Секреты думской дрессировки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Секреты думской дрессировки Конфликты за Кремлевской стеной аукаются на Охотном Ряду

" Прошлым летом мы констатировали: по повадкам Государственная дума стала очень похожа на большого дрессированного пса, готового на все и преданно лижущего руку Хозяину. Прошло полгода. Отпущенный нынешней Думе срок истекает — 2 декабря очередные выборы. “МК” решил посмотреть, как себя чувствует сейчас наша “собачка”, не изменились ли ее отношения с дрессировщиками. И вот что оказалось... “ОТКЛОНИТЕ МОЙ ЗАКОН, ПОЖАЛУЙСТА!” Статистика коварна. Она гласит, что за этот созыв Дума рассмотрела 103 внесенных президентом закона. И один из них (сядьте, чтобы не упасть!) ОТКЛОНИЛА. 16 ноября 2006-го думское большинство не поддержало ратификацию протокола №14 Совета Европы. Речь в протоколе шла о реформе Евросуда по правам человека, где россияне все чаще выигрывают иски у наших властей. Не знающий деталей гражданин может возликовать: вот оно, началось! Парламент “отвязывается”! Но повода для ликования нет. Дума отклонила президентский законопроект по воле автора. Вслух не высказанной, но оттого не менее категоричной. ...По каким-то соображениям президент решил реформу суда затормозить. Но он же обещал главам европейских государств, что внесет протокол в Думу на ратификацию до конца года! Слово надо держать. Протокол был внесен. Но над ним “вдруг” повеяли враждебные вихри. Телеканалы стали показывать сюжеты про необъективность Страсбургского суда по отношению к России и про то, как ругают протокол думские оппозиционеры (их по этому случаю даже выпустили в эфир). Из трех думских комитетов, которым было поручено подготовить заключения на закон, лишь один выполнил тяжкую миссию: Комитет по законодательству во главе с Павлом Крашенинниковым. Он не рекомендовал Думе ратифицировать протокол. Два других, по международным делам и по конституционному законодательству, — беспрецедентный случай! — уклонились от оценок. Молча, без объяснения причин. В зале, когда несчастный протокол обсуждался, уважаемых председателей этих трех комитетов (г-д Крашенинникова, Плигина и Косачева) не было. Пошли слухи, что с одним из них на нервной почве случилось “воспаление хитрости” и он слег в больницу от греха подальше — чтобы лично не участвовать в спектакле. Ни один единоросс не сказал о протоколе дурного слова: “партия власти” отказалась от дискуссии. Официальный представитель Владимира Путина, замглавы МИДа г-н Карасин, по идее, должен был драться за закон как лев. Но на вопрос одного из депутатов: “А какова позиция президента — он “за” или “против”?” — лишь смущенно ответил: “Любое ваше решение будет принято как должное” — и назвал происходящее в зале “упражнением в политическом плюрализме”... Поупражнялись. Потом российским депутатам и сенаторам пришлось придумывать, как объяснить случившееся депутатам ПАСЕ... Вот вам и “парламент отвязался”... Наоборот: продемонстрировал высшую форму преданности, заслонив своим телом Хозяина и приняв на себя причитающиеся ему удары. В ДРЕССИРОВЩИКАХ СОГЛАСЬЯ НЕТ До недавнего времени внутрикремлевские дрязги на широкую публику не выносились. Депутаты знали, что “ТАМ много башен”, но на работе выдрессированной Думы это не сказывалось. Если подходит человек из Администрации Президента и предлагает подписать какой-то закон, став его “автором”, то “это — верняк”! Закону — зеленый свет, авторам — с нехорошим душком, но известность, а в перспективе — место в предвыборном списке или какой-нибудь структуре. Ясно, за что душу продаешь. Такие законы журналисты прозвали живопырками... Но с прошлой осени все пошло наперекосяк. Конфликты внутри правящей корпорации и вокруг президента Путина в преддверии 2008 года настолько обострились, что выплеснулись наружу — в Думу. Думское большинство все чаще оказывается перед всем светом в шутовской роли “китайского болванчика”, кивающего головой то в одну сторону, то в другую. Сегодня принял — завтра переписал. Сегодня подписался — завтра отказался... Началось с закона, который давал региональным властям право упразднять мэров и городские собрания в областных столицах. В середине октября группа единороссов во главе с председателем Комитета по местному самоуправлению Владимиром Мокрым поставила под этим беспардонно-вертикальным документом свои подписи. В думских курилках рассказывали, как на г-на Мокрого “давили, он не соглашался, а потом подписался — куда денешься, сам глава Администрации Президента Собянин потребовал”. Сначала все шло как обычно: 1 ноября профильный комитет (контролируемый “Единой Россией”) предложил 8 ноября палате принять закон, невзирая на крики мэров крупных городов, которые назвали проект “опасным и вредным” и грозили отказать партии власти в поддержке на выборах. Подумаешь — мэры! Губернаторов и президентов ломали! Но машина дала сбой: на стороне мэров вдруг выступил г-н Грызлов, понявший, что “наверху” по поводу закона спорят, и его рассмотрение было отложено — на неопределенный срок... А потом был скандал вокруг закона о переезде Конституционного суда в Петербург. 