Секретное правило для сбил человека — свинти номерной знак

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::10.11.2008

Смертельный номер

Секретное правило для VIP-машин: сбил человека — свинти номерной знак и спрячь мигалку

Сергей Канев

Converted 27849.jpg

Кутузовский проспект. Служебный автомобиль генерала спецслужбы, убивший человека

Две недели назад на Кутузовском проспекте произошла страшная авария. Автомобиль «Фольксваген» (А 950 МР 97) с мигалкой сбил 35-летнего москвича. Удар был такой силы, что человеку оторвало голову.

Судя по следу торможения (примерно 300 м), иномарка мчалась со скоростью не менее 150 км в час. [page_23525.htm Служебный автомобиль возил заместителя начальника Управления контрразведки ФСБ Николая Зайцева.] Сразу после аварии на место прибыли высокие чины из ФСБ и МВД, а также бойцы ОМОНа. И первое, что сделали, — быстро сняли номера со спецмашины.

— Официального приказа (насчет свинчивания номеров) я никогда не видел, — рассказал водитель из гаража ФСБ Антон, которого мы попросили прокомментировать явление. — Но во время стажировки нам говорили, что если вдруг случится ДТП, первым делом нужно свинтить номера.

Скорее всего, водителя «Фольксвагена» оправдают. Он уже заявил, что ехал со скоростью 60 км час. А виновным признают погибшего. Мол, находился в неположенном месте.

Converted 27850.jpg

Головная машина кортежа председателя Верховного суда России

Когда год назад машина сопровождения из кортежа председателя Верховного суда Вячеслава Лебедева на Калужском шоссе въехала в «Жигули», один из пассажиров «Жигулей» умер в больнице. Ни у кого не было иллюзий относительно того, чем завершится разбирательство.

Когда в феврале «Мерседес» начальника ГИБДД МВД России Виктора Кирьянова сбил девушку на Солянке и ее госпитализировали с черепно-мозговой травмой, водитель Кирьянова особо не пострадал, а самого генерала чуть позже наградили за вклад в обеспечение безопасности дорожного движения. (Номера, конечно, как положено, тут же свинтили).

Должно быть, то же самое произойдет и в истории с кортежем полпреда президента в Центральном федеральном округе Георгия Полтавченко. 4 ноября этого года, сияя мигалками, кортеж летел из Суздаля во Владимир, и машина сопровождения протаранила «девятку», которая неудачно пыталась освободить дорогу полпреду. Двадцатишестилетний водитель «Жигулей» погиб. И вряд ли у кого-то есть сомнения, что вину спишут на него.

Converted 27851.jpg

Машина сына вице-премьера Иванова (из материалов дела)

Такое бывало не раз. По стечению обстоятельств в списке виновных в авариях почти никогда не появляются машины из кортежей высокопоставленных госслужащих. То же «правило» распространяется на их близких. Вспомнить хотя бы случай с родственником тогда еще министра обороны, а ныне вице-премьера Сергея Иванова. На улице Лобачевского его сын насмерть сбил 66-летнюю пенсионерку Светлану Беридзе.

В материалах уголовного дела, в котором фигурировал сын Иванова (документы есть в распоряжении «Новой»), содержится его сообщение об аварии. Вот сокращенный фрагмент вполне спокойного разговора с оператором Службы спасения:

«Иванов: Здравствуйте, меня зовут Александр. Я сбил женщину на улице Лобачевского.
Оператор: В Москве?
Иванов: Да. В Москве. Ей, по-моему, очень плохо.
Оператор: Ваша женщина в сознании?
Иванов: Я боюсь, что нет. Плохо лежит совсем.
Оператор: Кровотечение есть у нее?
Иванов: Да, да. Внешне есть.
Оператор: Какая ваша машина?
Иванов: «Фольксваген-Бора».

Судя по характеру переломов и травм пенсионерки, можно предположить, что Иванов двигался со значительной скоростью. Но уголовное дело закрыто. Следователь Ларюшкин доказал, что Иванов-младший скорость не превышал, просто обзор ему закрывала некая «Газель».

В августе 2007 года родственница бывшего министра здравоохранения Михаила Зурабова сбила беременную женщину, которая погибла на месте. Итоги уголовного дела никого не удивят, потому что родственницу направили в психиатрическую клинику.

Известно, что нынешний российский президент Дмитрий Медведев в прошлом тоже попадал в аварии. Двадцатого декабря 2002 года во втором часу ночи на Кутузовском проспекте его «БМВ» столкнулась с «Тойотой», за рулем которой находилась балерина Большого театра Ольга Журба. Сработали подушки безопасности. Дмитрий Медведев отделался легким испугом. Не пострадала и балерина. За ремонт «БМВ» Медведева ей пришлось выложить 3,5 тысячи долларов. Прошло всего полтора месяца, и снова с машиной Медведева случилась авария. На этот раз «виновником» оказался личный водитель лидера «Яблока» Григория Явлинского. После смены Иван Сафронов на своих «Жигулях» возвращался домой. Это сейчас коллеги в шутку называют его «террористом». А тогда Сафронову было не до смеха.

— Сначала фэсэошники затаскали. Потом прокурор Шмуневский. А после суда еще и на бабки поставили, — вспоминает он. — Четыре штуки. Пришлось у родственников занимать.

Нередко автомобили, перевозящие випов, попадая в аварии, просто скрываются с места происшествия. Так, 30 октября 2006 года днем автомобиль «БМВ-520» (госномер А 333 АВ флаг («Флаг» — заменял номер региона на номере служебного автомобиля. Он обозначал принадлежность к высшим госчиновникам или депутатам Федерального собрания РФ)), поворачивая с Запорожской улицы на улицу Толбухина, столкнулся с «Рено Логан». К счастью, никто, кроме автомобилей, не пострадал, но «БМВ» уехал, не дожидаясь сотрудников автоинспекции.

Утром 26 сентября того же года свидетели видели, как черный «Ауди-А 6», у которого они успели разглядеть только фрагмент специального номера (322 флаг), ехал по встречной и на Ярцевской улице сбил девушку, которая переходила дорогу по «зебре» на зеленый. После этого «Ауди» оперативно скрылась. А девушку доставили в 71-ю городскую больницу с переломом костей лодыжки.

В 2007 году глава МВД Рашид Нургалиев издал приказ, запрещающий машинам сопровождения выезжать на встречную полосу, проезжать на красный свет и превышать скорость. Как видно из последних аварий с участием спецавто, этот приказ либо распространяется не на всех, либо игнорируется.

***

«Обстоятельства аварий скрывают по инструкции»

Почему они после наездов прячут мигалки в багажник и снимают номера

Евгений Потапов

Действия всех спецавтомобилей во время ДТП четко регламентированы. Инструкции, которыми руководствуются водители таких машин, охраняются законом о государственной тайне — простым гражданам об альтернативных ПДД знать не положено.

Как рассказал «Новой газете» источник, пожелавший по понятным причинам остаться неизвестным, в одной из этих инструкций (которая касается только автомобилей ФСО и ФСБ) действительно указано, что в случае аварии водитель должен немедленно снять с машины регистрационные знаки. Однако на практике водители, служащие в ФСО или ФСБ, стараются не только снять номера, но и покинуть место аварии, если, конечно, автомобиль на ходу.

Инструкция, касающаяся более простых госслужащих, например, сотрудников МВД, гласит, что шофер должен снять номера только после прибытия на место аварии инспекторов ДПС. На практике опять-таки водители не всегда ждут гаишников, а стараются поскорее избавиться от регистрационных знаков.

Номера должны сниматься, чтобы автомобиль не фотографировали прохожие. Спецслужбы боятся того, что авария была спровоцирована намеренно некими вражескими структурами именно для того, чтобы получить информацию о секретном автомобиле, его пассажирах или грузе. Ведь далеко не на всех таких машинах установлены номера известных всем серий вроде «ЕКХ» или «АМР». Самые секретные — как раз автомобили с обычными, гражданскими номерами. Хотя таких номеров много и они перебрасываются с машины на машину — «информация о них может быть интересна хотя бы той же иностранной разведке», — заявляет наш источник. Так соображениями сохранения гостайны легализуют беспредел «мигалок» на дорогах.

В России существует и такое явление, как «кассетные номера». Еще во времена Советского Союза на спецмашины устанавливались особые номерные рамки — их делали из полированной нержавеющей стали таким образом, чтобы в рамке можно было закреплять сразу несколько регистрационных знаков один под другим. Эти рамки позволяют заменить номера на автомобиле в считаные секунды.

Сейчас «кассетные номера» все еще существуют — их устанавливают на автомобили, использующиеся, например, для слежки. Спецслужбам играет на руку то, что кассетники вовсю подделывают и продают на автомобильных рынках по 1000—1500 рублей. Рамка из нержавейки может быть установлена как на чьем-то частном автомобиле, водитель которого захотел «попонтоваться», так и на машине, работающей под прикрытием.

На «Фольксвагене», сбившем человека на Кутузовском, однако, были обычные номерные рамки, на которых, по свидетельствам очевидцев, был изображен логотип одного из московских автосалонов.

Что касается пассажиров спецавтомобиля, то им в случае аварии инструкция предписывает как можно скорее покинуть место ДТП — опять-таки из соображений госбезопасности. Причем инспекторы ГАИ должны всячески содействовать тому, чтобы пассажир поскорее исчез с места аварии.

Однако все эти мудреные правила имеют отношение только к тем машинам, водителям и пассажирам, которые действительно представляют ценность для государства. Либо они официально охраняются в соответствии с законом о гостайне, либо их охраняют по внутренним ведомственным приказам, либо они передвигаются на «секретных» автомобилях (что тоже может быть).

Может быть и такое, что формально ни машина, ни водитель, ни пассажир секретными вроде бы не являются — а им оказывают «почести». В России всегда действовала многоступенчатая система уровней допуска к секретной информации — и очень часто у инспекторов ДПС и следователей никакого допуска нет. Неоткуда ему взяться у простого милиционера. Зато есть указание, поступившее по запутанным каналам, — «машину и пассажира не трогать».

С этой же системой секретности связано и то, что следователи и официальные лица сообщают прессе ложную информацию о VIP-авариях. Если ДТП происходит с такими людьми, как председатель Верховного суда или губернатор, — открытой информации больше. А если в аварии замешан кто-то из чинов ФСБ — правдивые данные могут скрыть даже от следователя. Нам расскажут о мелкой сошке, а не реальном пассажире.

Понятно, что многоступенчатая секретность на руку тем чиновникам, которые просто катаются по дачам на служебных машинах. Пользуясь своим положением, они прикрываются гостайной, — и уже никто не разберет, стоит ли его служба (по расценкам российской власти) жизни погибших под колесами простых граждан.

P.S. «Новая газета» трижды писала про ДТП, произошедшее на Кутузовском проспекте в Москве в июне этого года. Тогда «Мерседес» ГАИ (госномер А 2904 99-й регион), сопровождавший ВИП-кортеж, протаранил мотоциклиста Сергея Кошлякова и скрылся с места аварии (см. № 45, 49 и 65). Происшествие едва не закончилось трагедией. Все наши запросы в ГИБДД ГУВД, а также депутатский запрос заместителя председателя Комитета Госдумы по информационной политике Бориса Резника не принесли никаких результатов: ответственность за этот «маневр» до сих пор никто так на себя и не взял.