Секретный свидетель по «делу Кукуры» сознался во лжи. Алекперов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Секретный свидетель оболгал "авторитетов"

«Секретный свидетель по одному из самых громких дел последних лет – о похищении вице-президента ЛУКОЙЛа Сергея Кукуры и убийстве "авторитета" Владимира Винокурова – пришел в Следственный комитет РФ с явкой с повинной. Роман Пинчуков, заявил, что дал ложные показания во время следствия и суда. Примечательно, что на слушаних он выступал в маске, чтобы обвиняемые - влиятельные жители Смоленской области Игорь Рябоконь и Юрий Стаценко — не могли запомнить его лицо. Теперь свидетель утверждает, что он не видел, как эти люди совершают преступления, а оговорил их под нажимом определенных сил и просит взять его под госзащиту.

Как утверждает в явке с повинной 28-летний Пинчуков, в момент похищения Кукуры и убийства Винокурова (сентябрь и октябрь 2002 года) он проходил срочную службу в воинской части №2200, расположенной в городе Никель Мурманской области, поэтому никак не мог стать свидетелем случившегося. По версии мужчины, вернувшись в ноябре 2003 года из армии в родную Смоленскую область, он вместе со своим приятелем Ковалевым стал активно отмечать это событие, посещая разные дискотеки. На одной из них с ними познакомился некий молодой адвокат. Юрист водил приятелей по дорогим ресторанам, давал им деньги. Вскоре он объяснил причину своей щедрости. В декабре 2003 года адвокат попросил Пинчукова и Ковалева помочь в одном деле – дать показания по делу о похищении Кукуры и убийстве Винокурова, подробно проинструктировав, что нужно говорить.

По утверждению Пинчукова, после очередного "пьяного угара", их привели к следователю, который занимался расследованием данного дела. "Я ничего особенного на допросах не говорил, отвечал на наводящие вопросы следователя, все подтверждал, а когда тот закончил писать протокол, подписал его не читая… Нас убеждали, что наши показания не имеют большого значения, поскольку доказательств в деле и так хватает", — сообщает Пинчуков в заявлении на имя главы СК РФ Александра Бастрыкина.

По уверению свидетеля, после того, как вместе с приятелем он дал показания, их имена в деле засекретили. Пинчуков значился под псевдонимом "Михайлов", а Ковалев — "Кунцевич". "На суде мы с Ковалевым были в масках, и сказали судье все так, как от нас требовали адвокат и следователь. И все это было неправдой", — указывает в документе Пинчуков. По его словам, сейчас он начал опасаться за свою жизнь.

"Убедительно прошу не отправлять меня вместе с настоящим заявлением о явке с повинной обратно в Смоленскую область, потому что там хватает влиятельных людей, которые сильно заинтересованы в том, чтобы я молчал. Меня могут запросто арестовать (следователь Кузнеченко продолжает работать в смоленском следственном управлении, и я боюсь, что мое дело могут передать для разбирательства ему или его коллегам), а в тюрьме со мной всякое может случиться, и никто за это не будет отвечать. Кроме того, там живут родственники убитого в 2002 г. Винокурова, которых я тоже сильно опасаюсь".

Пинчуков просит Бастрыкина рассмотреть его заявление в Москве и предоставить ему меры государственной защиты.

Корреспондент "Росбалта" попросил прокомментировать явку с повинной одного из бывших оперативников, который принимал участие в раскрытии дела о похищении Сергея Кукуры. "Значительную часть расследования провели сотрудники службы безопасности (сам понимаешь, какой компании), — рассказал собеседник агентства. — Фактически они курировали всю работу. У них было много оперативной информации, указывающей, что за преступлением стоят Винокуров, Стаценко и Рябоконь, а вот доказательная база "хромала". Тогда и нашлись эти свидетели".

Согласно данным оперативников, ситуация с похищением Сергея Кукуры складывалась следующим образом. В 2001 году ЛУКОЙЛ задолжал большую сумму Федеральному дорожному фонду (ФДФ). А ФДФ должен был выделить крупную сумму Смоленской области для строительства Старой Смоленской дороги. Разрешить эту проблему при помощи системы взаимозачетов предложил Александр Бубнов — совладелец ОАО "Нефтяной дом-холдинг" и бывший советник по экономическим вопросам тогдашнего губернатора Смоленской области Александра Прохорова.

