Секс с небольшим городом

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


«Высокий социальный статус» чиновников, уличенных в хищении многомиллионных сумм, теперь официально, по суду, смягчает их доказанную вину

1292406199-0.jpg Вынесен приговор руководителям Межрегиональной распределительной сетевой компании Сибири — гендиректору Александру Антропенко и его заместителю по экономике и финансам Алене Григорьевой. Суд установил, что в 2002—2004 годах, работая в «Омскэнерго», они «похитили путем растраты более 14 млн. руб. и уклонились от уплаты налогов с организации в особо крупном размере — на сумму 125,2 млн. руб. путем внесения в налоговую декларацию и иные документы заведомо ложных сведений» (формулировки СКП по Омской области). Кроме того, суд прекратил уголовное преследование Антропенко и Григорьевой за уклонение от уплаты налогов с организации на еще одну сумму — 68,5 млн — в связи с полным погашением задолженности правопреемником ОАО «Омскэнерго» — ОАО «МРСК Сибири» (это не реабилитирующие основания).

Гособвинитель просил для главы МРСК 8 лет, а для его зама, с учетом наличия малолетнего ребенка, 6,5 года колонии. И — крупные штрафы. Суд приговорил топ-менеджеров к условному лишению свободы: Антропенко на 5,5 года, Григорьеву на 5 с двухлетним испытательным сроком. А также к незначительным для таких видных руководителей штрафам. С Антропенко — 800 тыс. руб, с Григорьевой — поменьше. Смягчающим обстоятельством суд назвал «высокий социальный статус» обвиняемых.

Таким образом, Центральный райсуд Омска подал яркую заявку на участие в хит-параде самых гуманных приговоров. Недавно «Новая» сообщала о приговоре Минусинского горсуда (Красноярский край): за контрабанду пиломатериалов на 48 млн рублей он оштрафовал «черного лесоруба» Д. Досанова на 200 тыс. рублей. То есть на сумму, в 240 раз меньшую. Каков процент прибыли! Омский приговор не достиг той же эффективности по экономическим показателям, но, безусловно, претендует на первенство за изящество формулировок. «Они являются руководителями крупного акционерного общества в сфере энергетики», — пояснил судья Евгений Козырин свою похвальную человечность. Он даже не лишил Антропенко и Григорьеву права занимать руководящие должности.

Россиянам давно дано в ощущениях, что есть две страны, и жителям одной из них позволено всё — воровать миллионами и миллиардами, ездить по встречке, давить пешеходов, плевать не только на законы, но и на нормы и «понятия» жителей другой России. И государство стоит на страже интересов именно той страны — давящей и плюющей. Но если раньше это афишировать стеснялись, то теперь ощущения и настроения облекаются государством в строгие формулировки: «высокий социальный статус» предъявляется индульгенцией.

ОАО «МРСК Сибири», для справки, главная энергокомпания десяти азиатских регионов России. Она осуществляет передачу и распределение электроэнергии в Красноярском, Алтайском и Забайкальском краях, Кемеровской, Омской, Томской областях, в Бурятии, Туве, Хакасии, Горном Алтае. В свою очередь «МРСК Сибири» является «дочкой» ОАО «Холдинг МРСК» (у него — сотня филиалов почти по всей стране, в 69 субъектах РФ). И личность главного энергетика Сибири интересна прежде всего в том смысле, кого Москва назначает хранителями рубильника в регионах. Уголовный след в карьере, кажется, ныне ей только способствует. Вот еще характерный пример. С 2005 года по декабрь 2009-го заместителем Антропенко по корпоративному управлению работал Марат Царгасов. То обстоятельство, что его задерживали за незаконный оборот наркотиков (у него обнаружили гашиш и таблетки экстази), не мешало занимать высокий пост. Центральный райсуд Красноярска в 2008 году приговорил Царгасова к году условно. Судебная коллегия краевого суда снизила наказание до 10 месяцев условно. Царгасов продолжал работать на своем посту как ни в чем не бывало.

Весной этого года ФСБ провела обыски в центральном офисе «МРСК Сибири» в Красноярске, произведя выемки документов в кабинетах гендиректора и его заместителя — главного инженера. Тогда ФСБ связала свои действия с возбужденным уголовным делом о коммерческом подкупе. Задержаны были директор управления делами и директор по логистике и материально-техническому обеспечению «МРСК Сибири», а также руководитель красноярского филиала клининговой компании «Ротекс». Речь шла о классической схеме отката, когда представители двух компаний, одна из которых оказывает услуги другой, заключают договор, в котором стоимость услуг превышает их реальную цену, а разницу участники сделки делят между собой.

Родной город Антропенко — Омск, с 2001 года он руководил «Омскэнерго», в 2008-м стал директором «МРСК Сибири». И через 4 месяца после вот этого красноярского осложнения, с участием ФСБ, Антропенко подписал с губернатором Омской области Леонидом Полежаевым протокол, в котором обозначено намерение сменить юридический адрес «МРСК Сибири» с красноярского на омский. Понятно, что смена прописки вызвала бы перетекание налоговых поступлений — из красноярского бюджета утекло бы, в омский добавилось. Однако это не те суммы, о которых принято говорить, вопрос далеко не стоит озвученного «1 миллиарда рублей» (в краевом минфине говорят о сумме, в несколько раз меньшей). Но все же показателен сам факт, как решаются такие вопросы и какие факторы на это влияют.

Впрочем, вряд ли Антропенко бежит от трудностей. И в свое время он из Омска переехал в Красноярск вовсе не потому, что его утомил интерес тамошних правоохранителей, и обратно он намеревался переехать совсем не из-за того, что в Красноярске его компанией заинтересовались еще пристальнее. Как бы то ни было, красноярский губернатор Лев Кузнецов встретился с гендиректором ОАО «Холдинг МРСК» Николаем Швецом (начальником над Антропенко), и вопрос о переезде отложен.

Какое это все имеет отношение к другой России? Непосредственное. Вскоре после переезда Антропенко на берега Енисея оказалось, что весь Красноярск должен энергетикам. Жители получили расчетки, где и значилась сумма долга. У меня она, например, оказалась равна 513 рублям 1 копейке. Это притом что все услуги оплачивал вовремя и сполна. Суммы, предъявленные к немедленной оплате, у всех горожан были разные, какой-то логики в их подсчетах найти не удалось.

Зато объяснение этой нелепости казалось очевидным. «МРСК Сибири» тогда приобрела парк шикарных автомобилей и самолет (только ежегодные расходы на его управление и эксплуатацию превышают 40 млн. руб.). Энергетикам тяжело. Деньги они могут заработать единственным способом — взять с потребителей. Так и родилась, видимо, светлая мысль сделать задним числом всех горожан должниками.

Может, так совпало и случайно — шопинг энергетиков, назначение в Красноярск Антропенко, перевод всех горожан в статус должников. Формально рассуждая, связи в этой цепочке — косвенные. Однако в Омске, откуда Антропенко прибыл, энергетики тоже точно так же нагибали горожан, как в 2008-м захотели нагнуть красноярцев. Их заставляли оплачивать «электроэнергию мест общего пользования» (имеется в виду освещение в подъездах, на лестничных клетках, лифты). Красноярцы оказались должны энергетикам ровно по той же статье. В «Красноярскэнергосбыте» мне тогда пояснили: долг образовался потому, что решено взимать плату с 1 января 2008 года за освещение подъездов. Мой вопрос, почему бы не взять с горожан еще за освещение улиц с 1 января 1914 года, оставили без комментария.

Но понятно, что свет в подъездах горожане оплачивали — эти суммы собирали управляющие компании, и они скрывались в платежках в строке «Содержание и ремонт жилфонда».

Дальше — интереснее. Поскольку по закону энергетики не имели права делать то, что они делали, в Омске подчиненные Антропенко долго извинялись перед горожанами: дескать, погорячились. В Красноярске позже случилось то же самое. Было заявлено, что квитанции — тестовые, платить не нужно (хотя в них в приказном тоне указано о необходимости немедленной оплаты). Вот, дескать, если состоится решение краевой администрации, тогда горожанам разошлют расчетки с подробными разъяснениями.

Будете ли вы удивляться, что нынешний судебный процесс в Омске совпал с повторной рассылкой оповещений о долгах за «электроэнергию мест общего пользования» красноярцам? Именно сейчас весь город снова оповещают: мы должны. Примерно по 300 рублей с человека. Сумма из воздуха: общих электросчетчиков в половине домов нет, невозможно проследить, горит ли вообще в том или ином подъезде свет и сколько нагорает. Если на лестничной площадке лампочка горит, то одна семья — из четверых членов — должна заплатить за сей источник света вдвое больше, чем их соседи, если их прописано лишь двое. Как связаны эти параметры, не ясно. Вычислена некая средняя температура по больнице, и предъявлены счета. Это — секс с небольшим городом. Участие обязательно.

Алексей Тарасов, Красноярск

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::15.12.10