «повесила» на «братскую» ОПГ чуть ли не все громкие и до сих пор не раскрытые убийства в криминальном мире Петербурга. Мы попытались разобраться, что же из себя представляет Олег Маковоз, более известный в определенных кругах как Маклауд.

xml:namespace prefix = o ns = "urn:schemas-microsoft-com:office:office" />

Олег Маковоз родился в 1968 году в Иркутской области. Окончил среднюю школу, после чего служил в армии. Службу проходил в химических войсках Дальневосточного военного округа. В начале 90-х устроился мастером в автомастерскую, потом организовывает собственную станцию.

В 1995 году переехал в Петербург. К этому времени он уже являлся директором фирмы по торговле лесом. В 1996 году учредил частное охранное предприятие «Илтис». По оперативным данным, вошел в состав «братской» ОПГ в середине 90-х. Возглавил группировку, по слухам, примерно в 1999 году, когда погибли в разборках прежние лидеры (Окунев, Кондратьев).

В 2003 году окончил Институт управления и права. Работал начальником управления Госстроя по СЗФО. Из Госстроя уволился осенью 2003 года, когда баллотировался в Государственную Думу по списку Народной партии.

Арестован в феврале 2004 года по подозрению в организации убийства Павла Касаева.

Мастер спорта СССР по дзюдо.

Список киллера

По информации от источников в правоохранительных органах, «братская» ОПГ появилась в Петербурге более десяти лет назад. Занималась мелким рэкетом. В большой войне между питерским криминалитетом участия не принимала, потому что держала небольшой «кусок» в виде нескольких ларьков и магазинчиков. Когда основные группировки потрепали друг друга, «братские» принялись расширять ареал своего влияния. Занимались, как и прежде, рэкетом, однако «крышуемых» коммерсантов становилось все больше и больше.

В конце 90-х «братские» стали проворачивать и серьезные дела, например, экспорт леса и алюминия из Иркутской области через Петербург в страны Балтии. В последующие годы группировка попыталась влезть в топливный и фармацевтический бизнес. По слухам, «братские» сумели организовать прикрытие в милиции и ФСБ. Им стали покровительствовать несколько авторитетных воров в законе, в частности назывался иркутянин Владимир Тюрин, более известный как вор в законе Тюрик, или Тюря.

Кроме того, ОПГ якобы принимала заказы на «устранение». Среди жертв назывались такие авторитетные личности, как Костя Могила, Рома Маршал и Витя Мурманский. По некоторым данным, в разное время «братские» готовили покушения на Владимира Кумарина-Барсукова, недавно отравленного Романа Цепова, Валерия Ледовских, Андрея Мироедова (Мирыча) и даже на главу криминальной милиции Петербурга Владимира Пиотровского.

Всего «братским» собирались предъявить порядка 24 эпизодов, среди которых убийства, вымогательства, разбои, похищения. Но... не предъявили.

Дела у прокурора

Официально Олегу Маковозу предъявлено обвинение лишь по двум эпизодам. Его обвиняют в похищении директора Корниловского фарфорового завода Гейдара Иманова. Целью похищения, как считает следствие, было вымогательство акций завода. Второй эпизод - организация убийства Павла Касаева, считавшегося одним из лидеров «казанской» ОПГ, в марте 1999 года. Дойдут ли хотя бы эти обвинения до суда - покажет время. Пока же нам удалось выяснить, что Павел Касаев был убит после того, как попытался подмять под себя бизнес Рустама Равилова (известного как Рома Маршал). По некоторым данным, Касаеву удалось близко сойтись с одним из приближенных Равилова - Рафисом Кадыровым. Именно Кадыров, по версии следствия, должен был устранить Равилова. Однако информация о планируемом покушении стала известна Роме Маршалу, после чего он соответственно, предпринял превентивные меры.

Олег Маковоз говорит, что он практически не общался ни с Касаевым, ни с Равиловым. Кроме того, он рассказал, что личным телохранителем Ромы Маршала работал Денис Долгушин. Он числился сотрудником «Илтиса», охранного предприятия, принадлежащего Маковозу. Но с 1998 года Долгушин работал у Равилова-Маршала. Именно Долгушин, по материалам уголовного дела, имеет отношение к убийству Касаева.

В начале 1999 года Равилов-Маршал приказал своему бывшему партнеру Кадырову исчезнуть из Питера. В живых, скорее всего, Рафис Кадыров остался случайно, во многом потому, что помог Долгушину убрать Павла Касаева. Но в 2003 году Рафис Кадыров неожиданно появляется в Питере и пытается помириться с Ромой Маршалом, но помириться они так и не успели...

9 июля 2003 года Равилова убивают. Через небольшой промежуток отправился в мир иной и Кадыров.

Рассказывают, что рассчитаться с Кадыровым призывал «офицер по особым поручениям» Маршала - Долгушин. Так это или нет, покажет дальнейшее расследование.

Между тем 14 октября 2003 года на Олега Маковоза тоже покушались. Автором покушения был все тот же Долгушин - но в правоохранительных органах считают, что «покушение» организовал сам Маковоз. На сегодняшний день Долгушин отпущен под подписку о невыезде. По некоторым данным, меру пресечения ему изменили в обмен на показания против Маковоза.

«Меня заказали...»

Сегодня Маковоз-Маклауд сидит в «Крестах» на особом режиме, и прорваться к нему практически невозможно. Однако корреспонденту «МК» в Питере» удалось передать Олегу Маковозу вопросы, на которые он согласился ответить.

- Олег, чем вы можете объяснить то, что вас обвиняют в таком количестве заказных убийств?

- У любого из тех, кто занимается серьезным бизнесом, бывали трения с законом. Чаще всего это уклонение от налогов, некие специфические операции с приватизацией, с растаможкой грузов, получение государственных заказов, где не обходится без своей специфики, да и многое другое. Все понимают и прекрасно знают, что подобные действия подпадают под статью Уголовного кодекса. Но не менее важную роль в российском бизнесе играют и личные отношения с теми или иными людьми. При равных условиях чиновник или тот, от кого зависит принятие решений, отдаст предпочтение хорошо знакомому человеку. Новичку в проектах, способных принести хорошую прибыль, делать нечего. Чтобы устранить более удачливого (читай, имеющего лучшие связи), выбираются разные способы. Например, можно обвинить соперника в преступлениях и запрятать в СИЗО. И это сделать довольно просто, если имеешь наработанные связи в правоохранительных органах.

- Вы хотите сказать, что вас специально упрятали в СИЗО, чтобы вы не могли помешать неким бизнес-проектам? А тех преступлений, в которых вас обвиняют, вы не совершали?

- Я не просто хочу сказать, я это прямо говорю! Если было по-другому, если я действительно совершил то, в чем меня так громогласно обвиняют, то почему на сегодняшний день мне предъявлено всего два обвинения? Да и те весьма спорны. А крику аж на 25 убийств! И ведь все, что касается этого дела, обставляется, с одной стороны, тотальной секретностью, а с другой - постоянным муссированием на страницах газет слухов в виде версий. И ведь эти «версии» ничем не подтверждается, но, видимо, очень уж нужно кому-то, чтобы появлялись именно такие статьи. По-моему, делается это все с единственной целью - сформировать в обществе определенное мнение. И должен заметить, что газеты свое дело уже делают. Это как раз тот случай, когда с помощью подтасовки и «черного» пиара некие люди управляют общественным мнением.

- Вы можете назвать заказчика?

- Я могу предположить, с большой долей уверенности. В 1995 году сразу после регистрации предприятия в Питере к нам стали приходить некие люди и предлагать «крышу». Честно говоря, отстегивать довольно крупные суммы за непонятные услуги очень не хотелось. Мы создали собственную охранную фирму «Ил-тис», которая и осуществляла охрану нашего бизнеса. Наша независимость от криминала многих не устрашала. В частности, очень был недоволен Роман Цепов, который считал себя главным «охранником» Питера. Именно он незадолго до моего ареста настаивал на том, чтобы мы не выпендривались и заключили контракт на охрану с традиционными ЧОПами. А если мы откажемся, нам были обещаны проблемы с правоохранительными органами, что и случилось...

- Кстати, недавно появились новые версии, и теперь вас еще и в отравлении Цепова подозревают...

- Я даже комментировать этот бред не хочу. Во-первых, у меня железное алиби, я в то время находился в «Крестах». А во-вторых, на мой взгляд, само отравление свидетельствует о том, что убил Цепова кто-то из близких. А я в их число никогда не входил.

- Олег, вас прочно связывают с именем некоего Тюрина, вора в законе и теневого хозяина чуть ли не половины всей Сибири. Вы знакомы с этим человеком?

- Да, я действительно знаком с Тюриным. Трудно жить и заниматься бизнесом в Братске и не быть знакомым с одним из самых влиятельных людей Сибири. Но наше знакомство не связано с бизнесом. Мы занимались с Тюриным в одном спортзале. Я серьезно занимался дзюдо - необходимо было поддерживать спортивную форму. Вот в спортзале мы и познакомились. Но общих дел у нас не было. Обвиняют меня в том, что я был правой рукой Тюрина, только на основании того, что мы жили в одном городе. Это так же абстрактно, как и то, что я являюсь лидером «братской» ОПГ. Я о такой группировке вообще не слышал. И тем более никогда не был бандитским авторитетом.

Представители правоохранительных органов от комментариев по делу Маковоза отказались. Владислав Пиотровский, который, по некоторым данным, курирует дело «братской» ОПГ, от беседы с корреспондентом «МК» в Питере» уклонился.

А между тем, делом «братских» интересуются на самом высоком уровне. Летом этого года министр МВД Рашид Нургалиев обратился к главе Генпрокуратуры Владимиру Устинову с заявлением, что расследование по «братской» ОПГ уже несколько месяцев топчется на месте. Тогда в Питер приехала комиссия Генпрокуратуры.

Выяснилось, что прокурор города Николай Винниченко не уделяет никакого внимания этому делу. Был составлен соответствующий акт на имя генерального прокурора России Владимира Устинова. Николай Винниченко вынужден был написать заявление об уходе. Дело же перешло в ведение Генпрокуратуры.

"