После долгих согласований было решено применить такую схему: по документам будет значиться, что ЛУКОЙЛ долги фонду выплатил, а реально компания пустит средства напрямую на строительство Старой Смоленской дороги. Однако до Смоленска деньги почти не дошли. Вначале местные чиновники "закрывали на это глаза", якобы рассчитывая получить "откат" в размере $5 млн. Не дождавшись обещанного, они, по версии спецслужб, сочли виновным в этом вице-президента ЛУКОЙЛа Сергея Кукуру, и обратились за помощью к самому влиятельному в регионе "авторитету" — Владимиру Винокурову (Винокур).

Винокур пообещал "выбить" деньги из нефтяников и поручил операцию своим приближенным —Игорю Рябоконю (Гаррис) и Юрию Стаценко (Стец). Те привлекли шестерых участников местных группировок, из которых были установлены фамилии только четверых: Яковлев, Давыдов, Ермаченков и Максименков (все они до сих пор значатся в розыске).

Двенадцатого сентября 2002 года шесть боевиков в масках и с оружием остановили в поселке Внуково лимузин, в котором находились сам Кукура, его водитель Гудков и охранник Шахов. Всем им вкололи морфин. Потом телохранителя и шофера бросили в лесу, а Кукуру пересадили в "Волгу" и, сменив несколько машин, привезли в поселок Шабель Хиславичевского района Смоленской области.

По данным следствия, там Рябоконь якобы лично потребовал от Кукуры $10 млн – $5 млн долга и неустойку. При этом Гаррис хотел, чтобы переговоры со стороны нефтяника вел Геннадий Богомолов — трижды судимый одессит (в некоторых СМИ его называли "вором в законе" по кличке Богомол), в середине 1990-х годов возглавлявший "дочку" ЛУКОЙЛа компанию "ЛУКОЙЛ-Маркет". Кукура сказал, что у него нет прямого телефона Богомолова, но дал номер человека, который может его иметь, — доктора Мурадова. Вскоре похитителям удалось связаться с Богомоловым и передать условия. В подтверждение своих слов они записали послание Кукуры на видео и оставили кассету на Пыхтинском кладбище Подмосковья.

После переговоров стороны пришли к решению, что $10 млн — слишком много, и остановились на сумме 3 млн евро и $3 млн. 19 сентября Рябоконь, по версии следствия, потребовал, чтобы нефтяник под видеокамеру попросил ускорить процесс передачи денег. Эту кассету Стец оставил на автобусной остановке в деревне Шолохово Мытищинского района. Дальше переговоры с похитителями вел представитель Богомолова (некто Ванюшин), который так и не смог договориться с Гаррисом о процедуре передачи выкупа.

По версии следствия, после этого Рябоконь объявил Кукуре, что деньги за него никто платить не хочет. Нефтяник пообещал отдать $1,3 млн из личных средств, но заявил, что сможет это сделать только находясь на свободе. Нападавшие согласились отпустить Кукуру и высадили его на дороге у поселка Сеща Брянской области.

По данным оперативников, Винокур не поверил, что Кукуру отпустили бесплатно и решил, будто Стец и Гаррис присвоили выкуп. Он задумал убить подельников, но те "сыграли" на опережение. 11 октября 2002 года они расстреляли Винокурова и его водителя в Смоленской области.

Первым сотрудники смоленских спецслужб арестовали в конце 2003 года Юрия Стаценко. Рябоконя долгое время считали погибшим, но позже и его удалось схватить.

Состоявшийся в 2005 году процесс по громкому делу завершился скандалом. Судья полностью оправдал Рябоконя и Стаценко в похищении Кукуры. Служитель Фемиды счел, что никаких убедительных доказательств причастности подсудимых к этому преступления собрано не было.

Однако Гарриса и Стеца признали виновными в убийстве Винокура. И в этом случае доказательств было мало, но на процессе выступили секретные свидетели "Михайлов" и "Кунцевич". Они сообщили, что 11 октября 2002 года, когда ехали на автомобиле по дороге Хиславичи – Хицовка, увидели в поле внедорожник. В салоне находился убитый человек (Винокур), а рядом лежал еще один труп (его охранника). От машины шли несколько человек в масках, камуфляже и с автоматами. Они остановились у своего ВАЗ, положили оружие в багажник, после чего сняли маски. "Михайлов" и "Кунцевич" утверждали, будто разглядели лица злоумышленников и опознали в двух из них Стаценко и Рябоконя. В результате первый получил 19 лет колонии, а второй – 20 лет лишения свободы».
«Росбалт»"