20 декабря единороссы внесли в него принесенные накануне ночью “из-за зубцов” (намекали, что от Собянина) поправки: судьям запрещали проводить заседания где-либо, кроме Питера, и ставили крест на их планах держать постоянное представительство в Москве. Глава КС Зорькин не выдержал, написал открытое письмо президенту и всем, всем, всем, назвав получившийся закон “антиконституционным”: он-то, Зорькин, “выторговал в долгих переговорах с г-ном Сурковым более-менее приемлемые условия ссылки на берега Невы, а тут — здрасьте-пожалста”... Так говорили в Думе. Проблема была решена после вмешательства президента: Совет Федерации закон отклонил, а потом он был вновь принят Думой в оговоренной с судьями редакции... Потом на глазах у изумленного человечества развернулась захватывающая история с законом, позволяющим запретить проведение любых митингов и демонстраций за 2 недели до и 2 недели после выборов. 17 января текст, в котором узнавалась умелая рука кремлевского Правового управления, был внесен шестью депутатами из разных фракций. А уже 19-го утром “авторы” стали подавать сигналы “SOS”, выражая горячее желание отозвать подписанное. Испугались они совсем не поднявшегося в России и за ее пределами возмущенного гула, а гула битвы за Кремлевской стеной. В кулуарах, делая круглые глаза, шептали: “Собянин так “навешал” за этот закон!” (То есть главе президентской администрации проект не понравился.) А на Охотный Ряд срочно прибыл редкий гость — г-н Сурков, которого в Думе считают идейным вдохновителем скандального законопроекта. После его беседы с руководством “Единой России” появилась слегка смягченная редакция одиозного документа. Но через день и ее разругал в пух и прах опять понявший, что МОЖНО, Борис Грызлов. “Единая Россия” представила все как “частную инициативу депутатов”, и оказавшиеся в идиотском положении “авторы” свой шедевр отозвали... Надо бы главному Хозяину навести порядок в “подсобном хозяйстве”. Иначе что будет с “питомцем”, которому отдают противоречивые команды сразу несколько разругавшихся в пух и прах дрессировщиков? Слабым утешением может служить лишь то, что грызня в Кремле помешала принять еще два авторитарных закона. Пока помешала. ПРАВИТЕЛЬСТВО НА СЕНЕ Отношения с правительством у Думы — все равно что отношения между собакой и женой любимого Хозяина, которой тоже приходится подчиняться. Но жену собака не любит и потому иногда показывает характер, упирается и рычит. Ох, как чешутся у депутатов руки на министра Зурабова! Но Зурабова трогать не велят. Недавно был в Думе правительственный час, посвященный реализации нацпроектов. Вместе с Дмитрием Медведевым должен был прийти и Зурабов. Но не пришел, не рискнул выйти на публику и под телекамеры, и единороссы никакого возмущения сим фактом не выказали. Действительно — кто может поручиться, что какой-нибудь коммунист не задаст министру неприятный вопрос, министр как-нибудь неловко не ответит, и не получится скандал? Но надо же перед выборами показать населению, что Дума с правительства строго спрашивает? Надо. Судя по всему, на роль жертвенного козла опять с успехом номинируется министр регионального развития Владимир Яковлев. Личным другом Владимира Путина он не является, да и вообще — говорят, не очень любит г-на Яковлева г-н Путин еще с петербургских времен. И вот единороссы поехали в регионы с поручением: проверить, насколько там выросли тарифы на услуги ЖКХ, не больше ли, чем положено по федеральным нормативам. Если где больше — несдобровать министру Яковлеву, ругать его будут сильно. Но отставки едва ли потребуют — “фас!” еще не скомандовали. ...В январе в Совете Федерации прошло совещание, посвященное координации работы между парламентом и правительством. Думу представляла Любовь Слиска. Претензий к правительству она выкатила воз и маленькую тележку. Из плана мероприятий в связи с реализацией послания президента, в котором было 25 законопроектов, правительство внесло лишь 7. Из 44 законопроектов, которые были обещаны Думе в прошлую сессию, — лишь 29. И в этом году все повторяется, как дурной сон. В думский план опять включены еще не внесенные законы о платных дорогах и автомобильных дорогах вообще (эти проекты кочуют из плана в план вот уже несколько лет), о малом и среднем бизнесе (та же история), о порядке изъятия земельных участков для госнужд... Причем у Думы свой план, у правительства — свой, и между собой они согласуются слабо. Казалось бы, ну и ладно: правительство нужный закон никак не вносит, но депутаты-то на что? Несмотря на отрицательную селекцию, остались же в Думе специалисты! Но у депутатов отбили всякую охоту мучиться и писать законы самим. “Мы ждем, ждем из правительства закон, потом не выдержим — сами напишем, а они отвергают с ходу, пишут отрицательное заключение, ссылаясь на то, что у них такой же закон значится в плане работы”, — говорит один из председателей думских комитетов. Тут уж правительство как собака на сене: и само не делает, и другим не дает. А принять то, что правительство отвергает, — кишка тонка. Что там планы! А уважение? Недавно в Думе опять обсуждали ход реализации послания президента. Вел мероприятие первый вице-спикер Морозов. Из правительства ждали замминистра экономического развития и торговли Шаронова. Но он быть не смог. И начальник департамента МЭРТа не смог. И замначальника департамента не смог. Прислали кого нашли: начальника отдела департамента. Очень молодой человек радовал взор огромным разноцветным фингалом под глазом (наверное, упал с лестницы), но никаких полномочий содержательно отвечать на вопросы не имел... Она по-прежнему любит Хозяина и предана ему. Но когда нервничают дрессировщики — нервничает и пес. И не надо сравнивать Думу с маленькой декоративной болонкой или трусливой дворовой шавкой: Кремль воспитал крупного пса бойцовской породы. Такие собаки бывают потенциально опасны не только для окружающих, а хозяевам лижут руки лишь до тех пор, пока чувствуют в них силу..."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации