Секретные документы ЦК КПСС: чеченцы и ингуши против русских

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Секретные документы ЦК КПСС: чеченцы и ингуши против русских Только что рассекреченные документы ЦК КПСС говорят о том, что миф о братстве народов и в советское время был мифом. Ненависть чеченцев и ингушей к русским была проблемой уже в 60-70-е годы

"Начало 1970-х годов. СССР живет в эпоху развитого социализма. Национальный вопрос решен полностью и окончательно. С религиозными пережитками покончено. Атеистическое воспитание, особенно подрастающего поколения, одержало убедительную победу. Даже в мусульманских республиках и регионах диалектический материализм взял верх над примитивным религиозным (исламским) идеализмом. Страна уверенно идет к построению светлого коммунистического будущего.

     Именно в таком ключе выступали партийные и государственные деятели, писались статьи в официальной прессе, издавались учебники по философии, истории и религии. 
     В действительности же ситуация была далека от идеальной, особенно в сфере атеистического воспитания и национальных проблем. И что примечательно, об этом великолепно знали в высших эшелонах власти - политбюро и ЦК КПСС. Знали, но знать не хотели. Цинично звучит. Но это так. В подтверждение тому - недавно рассекреченные архивные материалы. Более 30 лет под грифом "секретно", "совершенно секретно" и "не для печати" они хранились за семью замками на полках идеологического отдела ЦК. На большинстве их них есть росписи Брежнева, Суслова, других членов политбюро с единственной припиской "Ознакомлен". И никаких письменных указаний. 
     В начале января 1970 года первый заместитель председателя Совета по делам религий при Совете министров СССР А.Барменков направляет в ЦК "Информационный отчет о состоянии мусульманской, католической, протестантской, иудейской, буддистской религий, церкви евангельских христиан-баптистов и сект". Касаясь проблем исламской веры, он, в частности, отмечает, что на конец 1969 года в стране имелось 314 зарегистрированных мусульманских объединений (мечетей), где официально "работали" 543 служителя культа. Зарегистрированные объединения пользуются все увеличивающейся поддержкой населения. Если в 1966 году доход приходов составил 1752547 рублей, то уже через четыре года эта сумма увеличилась до 2559739 рублей. В течение многих лет остается неизменным количество верующих, посещающих зарегистрированные мечети (не менее 150 тысяч). До 25% участников богослужений составляет молодежь. 
     Следует иметь в виду, продолжает А.Барменков, что религиозность среди народов, в прошлом исповедовавших ислам, в силу ряда причин (не называет), по сравнению с другими народами относительно высока. Многовековое господство ислама способствовало тому, что многие обряды вошли в плоть и кровь народов и до наших дней соблюдаются в форме народных, традиционных не только верующими, но и многими неверующими. Во многих населенных пунктах обрезание совершается почти над всеми мальчиками. Широкое распространение имеет обряд наречения имени новорожденному. Религиозное бракосочетание во многих населенных пунктах совершает большинство вступающих в брак. Одним из наиболее распространенных обрядов является религиозное отпевание (до 86% случаев). Особую тревогу вызывает исполнение религиозных обрядов коммунистами и комсомольцами, представителями интеллигенции. 
     По мнению экспертов Совета по делам религий, деятельность 314 зарегистрированных объединений не отражает полностью положение ислама в СССР. Существующие мечети, составляющие немногим более 1% дореволюционного их количества, не в состоянии удовлетворить религиозные потребности населения. Поэтому, наряду с ними, действуют многочисленные незарегистрированные мусульманские объединения и служители культа. В каждом населенном пункте, где проживают верующие, в той или иной форме организована религиозная жизнь. К примеру, в Башкирии действует 80 "учтенных незарегистрированных объединений и групп мусульман", в Карачаево-Черкессии имеется 15 зарегистрированных мечетей и 47 незарегистрированных. В Татарской АССР действует 42, в Омской, Куйбышевской и Оренбургской областях соответственно 60, 18 и 25, в Киргизии - 177, Казахстане - 51, Туркмении - 14 неофициальных мусульманских объединений. Показательно, что местные органы власти не предпринимают никаких мер для прекращения функционирования незаконных религиозных групп, у руля которых стоят люди, пользующиеся большим влиянием среди верующих. 
