Северо-Западный : Люди белого цветка. Позгалев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"24 марта — Всемирный день борьбы с туберкулезом. Его еще называют «День белого цветка» — это символ опасного заболевания. В Вологде больные туберкулезом значительно ущемлены в своих правах и находятся на положении прокаженных, в то время как болеют не только маргиналы, но и самые обычные люди, заразившиеся в общественном транспорте, в магазине, просто на улице.

Чужой среди своих

Юрий Кузнецов болен уже четвертый год. Он заразился в местах лишения свободы и вместе с тремя своими товарищами был в тяжелом состоянии направлен в областной тубдиспансер. Они зацепиться за жизнь не смогли, в живых остался он один, но и он поправиться уже не сможет. На нем всю жизнь будет клеймо «опасен». Нет такой работы, на которой он может работать, с людьми из внешнего мира он не имеет права общаться, чтобы их не заразить, а в доме, где он прописан, его сторонятся.

У Кузнецова есть любящая жена Юлия. Она ждала его из заключения, пока он в больнице — а это 9 месяцев в году, — она каждый день навещает его, она работает, чтобы содержать себя и его — ведь ему работать нельзя, но добиться элементарных нормальных условий жизни супруги не могут. Юрий прописан в квартире родителей жены, где проживают сами родители, сестра Юлии с мужем и двумя маленькими детьми, Юлия и Юрий. Когда Юрий возвращается из больницы домой, вторая молодая семья спешно переезжает на съемную квартиру, чтобы уберечь детей от заражения. Тесть и теща в присутствии «опасного» зятя ходят на кухню и в ванную только после того, как хорошенько поработают две специальные лампы?облучатели, убивающие микробов, — их тубдиспансер смог установить в квартире Кузнецовых с помощью центра помощи пенсионерам и инвалидам. В прошлом году Юрий смог побыть дома только три месяца.

Если бы у него и Юлии было отдельное жилье, положенное, кстати сказать, по закону, супруги перестали бы чувствовать себя прокаженными, которые должны извиняться за свое присутствие среди «нормальных» людей — они могли бы просто жить. Они бы виделись не только в больничной палате, Юрию не приходилось бы испытывать невольное чувство вины за то, что ему нужно поесть на общей кухне или помыться в общей ванной. Юлия Кузнецова готова пройти этот путь до конца — и она бы чувствовала себя счастливой, если бы просто жила вместе с неизлечимо больным мужем, и им не нужно было бы разлучаться на 9 месяцев в году только потому, что Юрий может жить только в стенах тубдиспансера.

Диагноз: бездомные

Когда Юрий встал на учет как опасный больной, закон обязывал власти предоставлять таким, как он, отдельное жилье в течение одного года. Всего в 2004 году на очереди стояло еще 11 нуждающихся в улучшении жилищных условий. Вскоре четверо умерли, шестерых вылечили, и остались только двое — Кузнецов и Демидова. «Но Демидовой продолжали говорить, что она на очереди третья, а Кузнецову — что он девятый! — возмущается сестра Юлии Кузнецовой Любовь. — Получается, что этот пункт закона вообще не работает: насколько мне известно со слов специалистов тубдиспансера, с 2004 года в Вологде ни один больной туберкулезом не получил жилье».

Через год квартиру семьям Кузнецовых и Демидовых, конечно, не дали. А потом изменилась законодательная база: теперь больные заразной формой туберкулеза имеют право «на внеочередное предоставление» им отдельного жилья — эта формулировка объединяет вообще всех «внеочередников», а их тысячи, и у них своя очередь.

Прокурор города обратился в суд с иском в интересах Юрия Кузнецова, чтобы добиться выделения для него жилого помещения вне очереди. Но представители городской администрации и Департамента строительства, энергетики и ЖКХ заявили, что жилье Кузнецову предоставлено быть не может «в связи с отсутствием финансирования из бюджета на эти цели». Судья Давыдова не сочла эти доводы убедительными и 27 декабря 2007 года обязала городские власти жилье Кузнецовым предоставить. В какой срок будет исполнено это решение — не скажет никто.
В областном тубдиспансере уверены, что лучшим вариантом было бы создание хосписа, дома-интерната либо специального общежития для больных, которые уже никогда не будут здоровы. Пока учреждения, откуда не прогонят «людей белого цветка», просто не существует.

P.S. Фамилии больных изменены в соответствии с Федеральным законом «О СМИ».
"