Секс в большом городе

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


На видеороликах, которые в ближайшее время появятся в сети, могут быть люди из ближайшего окружения президента

1272356002-0.jpg Взрывы в московском метро, трагедия под Смоленском и извержение исландского вулкана на целый месяц прервали стартовавший в марте интернет-сериал. В новой, третьей по счету серии несколько камер фиксировали с разных точек писателя, автора «Стратегии 31» и лидера запрещенных национал-большевиков Эдуарда Лимонова, сатирика и колумниста «Нового времени» Виктора Шендеровича и лидера Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ) Александра Белова.

Одна на всех

Объединила три противоположности Катя Герасимова, уже засветившаяся на предыдущих видеороликах с главным редактором «Русского Newsweek» Михаилом Фишманом и соблазнившая одного из лидеров «Солидарности» Илью Яшина. В ходе спецоперации было задействовано как минимум четыре конспиративные квартиры: на юге Москвы, в районе Нагатинский Затон (аренда — $800 в месяц), где побывали Яшин с Фишманом; в Орликовом переулке, неподалеку от станции метро «Красные Ворота» ($2,5 тыс. в месяц), где снимали лидера ДПНИ Белова и чуть не поймали лидера движения «Мы» Романа Доброхотова; на 2-й Ямской улице (около $1000) — здесь гос¬тями были Шендерович и Лимонов; и наконец, квартира в районе станции метро «Улица 1905 года» (примерно $1100 в месяц), куда настойчиво зазывали корреспондента The New Times. «Меня пригласили в самую приличную», — едва ли не хвастается лидер ДПНИ Александр Белов. Он побывал в Орликовом переулке, в кирпичной «сталинке», в квартире-студии с дизайнерским ремонтом. На сайте агентства элитной недвижимости «Гамелан», где эта квартира была выставлена для сдачи в аренду, особо отмечалась «спальная зона на подиуме с двухспальной кроватью». Из этого подиума на видеоролике в момент контакта Кати Герасимовой с Беловым выползает неопознанный человек в оранжевой спецовке и со шваброй в руках — вероятно символизирующий гастарбайтера, убегающего от лидера борцов с нелегальной иммиграцией. Это одна из немногочисленных сцен в ролике, когда авторы провокации прибегли к монтажу. По мнению опрошенных The New Times специалистов, «выползание» было подснято отдельно, когда Белова в комнате не было. Также при помощи монтажа авторы скандального видео поместили на одно лежбище Эдуарда Лимонова с Виктором Шендеровичем, хотя по информации The New Times журналист и политик побывали на нем в разное время.

Техосмотр

Каждого из попавших в «народное кино» снимали как минимум тремя видеокамерами (в случае с Михаилом Фишманом их, возможно, было четыре). При этом техника, очевидно, была дорогой: главного редактора «Русского Newsweek» снимали через ткань, что невозможно сделать любительской аппаратурой. Да и качество картинки в каждом случае совсем не любительское.

Напичканные техникой квартиры их обитатели покинули сразу после того, как в интернет был выложен первый ролик. Когда корреспондент The New Times приехал к дому в район Нагатинский Затон, соседи «нехорошей квартиры» рассказали, что Катю Герасимову не видели уже несколько недель, квартира, в которой она проживала, уже продана новым жильцам, которые, в свою очередь, сообщили, что проводят в ней капитальный ремонт и что помещение им досталось абсолютно пустым — преды¬дущие хозяева все вывезли. Сработали профессионально. Но генерал-майор КГБ (ФСБ) в запасе Алексей Кондауров считает: «Не думаю, что тут были задействованы государственные силовые структуры. Скорее работали частные охранные предприятия, располагающие достаточным техническим оборудованием». Если представить, что люди в погонах действительно не имели никакого отношения к этой истории, то наиболее логично предположить, что за провокацией стоят прокремлевские молодежные структуры: активисты «Наших», «Молодой гвардии» и «России молодой» активно распространяли два первых видеоролика по интернету, а братья Василий и Борис Якеменко давно известны страстью к слову «порнограф». Тем более что на недавнем съезде «Наших»* * Съезд прошел в Москве 15 апреля. теперь уже бывший лидер движения Никита Боровиков в присутствии Якеменко-младшего и первого заместителя главы администрации президента Владислава Суркова заявил: «О нашей стране не забыли те, кто хочет ее развалить. Ржавчина внутри страны осталась». Негласное разрешение Кремля на дальнейшую борьбу с оппозиционерами и СМИ, которые «наклеивают ярлыки и выносят приговоры, презирают нас, защищают наркоманов и дают трибуну террористам», комиссары получили.

С генералом Кондауровым, впрочем, не согласен бывший капитан ФСБ, глава Национального антикоррупционного комитета и член президентского совета по правам человека Кирилл Кабанов (к нему Катя Герасимова и Кo также наведывались, но без особого успеха). «Необходимо установить за объектом наружное наблюдение, чтобы знать его маршруты, поставить на прослушку телефон, чтобы быть в курсе графика и планов объекта, — перечисляет Кабанов, — разработать профессиональный план «подводки» агента к жертве так, чтобы жертва ничего не заподозрила. Для этого нужны профессионалы». Лидер ДПНИ, например, вспоминает, что почувствовал в определенный момент «что-то не то» и обшарил всю квартиру в поисках скрытых камер, но так их и не нашел.

Скорее всего, наиболее близка к реальности синергетическая версия случившегося: в налаживании кинематографического порноконвейера были заинтересованы и чекисты, и определенные силы в администрации президента, и кремлевская молодежь. Важно понимать, что исключительно ради дискредитации оппозиционеров и журналистов столь масштабный и финансово емкий проект не стал бы затеваться. Операция продолжалась более полутора лет: она началась в июле-августе 2008 года, а завершилась лишь в середине марта года нынешнего — за несколько дней до публикации первых видеороликов. Генерал-майор Кондауров полагает, что на всю затею могло уйти около $100 000. Бывший капитан Кабанов считает, что порностудия могла потратить значительно больше: «Помимо оплаты арендованных под этот проект квартир надо было закупить профессиональную технику — от $2000 за комплект. Если для слежки использовались не штатные оперативники, а частная коммерческая наружка, то это еще $2–3 тыс. за смену. По одному человеку должно работать минимум две смены. А в «обработку» попали десятки людей». С тем же Фишманом Герасимова познакомилась, когда тот ехал на своей машине с работы и среагировал на голосовавшую у обочины девушку. А значит, она точно знала его маршрут и время, в которое главред обычно возвращается домой.

«Нет такой квартиры!»

Масштаб операции и задействованность в ней самых серьезных структур характеризует и то, насколько качественно и с какой скоростью организаторы заметают следы. Две героини проекта — Анастасия Чукова по кличке Чукс и Екатерина Герасимова (Муму) — на первой стадии операции назывались журналистками, потом представлялись менеджером риелторской компании на Таганке и сотрудницей модельного агентства «Прогресс», соответственно. The New Times обзвонил все риелторские конторы, расположенные в районе станции метро «Таганская» (их около тридцати), и ни в одной сотрудницы по фамилии Чукова нет. Менеджер же по работе с персоналом модельного агентства «Прогресс» Елена сообщила The New Times, что «база на их сайте является открытой и добавить туда свое портфолио может любой желающий. Затем, если кандидатура заинтересует агентство или клиентов, будет заключен договор. Но никаких бумаг с девушкой по имени Екатерина Герасимова мы никогда не подписывали, потому и никакими данными о ней не располагаем. Наши сотрудники лишь помнят, что ее анкета действительно какое-то время висела на нашем сайте, но когда нам начали звонить журналисты, мы выяснили, что файл был оперативно удален». Телефоны Кати и Насти, по которым они связывались со своими «жертвами», также заблокированы. В квартире № 14 по Орликову переулку, куда приехали корреспонденты The New Times, — полная тишина, на двери нет даже звонка. В вышеупомянутом агентстве «Гамелан», еще неделю назад предлагавшем эту квартиру снять, на нашу просьбу помочь в этом сотрудник конторы сразу сорвался на крик «Нет у нас такой!» и бросил трубку. В тот же день сайт компании, на котором можно было разглядеть апартаменты во всех подробностях, рухнул и на момент подписания номера работу не возобновил. Пенсионер Илья Петрович, проживающий в квартире № 9, рассказал The New Times, что в доме творятся странные вещи. «Я чуть ли не единственный на лестничной клетке, кто живет здесь давно. Остальные квартиры сдаются непонятно кому, две из них арендуют молодые девушки, которые появляются дома крайне редко — не чаще раза в месяц».

По другому адресу — улица 2-я Ямская, дом 11, квартира 84 (это новострой примерно начала 90-х) — корреспондентов The New Times не пустил в подъезд охранник, который, как показалось, в курсе всей истории. Поначалу мы не представлялись журналистами — якобы просто разыскивали пропавшую подругу, и охранник ответил, что «в квартире 84 уже давно никто не живет, но при этом туда изредка приезжает какая-то женщина — убираться». Однако потом, когда мы достали редакционные удостоверения, собеседник замялся и поменял показания, сказав, что мы «занимаемся ерундой и не там ищем, так как в квартире проживает уважаемый человек, профессор, у которого вся комната завалена научной литературой (интересно, откуда простому вахтеру известны такие подробности?), и никаких девочек там никогда не было». Одной из жертв компромата — Илье Яшину — удалось раздобыть телефон нынешнего молодого человека Кати Герасимовой — диджея, музыканта и участника рок-группы Soundblasters Павла Самарина. Разговор с ним был коротким: «Это Павел?» — «А что вам надо?» После продолжения собеседник резко сказал: «Вы ошиблись» — и на целый день отключил телефон. Наконец, The New Times удалось пробить адрес, по которому сейчас проживает Анастасия Чукова. В квартире оказался молодой человек, назвавшийся ее старшим братом. Он сказал, что не в курсе последних событий в жизни сестры, но она сейчас находится на отдыхе в Таиланде и вернется после майских праздников.

Очевидно, что без участия правоохранительных органов узнать всю правду об исполнителях и заказчиках компромата крайне сложно. Милиция же на происходящее не реагирует, хотя руководитель ГУВД Москвы Владимир Колокольцев еще после первых роликов дал Управлению собственной безопасности поручение разобраться во всей истории. В УСБ вызывали даже Фишмана и Яшина, и те предоставили всю информацию о явках и паролях девушек, с которыми встречались, но история на том и заглохла. Поручение Колокольцева игнорируется до сих пор. Немудрено, что создателей компромата не останавливает даже страх перед нарушением закона — статьи 137 УК РФ («Нарушение неприкосновенности частной жизни») и 242 УК РФ («Незаконное распространение порнографических материалов или предметов») еще никто не отменял.

Низкий старт

В списке «засветившихся» далеко не только оппозиционеры и независимые журналисты. «В него входят, в частности, некоторые люди, имеющие отношение к действующей администрации президента, которых держат на этом шантажном крючке», — говорит Виктор Шендерович. Действительно, особый интерес провокаторы проявляли к представителям Президентского cовета по развитию гражданского общества — и далеко не только к Кириллу Кабанову, Елене Панфиловой (главе российского отделения Transparensy International) и Дмитрию Орешкину — фигурируют и другие фамилии. Более того, по данным источников, провокации были осуществлены не только против членов Cовета, который с первого дня существования обвиняют в излишней либеральности. На видеороликах, которые в ближайшее время, не исключено, появятся в сети, могут быть люди из ближайшего окружения президента Медведева, а также их родственники. После появления второй серии видеокомпромата (ролик появился в сети 22 марта) источники в Кремле утверждали, что Медведев вызывал к себе Владислава Суркова и говорил ему о недопустимости использования подобных методов в борьбе с оппонентами. Поскольку третья часть сериала обнародована, можно лишь предположить: либо Медведев Суркова не вызывал, либо главный кремлевский идеолог проигнорировал рекомендации главы государства.

Очередная порция грязи может быть обнародована 22 мая — если после громкого старта организаторы кампании решили выстреливать с периодичностью раз в месяц. И как предполагает ряд собеседников The New Times, главным героем следующего сюжета вполне может оказаться отнюдь не представитель независимого СМИ или оппозиционер. Гонка за президентское кресло-2012 уже стартовала. Похоже, конкуренты нынешнего президента решили подключить к ней интернет, традиционно считавшийся сферой влияния Медведева. Впрочем, пока это конспирология, не имеющая весомых доказательств — как минимум до появления следующего видео. А продолжение, очевидно, следует.

Оригинал материала

«Новое время» от origindate::26.04.10