     Одним из показателей распространения религиозных суеверий среди населения является продолжающееся паломничество к так называемым "святым местам" - могилам и мавзолеям исторических и мифических деятелей ислама, богословов, а также "чудодейственным" горам, ущельям, разного рода источникам. Наибольшее количество таких мест - 95 - расположено в Узбекистане, 43 - в Туркмении, 10 - в Киргизии, 22 - в Азербайджане. Конкретно упоминается "случай" со святым местом "Бабаратма-пири", расположенном в Щекинском районе Азербайджанской ССР. Оно представляет собой маленький мавзолей и небольшую мечеть, расположенные на территории старого кладбища недалеко от селения Таза-кенд, и якобы исцеляющее от многих недугов. Руководители местного райисполкома неоднократно сообщали в вышестоящие органы о том, что это святое место не действует. Но в июне 1969 года специальная комиссия установила, что оно продолжает действовать. Было конфисковано 75 самоваров, 100 овечьих шкур и другие предметы, используемые паломниками. После этого руководители района еще раз заверили Совет министров республики, что святое место "вскоре перестанет существовать". Но этого не произошло и по сей день. 
     Особое место в документе занимает "религиозная обстановка в Чечено-Ингушской АССР". 
     Отмечается, что чеченцы и ингуши исповедуют ислам суннитского толка, полностью признают и выполняют требования Корана, являются ярыми ревнителями шариата. Трудно найти в республике населенный пункт, где бы не действовали 1-2, а то и несколько организованных групп верующих. По самым скромным данным, в республике проводят свои собрания члены свыше 300 сектантских групп, насчитывающих более 15 тыс. человек. Религиозной деятельностью занимаются более 500 "неучтенных" мулл. В последние годы появились и женские религиозные группы. Исламские объединения самовольно захватывают помещения пустующих мечетей, строят новые. В 1969 году в одном только Назрановском районе в 10 из 12 населенных пунктов имелись построенные или строящиеся мечети. 
     Далее в отчете особо подчеркивалось, что религиозные объединения и авторитеты оказывают серьезное воздействие на различные стороны жизни населения республики. Они вмешиваются в личную жизнь верующих, диктуют им, как поступать в том или ином случае. Они проповедуют отказ от участия в общественной жизни, отрицают значение науки, препятствуют обучению детей в школах, вступлению в комсомол. Они всячески пытаются оживить реакционные пережитки, национализм, чувство межнациональной розни, круговую поруку, деятельность шариатских судов. 
     В апреле 1969 года в с.Альтиево Назрановского района состоялся сход религиозных и родовых авторитетов, в котором приняло участие 180 человек. На нем был принят документ, названный "Извлечением из решений схода", в котором, к примеру, устанавливались размеры компенсации за убийство (5000 рублей), сумма калыма (1000 + баран) и фиксировались другие нормы, связанные с похоронами, разводом, выдачей замуж, взаимоотношениями кровников. Можно констатировать, что данный документ приобрел силу закона для многих представителей чеченского и ингушского населения, ибо авторы "Извлечения…" серьезно отметили, что "за нарушение любого из вышеперечисленных пунктов виновный лишается всяких взаимоотношений между людьми по местным обычаям и праву". 
     Одним словом, религиозные авторитеты формируют общественное мнение, держат под своим воздействием большие группы людей, насаждают ислам, вынуждают верующих придерживаться старых обычаев. Сложилась ситуация, когда отказ от требований религии, не говоря уже о выступлениях против нее, воспринимается многими как признак самого дурного тона, как отказ от обычаев и традиций своего народа и чуть ли не предательство по отношению к своему народу. Людям, осмеливающимся выступить против ислама, зачастую угрожают, создают вокруг них невыносимую обстановку. Не оставляют "без внимания" и людей, выступающих с атеистическими лекциями, авторов атеистических статей. 
