Северо-Западный : Заповедник. Евдокимов, Ефремов, Катанандов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



Карелии до сих пор сохраняется режим административного предпринимательства, который в других регионах рухнул под натиском федеральных холдингов

На первый взгляд Карелия по своей экономической структуре и типу политического режима мало отличается от соседей - Мурманской и Архангельской областей. Как и Архангельская область, Карелия богата лесом. В республике, как и на соседних территориях, представлены интегрированные бизнес-группы (ИБГ). Здесь действуют « Северсталь», СУАЛ, концерн «Орими» и некоторые другие группы.

Политический режим в Карелии также напоминает систему власти во многих других регионах Северо-Запада. Глава республики Сергей Катанандов принадлежит к поколению политических лидеров, которые пришли во власть во второй половине 1990-х годов. Катанандов был избран на свой первый срок в 1998 году, а в 2002-м вновь выиграл выборы. Примерно в то же время - в 1996 году - стали губернаторами глава Мурманской области Юрий Евдокимов (успевший дважды подтвердить свои полномочия) и глава Архангельской области Анатолий Ефремов (недавно проигравший очередные выборы). Стилистика правления Катанандова близка той, что придерживался Ефремов и в меньшей степени Евдокимов, - наилучшим образом ее можно определить как административный патернализм.

Однако несмотря на некоторое сходство, конфигурация групп интересов в Карелии значительно отличается от существующей в соседних областях.

Начальные условия

По сравнению с нефтяным или металлургическим рынками, для которых характерна олигополия, в лесной промышленности не так велика роль ИБГ, являющихся трансрегиональными игроками (например, «Илим Палп» или «Базовый элемент»). «Нефтянка» предполагает высокие стартовые инвестиции, поэтому малые и средние компании постепенно вытесняются с этого рынка более сильными конкурентами. Лесозаготовка требует значительно меньших вложений. Часть леспромхозов Карелии в последние годы были приобретены крупными целлюлозно-бумажными компаниями, однако многие небольшие лесозаготовительные предприятия по-прежнему независимы. Крупные ЦБК республики не вошли в состав федеральных ИБГ, также оставаясь региональными игроками. Соответственно, они в значительно большей степени, чем Котласский и Архангельский целлюлозно-бумажные комбинаты, которые стали стержневыми предприятиями для российских холдингов, зависимы от власти субъекта РФ.

ИБГ, действующие на территории республики, по всей видимости, не рассматривают ее как стратегический для своего бизнеса регион и не стремятся активно утверждать здесь свое политическое влияние. «Я не могу сказать, что холдинги ставят какие-то задачи перед правительством республики, - утверждал в интервью корреспонденту «Эксперта С-З» министр экономического развития Карелии Александр Грищенков. - Проблема в большей степени состоит в том, что они не берут на себя обязательства, например по увеличению налоговых поступлений. От нас не требуют ни решения каких-то сверхзадач, ни протежирования, ни особых подходов».

Отсутствие ярко выраженной заинтересованности со стороны холдингов в проведении той или иной экономической политики на региональном уровне увеличивает степень взаимной автономии предприятий, входящих в состав ИБГ, и республиканских властей.

Чучхе по-карельски

Итак, ключевую особенность политико-экономической системы Карелии, которую политолог Олег Реут вслед за Ириной Хакамадой определил как «экономический феодализм», можно описать следующим образом: к наиболее влиятельным группам интересов здесь принадлежат прежде всего средний и крупный местный бизнес, а не федеральные холдинги.

Необходимость постоянного взаимодействия между бизнесом и властью в лесном комплексе заложена в самой процедуре распределения лесных участков. Конкурс на распределение участков проводит Лесосырьевая комиссия, в которую входят как представители республиканского правительства, так и федеральных органов - Министерства природных ресурсов, ФСБ, Федеральной налоговой службы. Несмотря на то что формально региональные власти не имеют большинства в комиссии, они способны оказывать существенное влияние на результаты ее работы. По утверждению председателя Госкомитета по лесному и горнопромышленному комплексу Карелии Владимира Юрьева, в своей оценке конкурсных заявок комиссия учитывает несколько критериев. Оценивается как экономическая эффективность проекта, так и его привлекательность с точки зрения потенциальных поступлений в республиканский бюджет и социального развития соответствующих районов республики.

Неудивительно, что правительство Карелии выступает резко против заложенного в проекте нового Лесного кодекса аукционного механизма распределения участков. В случае принятия этого проекта единственным основанием выбора станут суммы, предложенные участниками аукциона. Тогда республиканские власти потеряют инструмент контроля за распределением леса. Впрочем, проблема здесь не только в большей коррупционной емкости существующего конкурсного механизма или борьбе за административный ресурс между регионом и федеральным центром. С переходом на аукционную систему региональным властям станет намного труднее ставить свое условие - выделение лесных участков напрямую связано с тем, принимают ли компании на себя определенные социальные обязательства. Соответственно, на региональный бюджет, который и так сегодня сводится с большим дефицитом, ляжет дополнительная нагрузка.

Еще одним инструментом, с помощью которого республиканские власти могут регулировать лесную отрасль, являются принадлежащие им пакеты акций компаний ЛПК. В частности, в собственности регионального правительства находится контрольный пакет акций «Кареллеспрома». Это крупнейшая по объемам заготовки компания в Карелии, объединившая множество леспромхозов. Один из флагманов региональной экономики - целлюлозно-бумажный комбинат «Кондопога» во главе с Виталием Федермессером тоже связан с правительством узами собственности: республике принадлежит 10% его акций. Как говорят в Карелии, «десять процентов - это тот язык, на котором власть общается с Федермессером».

Действительно, глава «Кондопоги» не без некоторых оснований опасается, что его ЦБК может стать объектом враждебного поглощения со стороны финансово более мощных структур. Один из инструментов такого поглощения - приобретение пакета акций, находящегося сейчас в собственности республиканского правительства. В прошлом году этот пакет уже был выставлен на продажу. Однако после того, как Федермессер приобрел у предпринимателя Леонида Белуги, считающегося близким к руководству республики, Суоярвскую картонную фабрику и Ляскелевский бумажный комбинат - далеко не самые перспективные или, говоря прямо, достаточно проблемные активы, - республиканский пакет акций ОАО «Кондопога» был снят с торгов. Нельзя исключать, что он послужил рычагом, с помощью которого руководству республики удалось навязать Федермессеру невыгодную для него сделку.

Хотя у правительства нет акций других крупнейших предприятий местного ЛПК, все они в той или иной степени зависят от кабинета главы республики Сергея Катанандова и предпочитают его поддерживать. В частности, это касается второй (после «Кареллеспрома») по объемам заготовки древесины компании - «Запкареллеса», генеральным директором которой является Юрий Спиридонов. По оценке большинства опрошенных нами экспертов, Спиридонов, несмотря на достаточно высокую степень автономии, абсолютно лоялен Сергею Катанандову. То же можно сказать о Сегежском ЦБК. Нынешний менеджмент компании (генеральный директор - Василий Преминин) многим обязан руководству республики - при помощи Катанандова ему удалось получить контроль над предприятием после того, как его покинули предыдущие владельцы - шведский концерн AssiDomain.

Бизнесмены и политики

Кроме представителей лесного комплекса, в Карелии есть заметные предприниматели, работающие в других отраслях, они обладают своими интересами и взаимодействуют с региональными властями. Особенностью карельских бизнесменов является то, что их часто трудно отделить от политиков: Карелия остается одним из регионов России, в которых сохраняется режим административного предпринимательства, повсеместно распространенный в середине 1990-х.

Одним из наиболее влиятельных в республике предпринимателей считается Леонид Белуга, владеющий бизнесом в самых разных областях (от торговли до медиа-бизнеса), его основной актив - завод «Петрозаводскмаш» (находящийся, кстати, не в лучшем состоянии). Заметной фигурой является также Василий Попов, владелец Олонецкого молочного завода и предприятий общественного питания в Петрозаводске. Попов несколько лет возглавлял администрацию Олонецкого района и на выборах 2002 года безуспешно пытался составить конкуренцию Катанандову. Он является активным деятелем карельского «Яблока», депутатом Законодательного собрания республики и считается открытым оппонентом главы Карелии.

Петрозаводский предприниматель Давлетхан Алиханов владеет девелоперским бизнесом. Он связан с карельским отделением ЛДПР, так же, как и Попов, был выбран депутатом карельского парламента, принимал активное участие в прошедших в апреле выборах в Петрозаводский городской совет, профинансировав избирательную кампанию некоторых депутатов. Следующий в списке политически ангажированных бизнесменов - Николай Макаров, генеральный директор АО «Карелстроймеханизация», занимающегося дорожным строительством (тоже депутат Законодательного собрания и бывший лидер карельской «Единой России»). Нынешний мэр Петрозаводска Виктор Масляков раньше был генеральным директором компании «Славмо», над которой он и сейчас сохраняет контроль. Министр сельского хозяйства республиканского правительства и нынешний лидер «Единой России», в прошлом - глава Петросовета Владимир Собинский является совладельцем нескольких хлебозаводов.

Влияние, которое средний бизнес оказывает на республиканскую политику, в полной мере проявилось на состоявшихся в апреле выборах в городской совет Петрозаводска.

Ключевой конфликт

Одним из структурных расколов, характерных для Карелии, является противоречие между республикой в целом и ее административным центром - Петрозаводском, которое находит свое выражение в борьбе политических элит. Конфликт между мэрами региональных столиц и губернаторами характерен для многих российских регионов.

Причины конфликтов такого рода лежат на поверхности. Региональные центры, с одной стороны, стремятся к большей автономии от местных властей, а с другой - к более активному участию в региональном бюджетном процессе. Естественно, что становление независимых центров влияния наталкивается на сопротивление губернаторов. В Карелии конфликт между петрозаводскими и республиканскими властями уже имеет сравнительно долгую историю.

Сергей Катанандов до своей победы на выборах главы республики возглавлял Петросовет. Мэром Петрозаводска стал заместитель Катанандова Андрей Демин (Демина финансово поддерживал на выборах уже упоминавшийся Василий Попов). Однако через некоторое время между Деминым и Катанандовым начался конфликт, против Демина было возбуждено уголовное дело и все закончилось его переизбранием. Новым мэром в 2002 году был избран еще один заместитель Катанандова - Виктор Масляков.

Масляков с полным основанием может быть назван креатурой Катанандова, однако в последнее время между ним и главой республики появились довольно отчетливо выраженные противоречия. Одной из причин является стремление Маслякова утвердить себя как политика республиканского значения. В Петрозаводске рассказывают о социологическом опросе, который Масляков заказал, чтобы проверить свою популярность в районах республики; о рекламном интервью с ним, опубликованном в журнале «Босс» и явно не рассчитанном на петрозаводскую аудиторию; о стремлении утвердить себя как возможную альтернативу Катанандову в глазах федеральных властей.

Впрочем, отношения между Катанандовым и Масляковым нельзя охарактеризовать как однозначно враждебные. По всей видимости, Катанандов, как и многие в Карелии, понимает, что противоречия между республикой в целом и ее столицей неизбежны. Понимает это и Масляков: «Между столицей и регионом всегда были и будут определенные трения, потому что при принятии бюджета мы, конечно, защищаем интересы города», - сказал корреспонденту «Эксперта С-З» петрозаводский мэр. Задачей Катанандова является не война против Маслякова, а скорее создание такой политической конфигурации, чтобы его автономия была ограничена.

Об этом можно судить по результатам выборов в Петросовет. Неформальный блок Маслякова, составленный из нескольких бизнесменов, близких к петрозаводскому мэру, потерпел на них поражение. Зато «блок Макеева», пользовавшийся большим расположением главы республики (и опять-таки состоявший преимущественно из представителей бизнеса), а также близкая к Катанандову «Единая Россия» добились успеха. Успешно выступили и кандидаты, поддержанные Давлетханом Алихановым. Влияние главы республики на Петросовет обеспечивает механизм, с помощью которого он может контролировать петрозаводского мэра.

Отдельно следует отметить активное участие, которое приняли в прошедших выборах представители петрозаводского среднего бизнеса. Активность объясняется прежде всего тем, что по новому закону о муниципальном самоуправлении петрозаводские власти вынуждены будут выставить на продажу муниципальную собственность, владение которой не связано непосредственно с исполнением властных функций. Приватизировано будет много коммерчески привлекательной недвижимости, и, соответственно, ее потенциальные покупатели хотят иметь свое лобби в Петросовете. Кроме того, депутатский мандат Петросовета является хорошей стартовой площадкой для грядущих выборов в Законодательное собрание республики.

Каковы перспективы в противостоянии петрозаводских и республиканских властей? По всей видимости, Маслякову или тому, кто окажется на его месте, не удастся повторить опыт Катанандова и стать главой Карелии. Как отмечает Елена Белокурова в своей статье об автономии местного самоуправления в Петрозаводске, ресурсная база этого города за последние годы уменьшилась. Городские машиностроительные предприятия только-только выходят из кризиса, в то время как лесозаготовка и переработка, расположенные в районах, приобретают все большее значение. В то же время трудно ожидать, что автономия Петрозаводска будет существенно урезана: этому препятствуют и традиции последних десяти лет, и соседство Финляндии, поддерживающей через разнообразные механизмы муниципальную автономию.

Pro и contro

Что может повлиять на развитие и структуру групп интересов в Карелии в ближайшие годы? Во-первых, более активная деятельность в республике компаний федерального уровня и распространение неподконтрольного региональным властям бизнеса. Это может произойти, например, в результате приобретения внешними инвесторами активов в целлюлозно-бумажной промышленности или появления новых игроков на рынке лесозаготовок после принятия Лесного кодекса. Едва ли оппозицию Катанандову способны составить местные бизнесмены, объединившиеся в какую-либо коалицию. Зависимость регионального бизнеса от властей слишком велика, а интересы различных его представителей слишком разнятся для выработки общей позиции.

Агентом изменений политического режима республики может стать и федеральная власть. Сейчас ничто не позволяет делать выводы о возможном неприятии Катанандова в Кремле. Однако если это произойдет (Катанандову, например, могут припомнить активное участие в лужковском «Отечестве» в 1999 году и явные федеральные амбиции), то электоральные перспективы нынешнего главы республики (следующие выборы состоятся в 2006 году) могут оказаться под сомнением. И наконец, было бы ошибкой полагать, что оформленные группы интересов полностью определяют региональные политические процессы. В пользу архангельского губернатора Анатолия Ефремова на состоявшихся в этом году выборах говорило все - и молчаливая поддержка Кремля, и отсутствие открытой оппозиции со стороны мощных экономических структур (за исключением группы компаний «Титан»). Однако несмотря на это Ефремов проиграл вчистую. При всех дефектах российской политики результаты выборов в конечном счете определяет мнение большинства избирателей.

О проекте

Цель проекта «Центры влияния в Северо-Западном федеральном округе» - составление своего рода «политэкономической карты» этой территории России. Мы стараемся охарактеризовать текущую политическую и экономическую «повестку дня» в регионах, а также, что очень важно, дать прогнозы на обозримую перспективу.

В каждом из регионов, где осуществлялось исследование (Республика Коми, Архангельская, Калининградская, Новгородская, Мурманская и Вологодская области), журналисты «Эксперта Северо-Запад» проводили от 15 до 25 глубинных интервью с представителями региональной и федеральной элиты.

Наши респонденты - главы администраций территорий, их первые заместители, руководители крупнейших компаний, другие политические и деловые лидеры. Данные интервью и легли в основу публикаций «Центры влияния в Северо-Западном федеральном округе». "