Секс-трафик

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Секс-трафик

"Запад рьяно взялся за русских проституток. Активные рейды проводятся сейчас в Италии, Израиле и Албании. Со дня на день начнется охота на “ночных бабочек” в странах ЕЭС. Кроме жриц свободной любви, торгующих телом на добровольной основе, в полицейские сети попадут и так называемые жертвы “трафикинга” — несчастные женщины, обманным путем вывезенные на Запад и проданные там в секс-рабство.

В прошлом году, подписав Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности (САТОС) и протокол к ней “О предупреждении, пресечении и наказании за торговлю людьми, особенно женщинами и детьми”, Россия взяла на себя обязательства о финансовой помощи жертвам трафикинга. 
По имеющимся у нас данным, до сих пор под эту программу не было перечислено ни копейки. А значит, депортированные из Европы русские секс-рабыни в ближайшее время снова окажутся на родине. И снова, не дождавшись помощи от государства, будут вынуждены пойти на панель. 
“Дозу” можно использовать один раз. Оружие — десятки. Красивую белую женщину можно продавать бесконечно. 
Торговля людьми, или трафикинг, в последнее время стала самым доходным бизнесом. Всемирная глобализация сказалась и на аппетитах международных преступных группировок — продавая в год до семи миллионов людей, только на проститутках из России и СНГ они зарабатывают больше семи миллиардов долларов. 
В последнем специальном докладе госдепартамента США о трафикинге, опубликованном в июне, Россия попала в “черный список” самых неблагополучных стран — экспортеров живого товара. И если в ближайшее время ситуация не изменится кардинальным образом, нашей стране грозят серьезные экономические санкции — отказ в кредитах МВФ и Всемирного банка.
Мировой рынок секс-услуг пресытился вьетнамками, китаянками и прочими азиатками. Потребители платной любви устали от жарких африканок. Настала очередь славянок. И если пять лет назад европейские и азиатские мужчины не отличались особой разборчивостью, соглашаясь на любой товар, то теперь за версту воротят нос от шлюх-профессионалок. Новая мода диктует новые стандарты. Теперь жрица любви должна быть молодой, красивой, белой и... порядочной.
Работа по объявлению “Приглашаются девушки на высокооплачиваемую работу за границу. Без интима”. “Замуж за рубеж. Обширная база данных” — вот уже десять лет подобные объявления можно найти практически в любой газете. 
За это время, по разным данным, из России выехали десятки, если не сотни тысяч молодых женщин. Только за последний год страну покинули почти 50 тысяч россиянок. Соглашаясь на работу официантки или стриптизерши, они попадали в самое настоящее сексуальное рабство. Одни так и остались в борделях, другие любыми способами пытались вернуться домой. И как бы ни разнились до этого их биографии, итог всегда был одинаков — изломанные судьбы, подорванная психика и нежелание жить. 
По данным социологов, проводивших недавно анкетирование среди желающих уехать на работу за рубеж, лишь пять процентов наших женщин согласны зарабатывать там первой древнейшей. 90 процентов россиянок “рабочий интим” категорически отвергают, и никакие деньги при этом не имеют значения. Умные женщины, отправляясь сейчас на работу за границу, предварительно изучают предлагаемый контракт с опытным юристом. В общем, заполучить порядочную красавицу в бордель нынче совсем непросто. 
Но вербовщики не зря едят свой хлеб. Они ищут новые кадры или, как раньше, через брачные конторы (так называемые “невесты по переписке”. — Е.М.), или с помощью красавцев иностранцев, “промышляющих” в непосредственной близости от места проживания желанного товара — то есть в России. Все они, естественно, страстно влюбляются в русских Наташ и Аленок и грезят увезти их на Запад в качестве законной второй половины.
Из ада в сказку Она не мечтала о принце и не хотела жить за границей. Ей вообще было очень уютно в хмуром и вечно дождливом Питере. Но чужие люди все решили за нее — ведь на красивой 27-летней блондинке с интеллигентным лицом можно неплохо заработать в немецком борделе. 
Ее первый муж — Серега из соседнего двора — за пять лет семейной жизни напрочь отбил у нее охоту выходить замуж. Хотя кто бы подумал, что с виду тихий работяга окажется запойным, а “в угаре” еще и страшно драчливым. Это потом в какой-то умной книжке она прочитала про “семейный сценарий” и вспомнила, что Серегин папаша, пока не окочурился от белой горячки, не давал проходу его матери, и она вечно сочиняла на работе истории о том, как поскользнулась на улице. В общем, ее благоверному было у кого поучиться. 
Светка терпела до последнего: рыдала в подушку по ночам, но не уходила, считая, что для 5-летней Дашки лучше хоть какой-то отец, чем вообще никого. Наконец после очередных побоев не выдержала и развелась. 
Работа — дом, дом — работа. Не хотелось никого и ничего. День прошел — и ладно. “Что ты ходишь, как зомби, шарахаешься ото всех! — через полгода забеспокоились ее подружки. — Возвращайся в нормальную жизнь. Хотя бы в гости заходи”. Так на вечеринке у своей приятельницы она и познакомилась с Альфредом. 
Он был наш, русский, хотя на фоне остальных мужиков, приглашенных в тот вечер на домашний сабантуй, выглядел этакой залетной райской птицей. Симпатичный, франтоватый, к тому же гражданин Германии. На Светку запал с первого взгляда и, узнав, что она уже давно одна, недолго думая, ринулся в любовную атаку.
Ему хватило ума и такта не быть слишком нахрапистым. Всем своим видом он давал ей понять, что отношения с ней для него не просто командировочная интрижка, а нечто большее. Дарил ей цветы и водил по ресторанам, с замиранием вручая каждый раз при прощании какую-нибудь симпатичную безделицу. Познакомился со Светкиной мамой и был в восторге от Дашки. В общем, когда он ей сделал предложение и пригласил в Германию, чтобы представить родителям, сомнений не оставалось. “О чем тут думать? Езжай!” — в один голос кричали и мама, и девчонки, пакуя ей чемоданы.
Альфред привез приглашение, они вместе сходили в консульство. Потом снова уехал в Гамбург и выслал билет. “Я тебя встречу у трапа самолета, прилетай скорее!” — каждый вечер он звонил ей из Германии и говорил, что не может без нее жить. Приземлившись в гамбургском аэропорту, она счастливо жмурилась на солнышке, выглядывая в толпе встречающих своего красавца жениха. 
— Света? — окликнул ее незнакомый мужчина. — Альфред на важных переговорах, попросил вас встретить и отвезти к нему. 
Их было трое рослых симпатяг, старинных приятелей ее суженого. Они распахнули дверцы роскошного черного лимузина, и Светка поняла, что сейчас она окажется в сказке.
“Этот кошмар никогда не кончится” Крупный универмаг на окраине Питера. Симпатичная белокурая женщина помогает вечно спешащим покупательницам выбрать подходящий наряд и равнодушно скользит взглядом по случайным мужчинам.
— Света, у меня для вас информация из Германии... — она на секунду меняется в лице и, оторвавшись от очередной капризной клиентки, просит подождать ее на улице. 
— Я никому не рассказывала об этом кошмаре, просто до сих пор не могу вспоминать. Отец... Когда он узнал, что со мной случилось, его разбил паралич. С тех пор он не встает... — Света долго горестно молчит и, наконец собравшись с силами, начинает снова говорить: — Как я раньше рассуждала? Да, здесь мне было плохо, так, может, там, на Западе, повезет. Ведь действительно некоторые удачно выходят замуж... Некоторые... Но это снова почему-то не я. И вот, оплеванная и растерзанная, возвращаешься домой, чтобы тащить этот крест всю жизнь.
На роскошном лимузине ее привезли в новую жизнь. Дом в районе гамбургского порта ничем не отличался от остальных, но ей поначалу показался особенным — ведь там ее ждал Альфред. Уже войдя вместе с троицей в квартиру, она узнала, что жениха своего она никогда не увидит.
— Мой Альфред оказался обычным вербовщиком, специализировавшимся на приличных девушках. Обещал всем руку и сердце, а сам просто продавал нас в бордель, — продолжает Света. — Этот ад продолжался пять месяцев. Каждый день с утра до ночи, без перерыва на критические дни. За это время на улице я была лишь раз — под конвоем отвели в супермаркет. Еду, презервативы и одежду привозили на дом. В день было по 10—20 клиентов, в основном респектабельные немцы. Так что доход я приносила немаленький — марок по 800—900 в сутки (около 400 долларов. Нетрудно подсчитать, что имея трех-четырех рабынь, можно ежемесячно зарабатывать до 30 тысяч долларов. — Е.М.). Забирали все. У меня были постоянные клиенты, которым я рассказала свою историю и просила помочь. Но они лишь отмахивались: у всех семьи, дети, никто не хотел скандала. А заявив в полицию, по тамошним законам им бы пришлось потом выступать в суде. “Русские — это очень страшно, мафия!” — обычно открещивались они. В соседней комнате работала Наташа-хохлушка. Если она отказывалась с кем-то спать, ее жестоко избивали. А потом просто посадили “на иглу”. Общаться нам не давали — иногда украдкой удавалось перекинуться парой слов. Меня “держали” Дашкой. “Ты же не хочешь, чтобы с твоей девочкой что-нибудь случилось?” — после этой фразы я впадала в ступор и делала все, что скажут. Если бы не оставшаяся дома дочка, не знаю, как бы я все это выдержала. Документов у меня не было — их забрали еще в аэропорту, чтобы я побыстрее прошла паспортный контроль, а потом “забыли” вернуть. Я же ехала на встречу с женихом и ни о чем в тот момент не беспокоилась... Позвонить домой или в полицию я не могла — за нами тщательно следили. Да и кто бы воспринял всерьез историю русской шлюхи без документов?
Видимо, над ней все-таки сжалился кто-то из клиентов — позвонил в полицию и назвал адрес борделя. Их накрыли прямо “за работой” — Светку посадили на три дня в тюрьму, а потом под охраной до суда держали в гостинице. Взяли и хозяина борделя, и посредников — все оказались бывшими гражданами СССР. В Германию они везли красавиц славянского типа, оттуда гнали иномарки. Установили всех, кроме жениха Альфреда. Он до сих пор числится в международном розыске. Во время расследования выяснилось, что Светке еще и повезло — большую часть девушек транзитом отправляли в Турцию и Эмираты, и судьба многих из них до сих пор неизвестна. 
- Их уже всех посадили? — наконец спрашивает она.
— Еще нет. Возможно, вам снова придется выступить в суде.
Света отворачивается и уже не может сдержать слез.
— Я же говорила, что этот ад никогда не кончится...
Пролетая над Гавайями Существует несколько маршрутов транспортировки “русских невест”, к коим традиционно относятся хохлушки, белоруски и молдаванки. Специалисты условно делят их на северный и южный пути. И хотя вербовщики работают по всей стране и при этом наиболее активно в нищей и безработной провинции, в России по-прежнему остается четыре крупных города, поставляющих живой товар. 
Из Питера традиционно вывозят секс-рабынь на север — в Норвегию, Финляндию, Германию, Голландию и Англию. 
Москва “обслуживает” Сербию, север Италии, Хорватию и Австрию. 
Самыми “стремными” странами, входящими в “сферу влияния” московского региона, справедливо считаются Косово, Албания, Македония и Греция. 
Из Ростова отправляют “русских невест” в Турцию, ОАЭ, Израиль, Иорданию и на Кипр. Кстати, о том, как торгуют нашими девушками на популярных турецких курортах, можно узнать из новой авторской программы Аркадия Мамонтова.
Хабаровск “окучивает” соседей — Таиланд, Южную Корею, Китай и Японию. Именно японцы еще в 80-х годах первыми придумали “визу работников индустрии развлечений”, фактически первыми легализовав приток проституток. По “артистической” визе в середине 90-х сотнями уезжали наши “танцовщицы” и “певицы”. Как показывает статистика, именно японцы издевались над русскими женщинами меньше всего. Видно, потому, что уважение к нелегкому труду гейши передается им вместе с молоком матери. 
Прозрачность китайской границы и большой спрос на русских Наташ привели к тому, что, по данным прокуратуры Хабаровского края, полученным ею в китайской полиции, сейчас в разных районах Поднебесной проживают больше 15 тысяч наших проституток. При этом официальное разрешение на работу — не на панели, разумеется, — имеют лишь несколько десятков человек. 
В последнее время самый распространенный способ оказаться в борделе — познакомиться с кем-нибудь в Интернете и поехать вместе отдыхать. Десятки предложений “о незабываемом отпуске под пальмой” где-нибудь на Бали или Гавайях в компании состоятельного бизнесмена найдет в Сети даже начинающий пользователь, не говоря уже о девушках, с утра до ночи работающих на компьютере. 
Наивность наших женщин и их ничем не прошибаемая вера в заграничное светлое будущее не знают границ. Даже если обещанный рай заранее оговорен по срокам. 
Еврейское счастье Катя, студентка Питерского университета, никогда не была ханжой, находя ухажеров и в Сети, и на улице. Как-то у бара с ней познакомились двое парней. Разговорились. Ребята оказались бывшими советскими, а ныне израильскими подданными. Тут и подруга подошла. На дворе заканчивался июнь, и разговор сам собой перешел на отпускную тему. 
— Мы тут собираемся прокатиться на пароходе. Так, на несколько дней. ТурцияИзраиль, — сообщили они. — Если хотите — присоединяйтесь.
Девчонки переглянулись и надолго затихли — денег на путешествие не было. 
— В общем, вы нам нравитесь, и если будете с нами, то финансовые проблемы берем на себя, — правильно поняв причину заминки, тут же предложили новые знакомые. — Один раз живем, решайтесь...
Белый пароход застыл на пристани, и молодежь, разбившись на парочки, отправилась бродить по Хайфе. Вскоре Катькин кавалер встретил в городе троих знакомых, о чем-то с ними поболтал и оставил ее одну. Через минуту ей заткнули рот, заломили руки и кинули в микроавтобус “Мерседес”. 
Они долго кружили по городу, пока наконец не остановились у какого-то невзрачного дома. Катьку притащили в квартиру и популярно объяснили, что теперь она будет проституткой в борделе. 
— Сначала отработаешь эту поездку, потом как-нибудь накопишь на обратный билет. Документов у тебя все равно нет (они остались на теплоходе. — Е.М.), так что можешь не рыпаться, никто тобой здесь заниматься не будет. Но, конечно, для начала тебя нужно опробовать: на что ты способна, что делать умеешь, — похотливо потирая огромные руки, приближался к ней “босс”. 
— Ладно, я все поняла. Только можно для начала хотя бы душ принять, а то я от такой жары вся взмокла, — раздеваясь, сообщила она и заперлась в ванной. 
Врубила воду, а сама, в чем мать родила, полезла в маленькое окошко. Выбралась на крышу и побежала, перепрыгивая по черепицам домов, до первого же попавшегося открытого окна. На ее счастье, хозяин был дома. Мужик оказался нормальным, к тому же говорил по-русски. Он накинул на голую девицу какую-то одежду, и они вместе поехали в российское консульство. Катька сделала заявление, к делу подключился Интерпол. 
— Девушка долго была в шоке и не могла толком объяснить, где все это случилось, — рассказывает Алексей С., сотрудник Интерпола Санкт-Петербурга, занимавшийся делом Екатерины Н. — Конечно, про своих новых знакомых она тоже ничего не знала. Полиция прочесала весь район, но квартиры той мы так и не нашли, ее похитителей тоже. Парень, с которым она приехала в Израиль, твердил, что она потерялась, и доказать его причастность к похищению оказалось невозможно. Но вообще-то Катька оказалась молодцом — и за себя постоять смогла, и не побоялась в полицию пойти. Стоит заметить, что больше таких счастливых случаев в нашей практике не было. 
Вспомнить всех поименно Только через питерский кризисный центр для женщин, признанный иностранными специалистами одним из лучших в России, прошли десятки секс-рабынь, обманным путем вывезенных на Запад и проданных затем в бордели. 
— Мы существуем уже десять лет, но лишь в последнее время столкнулись с проблемой трафикинга, — говорит Наталья Ходырева, директор центра, преподаватель психологического факультета СПГУ. — У наших граждан сложился стереотип: раз женщина едет за рубеж на заработки, значит, знает, что скорее всего ей придется там торговать собой. Сама, мол, виновата: сидела бы дома, и ничего бы с ней не случилось. 
Как показывает практика центра, подавляющее большинство проданных женщин — жертвы своих знакомых, обещавших им интересную работу, а на деле оказавшихся вербовщиками. Или пострадавшие от лжеженихов. Им некуда возвращаться в Россию — здесь у них нет ни жилья, ни достойной работы. Их здесь никто не ждет, хотя наша страна и подписывает документы на самом высоком уровне, не выделяя при этом никаких средств. 
— За четыре часа, которые я провела в Хельсинкском центре помощи проституткам, я встретила там 70 жительниц Санкт-Петербурга, — продолжает Наталья Ходырева. — Смею вас уверить, что практически все жрицы любви в Скандинавских странах — русские интеллигентки. Они живут без документов, потому что их отобрал сутенер или там уже давным-давно просрочена виза. И вообще это скорее вопрос к нашему правительству: почему русские женщины с высшим и средним образованием не могут заработать у себя дома и любыми способами пытаются уехать на Запад? Ни одна мать-одиночка в Финляндии не пойдет на панель, потому что она защищена от нищеты множеством социальных программ. Наши же женщины и в 45 лет согласны ехать за кордон, чтобы оплатить учебу детям. 
У жертв сексуального рабства есть только один способ снова не оказаться на улице — это пройти через суд, назвав всех поименно. Только тогда США и некоторые европейские страны разрешат им остаться в стране и помогут с дальнейшим трудоустройством. Россия даже таких гарантий своим гражданкам дать не может. 
Но, как показывает мировой опыт, на расследование в суде решаются лишь единицы — в начале XXI века работорговля стала слишком прибыльным бизнесом, чтобы преступные группировки позволили себе его лишиться. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации