Сексуальная ориентация Михалкова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Сексуальная ориентация Михалкова

По словам Журбина, Никита Михалков неоднократно, приезжая в Нью-Йорк, останавливался в его квартире и устраивал там "кастинг" молодых мальчиков, которых Журбину лично приходилось Михалкову поставлять

Оригинал этого материала
© "Известия", origindate::06.03.2008

Выбранные места из переписки Журбина и Михалкова. Известный композитор и крупный кинорежиссер выясняют отношения на страницах нашей газеты

Converted 26319.jpg

Никита Михалков против Александра Журбина

На прошлой неделе в двух номерах "Известий" - 26 и 27 февраля - было опубликовано интервью Никиты Михалкова, где он - с небывалой доселе откровенностью - прокомментировал главные сплетни и слухи в свой адрес. На вопрос обозревателя Елены Ямпольской: "Откуда взялся слух о вашей якобы нетрадиционной сексуальной ориентации?" - Михалков, в частности, ответил: "Господин Журбин рассказывал, что он лично поставлял мне мальчиков в своей квартире в Нью-Йорке...". Через несколько дней редакция получила от композитора Александра Журбина открытое письмо Никите Михалкову с пометкой: "Прошу опубликовать как можно скорее". Что мы и делаем, одновременно предоставив кинорежиссеру право ответной реплики.

Открытое письмо Никите Михалкову от Александра Журбина

Господин Михалков!

В номере "Известий" от 26 февраля 2008 года опубликовано ваше интервью, которое содержит порочащую меня информацию.

В частности, вы утверждаете, что я распространяю сведения о вашей нетрадиционной сексуальной ориентации, что я якобы утверждал, что "поставлял вам мальчиков в своей квартире в Нью-Йорке"...

Заявляю официально, что все это клевета, я никогда ничего подобного не утверждал и не произносил. Ваша сексуальная жизнь меня совсем не интересует.

Требую немедленно публично извиниться и признать, что все это ложь. В противном случае я буду вынужден обратиться в суд и потребовать компенсации за нанесенный мне моральный ущерб.

Композитор Александр Журбин

***

Никита Михалков: "Извиняться мне не в чем"

Господин Журбин!

Редакция газеты "Известия" по Вашей просьбе любезно предоставила мне возможность ознакомиться с Вашим открытым письмом. Откровенно говоря, я немало удивлен Вашим легкомыслием, и вот почему. В моем интервью было сказано просто "господин Журбин". Но не "композитор Александр Журбин". Тем самым Вы либо - по какой-то неведомой мне причине - настолько переоцениваете значимость собственной личности, что даже не предполагаете, будто в прессе могут упомянуть какого-то иного Журбина, и это, на мой взгляд, слишком самоуверенно. Либо Вы не допускаете мысли о том, что подобные гнусности может распространять какой-то другой Журбин, - это слишком самокритично. Я все же склонен предположить, что Вы находитесь во власти первого заблуждения. Однако, как бы то ни было, я действительно имел в виду именно Вас.

Примерно четыре года назад в Москве проходила Неделя французского кино. В день ее открытия, после фильма, Вы посетили некий коньячный коктейль, а затем, видимо, несколько разгорячившись, переехали с компанией в ресторан "Пушкин". Рядом с Вашим столиком, в другой - тоже приехавшей с этого коктейля - компании сидела моя приятельница, переводчик с французского. Она-то и позвонила мне, услышав из Ваших уст леденящую женскую душу историю о том, что нетрадиционная сексуальная ориентация Н. Михалкова - отнюдь не просто слух, но чистейшая правда. Н. Михалков-де неоднократно, приезжая в Нью-Йорк, останавливался в Вашей квартире и устраивал там "кастинг" молодых мальчиков, которых Вам лично приходилось Н. Михалкову поставлять. Причем подробности Вашего рассказа были вполне виртуозны.

Находясь совсем рядом с "Пушкиным", в своей студии, и не веря своим ушам, я, не отключая мобильника, сел в машину и через пять минут был в прихожей ресторана. Через стекло я увидел, как Вы сидите в окружении пяти или шести молодых особ (надо признать - женского пола) и, подобно Ивану Александровичу Хлестакову, с убедительностью, достойной артистов МХАТа лучших времен, рассказываете про меня удивительные небылицы. Все бы ничего, если бы небылицы эти не были столь гнусны. Причем, заметьте, исходили они от первого лица, от свидетеля и участника "событий". Как же тут не поверить?

Когда разговор от квартиры в Нью-Йорке плавно перешел на Вашу московскую квартиру, куда можно отправиться продолжить вечеринку, я отключил мобильный. Честно говоря, г-н Журбин, мне стоило больших усилий не войти в ресторан и не увидеть, как Вы быстро трезвеете. Поскольку, как Вы сами понимаете, хотя я неоднократно бывал в Нью-Йорке, но не только никогда не посещал Вашей квартиры, но и Вас лично видел лишь однажды - в ресторане "Самовар" за фортепьяно, где Вы, видимо, зарабатывали на оплату той самой квартиры, в которой мне так и не довелось побывать...

Однако в зал "Пушкина" я не вошел, удержался. Уж больно лакомый кусок для светской хроники. Произойди все это полтора века назад, я бы, не задумываясь, дал Вам пощечину, вызвал на дуэль и постарался не промахнуться. Боюсь только, полтора века назад наши пути едва ли могли пересечься...

С течением времени горячее желание дать Вам в тыкву остыло и прошло. Сам человек выпивающий, понимаю - чего не набуровишь под коньячными парами, да еще в такой зажигательной компании. Потому, отвечая на вопрос журналиста "Известий", я ничего не уточнял. Просто некто г. Журбин. Но Вы сами "всплыли" - видимо, забыв от долгого пребывания в изгнании за рубежом старую русскую пословицу "На воре шапка горит". Потому извиняться мне, как Вы сами понимаете, перед Вами не в чем. А призыв защитить Ваше достоинство считаю преждевременным. Сами подумайте - сложно защищать то, чего нет. Потому за давностью времени и с учетом того, что Вы - своим открытым письмом - обнаружились и, подобно унтер-офицерской вдове, сами себя высекли, претензий к Вам не имею и в суд подавать не собираюсь.

Никита Михалков