Северо-Западный : Дело о пропавшем журналисте. Мирилашвили

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"Так вполне могла бы называться одна из новелл «Золотой пули» - коллективного детектива сотрудников Агентства журналистских расследований. Большую их часть как раз и редактировал Максим Максимов в бытность свою сотрудником АЖУРа. Увы, пропавшим журналистом оказался сам Максимов, специальный корреспондент журнала «Город». Исчезновение известного журналиста, да еще пишущего на острые криминальные темы, - событие экстраординарное. Замешана здесь его профессиональная деятельность или за этим стоят иные, более прозаические причины?

Максим Максимов пропал в первые дни июля, буквально накануне своего 41-го дня рождения. 29 июня, во вторник, он был на заседании суда по делу об убийстве Галины Старовойтовой в горсуде. Коллеги, следящие за процессом (включая и меня), сидели с ним на соседних скамьях. Примерно тогда же его последний раз видели и в редакции «Города» на 2-й Советской, где он передал секретарю очередной материал в номер - интервью с главой Управления Минюста по СЗФО Александром Бастрыкиным. Вечером в четверг, 1 июля, Максимов должен был созвониться со знакомой девушкой. Но так и не позвонил, на ее же звонки не откликался ни по домашнему, ни по мобильному телефону. Девушка подъехала к квартире журналиста - дверь заперта, в окнах - ни проблеска света, машины - черного «Форда Эскорт» под окнами, где Максимов обычно ее парковал, нет...

Всерьез тревогу забили, когда он так и не проявился к субботе, 3 июля, - дню своего рождения. А 9 июля специально прилетевшая из Германии мать Максима, его друзья и коллеги обратились в милицию с просьбой начать розыски. Частным образом к розыску подключились и бывшие коллеги Максимова из Агентства журналистских расследований, сотрудники «Города» и некоторых других изданий.

В то, что Максимов мог, никому не сказавшись, отправиться в отпуск или пуститься в загул, с каждым днем верится все меньше. Да и не водилось за ним подобного ни за время работы в «Смене» в качестве корреспондента отдела культуры, ни за период работы в отделе расследований АЖУРа, ни после перехода в «Город».

Первая мысль, приходящая в голову, когда с кем-то из журналистов случается беда, - искать причину в его профессиональной деятельности. Казалось бы, известный журналист-расследователь, пишущий на острые криминальные темы: дело Михаила Мирилашвили, дело об убийстве Галины Старовойтовой, дело об убийстве Руслана Коляка и покушении на советника Геннадия Селезнева Михаила Ошерова, аферы в сфере недвижимости... список публикаций Максима Максимова можно продолжать долго.

- Маловероятно, что произошедшее связано с журналистикой, - считает главный редактор «Города» Сергей Балуев, - ни по одной из его публикаций не было каких-либо проблем: судебных исков или даже предъявления обычных претензий со стороны героев публикаций Максима.

С этим мнением согласны большинство коллег журналиста. Максимов педантично соблюдает правила журналистской «техники безопасности» при работе с информацией - не быть ее эксклюзивным носителем, ставить коллег в известность о темах, над которыми идет работа, стараться получить комментарии от всех заинтересованных сторон, консультироваться с юристами по скользким моментам. Немалую помощь в этом ему оказывали широкие знакомства среди сотрудников правоохранительных органов и адвокатуры. А также удостоверение помощника одного из петербургских адвокатов.

Журналистская деятельность Максимова - на виду. Та же часть его жизни, что лежала вне пределов журналистики, как ни странно, малоизвестна. Несмотря на широкий круг знакомств. Вернее, даже три круга (если не больше), которые практически никак не пересекались между собой: коллеги-журналисты, люди из правоохранительных органов и адвокатуры, знакомцы из мира богемы - артисты, художники, музыканты...

Осмотр квартиры Максимова не дал явных зацепок к загадке его исчезновения. Никто не проникал в нее ни тайно, ни явно после ухода журналиста из дома и до того момента, как двери были открыты сотрудниками милиции и родственниками 9 июля. Нетронутыми лежали записные книжки, материалы к статьям, документы на квартиру, вещи. Не были даже выключены компьютер и радиоприемник - такое ощущение, что хозяин совсем ненадолго вышел из дома, чтобы вскоре вернуться.

Уже в ходе поисков Максимова стало известно, что он собирался продавать свою квартиру, чтобы купить себе более просторное жилье. Может быть, тайна его исчезновения лежит в сфере недвижимости? Но ведь именно Максимов среди всех петербургских журналистов, пожалуй, самый информированный человек именно по этой теме, который знает о всех опасностях и подводных камнях операций с жильем - многие его журналистские расследования были посвящены как раз этой теме. Кроме того, готовясь к ним, в свое время он досконально изучил риелторский бизнес и даже прошел обучение в одном из агентств недвижимости. Да и документы на квартиру остались на месте. К тому же, насколько известно, вопрос со сменой жилья у него пока не шел дальше намерений.

Наиболее вероятно, что исчезновение Максима может быть как-то связано с его автомобилем - достаточно приличная иномарка стоимостью в несколько тысяч долларов вполне могла привлечь внимание «дорожных охотников». Тех, кто под видом пассажиров подсаживается в автомобили, чтобы, заманив водителя в глухое место, избавиться от него, а машину продать или разобрать на запчасти.

Впрочем, не исключена и любая другая криминальная ситуация - на улицах Петербурга их немало. Любой горожанин может стать ее жертвой: журналист он, коммерсант, пенсионер или домохозяйка...

И все же мы, коллеги Максима, продолжаем надеяться. Поиск продолжается."