     В заключение А.Барменков напоминает, что до 1944 года (до выселения чеченцев) на территории современной Чечено-Ингушетии мечети имелись во всех населенных пунктах. В настоящее время, несмотря на наличие большого числа фактически действующих мусульманских объединений, в республике нет ни одной зарегистрированной общины. Эта проблема, при наличии двух православных церквей и молитвенного дома баптистов, переросла рамки чисто религиозной. Она обсуждается не только верующими, но и широким кругом интеллигенции, молодежи и нередко воспринимается ими как ущемление национальных прав, как сохранившееся недоверие к ним. Нередко молодежь 19-20 лет распространяет листовки, призывающие к открытию мечетей. 
     В течение последующих двух лет никаких решений по Чечено-Ингушетии в свете отчета зампредсовета по делам религий не принималось. Лишь в 1973 году после погромов в чечено-ингушской столице (15-18 января) было принято постановление ЦК КПСС "Об антиобщественных националистических проявлениях в г.Грозном". Сразу же в республику выехала группа работников ЦК КПСС и Совета министров РСФСР. Ее цель - участие в подготовке и проведении пленумов обкомов КПСС, горкомов и райкомов партии, которые обсудили задачи партийных организаций в связи со сложившейся ситуацией. После возвращения группы в Москву отдел пропаганды ЦК КПСС и отдел организационно-партийной работы ЦК КПСС (заместители отделов соответственно Ю.Скляров и Г.Лапчинский) подготовили специальный отчет, который под грифом "секретно" был направлен в секретариат ЦК КПСС для последующего ознакомления всех заинтересованных лиц. 
     В документе отмечалось, что в ходе поездки была оказана помощь в проведении 32 пленумов, на которых были признаны правильными меры, принятые партийными, советскими и административными органами к активным участникам антиобщественных националистических проявлений. Исключено из членов КПСС 23 человека, из членов ВЛКСМ - 18, освобождены от руководящей работы 9 человек, 14 человек привлечены к уголовной ответственности. Более 450 человек "обсуждены" в коллективах трудящихся. На пленумах было выражено решительное требование вести непримиримую борьбу с любыми проявлениями национализма и противозаконной деятельностью религиозных сект, говорилось о необходимости объективного, классового подхода к освещению истории чеченского и ингушского народов. 
     В качестве одной из мер решения проблемы следует считать республиканское совещание работников народного образования, на котором обсуждались задачи по завершению перехода ко всеобщему среднему образованию и усилению идейно-политического, интернационального и атеистического воспитания учащейся молодежи. 
     Вторая часть документа была более конкретной. Отмечалось, что националистические элементы не смирились с поражением, многие из них вынашивают намерение продолжать борьбу, ведут подстрекательскую деятельность среди населения. Имеются случаи, когда националистические и религиозные фанатики угрожают физической расправой тем коммунистам и беспартийным, которые выступают с осуждением националистических проявлений. Распространяются измышления о якобы неправильном привлечении к ответственности лиц, являвшихся организаторами и участниками антиобщественных националистических выступлений. 
     Вызывает серьезную озабоченность тот факт, что националистически настроенные лица допускают оскорбления, угрозы, хулиганские действия, насилие в отношении граждан других национальностей, особенно русских, что вынуждает последних выезжать за пределы республики. В качестве примеры приводится Сунженский район, который "за последние три года" покинули 9 тысяч русских, в том числе в первом квартале 1973 года 780 человек. 
     Учитывая высокую религиозность населения и активную деятельность мусульманского духовенства, решено удовлетворить просьбу Чечено-Игушского обкома КПСС об увеличении штата отдела пропаганды и агитации. Вновь назначенные инструкторы будут непосредственно заниматься вопросами атеистической пропаганды. 
     Понятно, что предпринятые меры ни в коем случае не могли разрядить обстановку. Пик напряженности она достигла летом 1991 года, после принятия Верховным Советом РСФСР Закона "О реабилитации репрессированных народов". О всех "безобразиях" в Чечено-Ингушетии излагалось в секретной записке Отдела национальной политики ЦК КПСС за подписью его консультанта А.Емельяненко от 21 июня. Однако записка так и не попала к членам политбюро. Было не до Чечни. СССР, как и КПСС доживали последние дни. 
     На Кавказе случилось то, что и должно было случиться. 
22.10.02
(Использовались документы Центра хранения современной документации (ЦХСД). Ф.5. Оп.62. Д.38; Ф.5. Оп.66. Д.139; Ф.89. Перечень №20. Док. 69)"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации