Секретные материалы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


За 20 лет до Катыни в Польше было уничтожено 60 тысяч российских пленных

Picture-150x112.jpgИнтересное сообщение о том, что «Польские историки потеряли документы о катынском деле» попалось мне на глаза можно сказать совершенно случайно. Цитирую: «Сотрудники польского института национальной памяти не могут найти документы о катынских событиях, полученные ими из российских архивов в 1992 году. Пропажу этих бумаг из архивов ИНП официально подтвердил руководитель отдела расследований этого института Дариуш Габрел, выступая перед депутатами Сейма Польши. Речь идет об официально заверенных российской стороной ксерокопиях документов, касающихся расстрела польских офицеров в Катынском лесу под Смоленском. Эти документы были переданы тогдашнему президенту Польши Леху Валенсе. Впервые исчезновение документов было замечено еще два года назад, но тогда сотрудники ИНП посчитали, что переслали эти бумаги в канцелярию президента Польши. Позже выяснилось, что там их тоже нет. Это уже не первый случай, когда в Польше из архивов ИНП пропадают документы, связанные с «катынским делом» (ИТАР-ТАСС, опубликовано 15:09, origindate::09.07.2008)».

Не знаю, связаны ли странные пропажи в Польше с публикациями в России ряда исследований, посвященных катынскому делу (1). Однако уверен, что отсутствие исчерпывающей правдивой информации о судьбах военнопленных не должно служить предметом политических спекуляций, отравляющих отношения между двумя народами. И эта уверенность относится не только к судьбам тысяч польских солдат и офицеров, но и к судьбам десятков тысяч красноармейцев, оказавшихся в польском плену после советско-польской войны 1919-1920 гг.

К сожалению, состояние документальной базы по этому вопросу таково, что какие-либо точные данные просто отсутствуют (не хочется верить, что их тоже потеряли). Например, согласно сводкам оперативного отдела Главного командования Войска Польского, в плен с февраля 1919 по октябрь 1920 г. было взято не менее 206 877 военнослужащих Красной армии. В статистическом труде «Гриф секретности снят: потери СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах» изданном в 1993 г., приводятся данные о 94880 командирах и красноармейцах Западного и Юго-Западного фронтов, пропавших без вести и попавших в плен в 1920 г. (в книге они сведены в одну графу).

Российский исследователь И. Михутина считает, что общее число пленных красноармейцев за 1919-1920 гг. составило 165,5 тыс. человек. По данным М. Мельтюхова, польские войска взяли в плен около 157 тыс. красноармейцев, «содержание которых в Польше было очень далеко от каких-либо гуманитарных стандартов». По сведениям II отдела Генштаба польской армии в феврале 1919 — октябре 1920 гг. в плен были взяты более 146 тыс. человек (в польской литературе широко распространена цифра в 110 тыс. пленных).

По другим данным, в польские концлагеря попало около 130 тысяч красноармейцев. Из них (согласно отчёту РУД в 1923 г.) 69 тыс. было репатриировано, 5 тыс. перешли к «белым», 1 тыс. осталась в Польше, судьба же оставшихся приблизительно 55 тыс. крайне трагична — они были убиты или умерли от нечеловеческих условий в концентрационных лагерях. По данным М. Мельтюхова «в результате целенаправленного геноцида по национальному и политическому признакам» в польских лагеря погибло около 60 тыс. советских военнопленных (2).

Только в одном из польских лагерей смерти — Тухоли от гнуснейших издевательств, палочной дисциплины, холода, голода, эпидемий погибло более 22 тыс. военнопленных, это не считая лагеря смерти Стшалькове, где находились около 37 тыс. пленных красноармейцев!

В письме председателя российско-украинской делегации на мирных переговорах с Польшей А. Иоффе председателю польской делегации Я. Домбровскому от 9 января 1921 г. отмечается: «Согласно отчетам Американского союза христианской молодежи (отдел помощи военнопленным в Польше, отчет от 20 октября 1920 г.), военнопленные размещены в помещениях, абсолютно не приспособленных для жилья: отсутствие всякой мебели, отсутствие спальных приспособлений, так что спать приходилось на полу без всяких матрацев и одеял, почти все окна без стекол, в стенах дыры. Повсеместно у военнопленных наблюдается почти полное отсутствие обуви и белья и крайний недостаток одежды. Так, например, в лагерях в Стшалькове, Тухоли и Домбе пленные не меняют белья в течение трех месяцев, причем большинство имеет лишь по одной смене, а многие совсем без белья. В Домбе большинство пленных босые, а в лагере при штабе 18-й дивизии большая часть не имеют никакой одежды».

Особым издевательствам подвергались коммунисты или заподозренные в принадлежности к ним евреи, а пленные красноармейцы-немцы вообще расстреливались на месте. Но даже и простые пленные, как правило, становились жертвами произвола польских военных властей. Широко было распространено ограбление пленных, издевательство над пленными женщинами, неоказание помощи раненым, массовые и индивидуальные расстрелы.

Любимым занятием у некоторых польских кавалеристов («лучших в Европе») было ставить пленных красноармейцев по всему огромному кавалерийскому плацу и учиться на них как «разваливать до пояса» со всего «богатырского» плеча, на полном скаку человека. Отважные паны рубили пленных «с налету, с повороту». Плацев для «тренировок» в кавалерийской рубке имелось множество. Так же как и лагерей смерти. В Пулаве, Домбе, Стшалькове, Тухоли, Барановичах… Гарнизоны отважных кавалеристов стояли в каждом мало-мальском городишке.

В сентябре 1923 года нарком иностранных дел РСФСР Г.В. Чичерин направил ноту, в которой возложил на власти Польши «громадную вину… в связи с ужасающим обращением с российскими пленными», приведшем к тому, что «из 130 тыс. российских пленных в Польше умерло 60 тысяч».

Несколько лет назад, на просьбу Генпрокуратуры России провести расследование по факту гибели красноармейцев, министр юстиции Республики Польша Х. Сухоцкая в категорической форме заявила, что никакого расследования не будет, а о деятельности польских лагерей смерти «не может быть и речи». Поскольку замалчивание проблем явно не способствует их решению, хотелось бы призвать не только правоведов, но и ученых (в первую очередь — историков) и Польши, и России провести совместное полное и объективное научное исследование по вопросу о судьбе оказавшихся в польском плену красноармейцев.

Оригинал материала: regnum.ru