Северо-Западный : Страховой случай. Волчек, Яковлев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"Это только кажется, что простых обывателей организованная преступность никак не касается, - мол, сидят себе пауки в банке толстого стекла и друг друга поедают, нас никак не трогая. Хотя какая, казалось бы, связь между «мафиозными разборками» и пожаром в жилом доме на Галерной, 50?

Огонь в пятиэтажном жилом доме, часть помещений которого занимают офисы различных коммерческих фирм, вспыхнул среди бела дня 15 марта. Вспыхнул неожиданно, пламя, несмотря на усилия своевременно приехавших пожарных, перекинулось с первого этажа на второй. Пожару присвоили третий, повышенный номер сложности, жильцов пришлось эвакуировать - из огня и дыма пожарные по штурмовым лестницам вывели несколько десятков человек, но без пострадавших не обошлось: шесть человек, включая двух малолетних детей и одного огнеборца, наглотались дыма и получили ожоги. До вечера полтора десятка единиц пожарной спецтехники и несколько десятков бойцов противопожарной службы тушили огонь. Помимо офиса страховой фирмы «Конда», с которого и начался пожар, от пламени сильно пострадала и расположенная выше коммунальная квартира, которая теперь нуждается в расселении. 15 ее обитателям город вынужден был предоставить временное жилье. Говоря о причинах пожара, сотрудники УГПС уверенно называли версию преднамеренного поджога - нашлись свидетели, которые видели, как неизвестные выбили окно в офисе страховой фирмы «Конда» на первом этаже и бросили внутрь бутылку с зажигательной смесью.

«Конда» существует на рынке страхования около десяти лет, входит в президиум Всероссийского союза страховщиков, одно время она даже страховала самолеты, летный состав и пассажиров ГТК «Россия» и авиакомпании «Пулково». Чье неудовольствие могла вызвать такая, казалось бы, солидная фирма? Или, скорее, не сама фирма, а личность ее руководителя Александра Швейделя.

Долгие годы его связывали и деловые и личные отношения с очень авторитетным петербуржцем по фамилии Яковлев. Но не с Владимиром, бывшим губернатором Петербурга, а с Константином, которого в определенных кругах гораздо лучше знали под кличкой Кости Могилы. Причем, как говорят некоторые сведущие в вопросе люди, Константин Яковлев к появлению «Конды» имел самое непосредственное отношение. Правда, поначалу в учредительных документах он не значился - учредителями страховой фирмы «Конда», созданной в 1993 году, выступали фирма Александра Швейделя «Лиговка-сервис», фирма его жены «Ольга» и «Медэлита» (она получила 10 процентов акций «Конды»), созданная рядом ведущих медицинских НИИ Петербурга. Поговаривают, что довольно быстро у Швейделя возникли проблемы криминального характера с некоторыми партнерами, из-за которых он со дня на день рисковал потерять свое страховое детище. И тогда коммерсант бросился за помощью к Константину Яковлеву. А сделать это было непросто - Могила на тот момент отсиживался за границей, только что пережив неудачное покушение на свою персону в Петербурге, да и правоохранительные органы имели к нему немало вопросов, которые они хотели задать Константину Яковлеву лично. Как именно уговаривал Александр Швейдель «авторитета», неизвестно, но уговорил. Тот лично приехал в Петербург и разрешил все возникшие проблемы, получив в благодарность (без официального оформления) ровно половину учредительного пая «Конды». Спустя несколько лет, примерно в 1999 году, Константин Яковлев, решив, что Швейдель не совсем честно выплачивает ему его долю, забрал свою часть. Правда, определенные «партнерские» отношения, по слухам, между Александром Швейделем и Костей Могилой сохранялись - якобы Константин Карольевич помогал решать Швейделю некоторые «пикантные вопросы», особенно с теми людьми, кто увольнялся из фирм коммерсанта с обидой в душе и компроматом в голове. Видимо, Швейделю было чего опасаться от слишком много знающих бывших сотрудников - одна история его недолгой работы вице-президентом печально известной Академии национальной безопасности, созданной в Петербурге под патронажем Геннадия Селезнева, чего стоит. Швейделя в АНБ привел советник Селезнева Михаил Ошеров, но уже в октябре 1998 года Ошеров был тяжело ранен во время покушения в подъезде собственного дома. Швейдель же довольно быстро покинул АНБ - после того как на счета одной из его фирм за некие работы весной 1998 года со счетов АНБ перекочевало около 250 тысяч долларов. Геннадий Селезнев не захотел больше иметь общих дел с Александром Швейделем. Новому вице-президенту АНБ Олегу Тарану также не повезло - осенью 2001 года он был застрелен возле своего джипа.

Осенью 2002 года у Швейделя снова возникли проблемы. На этот раз в Москве. Слишком сладким показался кое-кому кусок страхования самолетов, экипажей и пассажиров ГТК «Россия», который тогда имела «Конда», благодаря близкому знакомству Александра Швейделя с Николаем Шипилем, гендиректором транспортной компании. И снова благодаря вмешательству Константина Яковлева проблема была решена. В благодарность Константин Карольевич был одарен теми самыми 10 процентами акций «Конды», что до этого принадлежали «Медэлите». Правда, в результате эмиссии, проведенной Швейделем, они в конце концов превратились в 1,65 процента. А в мае 2003 года, в самую предъюбилейную пору, в Москве Костя Могила в своем автомобиле был расстрелян киллерами. И в Петербурге начался дележ его наследства.

Как говорят, один из тех, кто считает себя наследником бизнес-империи Константина Яковлева, пришел и к Александру Швейделю - «за долей малой». «Свое» «наследником Могилы» было определено в сумму 1,2 миллиона долларов, плюс выплата уведенного в свое время из АНБ (ее «наследник» также считает собственной вотчиной) - с набежавшими процентами это составило еще около 1 миллиона долларов. Ну а чтобы Швейдель стал поуступчивее, и был подстроен пожар в его офисе на Галерной. Занятно, что «огневые неприятности» посетили не так давно и другого бывшего партнера Константина Яковлева - депутата петербургского Законодательного собрания Дениса Волчека. Сперва неизвестные бросили бутылку с зажигательной смесью в ресторан «Колесо» на Вознесенском проспекте, принадлежащем супруге Дениса Волчека, а через пару недель такой же «коктейль Молотова» был брошен в окно квартиры родителей Волчека.

Впрочем, есть и другие версии поджога офиса «Конды» на Галерной: дальнейшим финансовым планам Швейделя очень мешают судебные процессы, затеянные некоторыми его партнерами, - в таком случае пожар в офисе оказывается очень кстати, вместе с ним сгорают и все документы, на их восстановление требуется время, и суды откладываются на неопределенный срок... Красного петуха могли пустить страховщику и его бывшие сотрудники, обиженные на Швейделя, а таких, по слухам, немало. Правда, во время пожара сгорела и иная документация, в результате чего пострадали многие деловые партнеры «Конды». Да и жильцы дома на Галерной, едва не погибшие в дыму и пламени, потерявшие вещи и крышу над головой, оказались внакладе. Сам же Швейдель благополучно переехал в новый офис своей фирмы, словно по заказу отремонтированный буквально накануне пожара на Галерной."