Селезнев создал свою личную спецслужбу

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Газета.Ру", origindate::14.03.2002, Фото: "Известия"

В Госдуме случился "Трошкин-гейт"

Алена Никольская, Александр Корнилов

Converted 12761.jpgВ распоряжении «Газеты.Ru» оказался документ, в котором перечисляются факты незаконного использования служебного положения руководством Думы. Речь идет не только об огромных суммах, шедших на оплату командировок спикера Селезнева, но и о создании при аппарате Думы собственного управления безопасности, непосредственно подчиняющегося руководителю аппарата Николаю Трошкину.

Конфликт между Геннадием Селезневым и прокремлевскими фракциями Думы вышел на финишную прямую. Действующий на стороне центристских фракций комитет по регламенту представил 14 марта список правонарушений, которые были допущены за последнее время руководством палаты в лице как самого Селезнева, так и подчиняющегося лично ему руководителя аппарата Думы Николая Трошкина. Сенсационный документ был предан огласке спустя сутки после того, как спикер обвинил комитет по регламенту в том, что «он превращается в комитет по политическим репрессиям». И хотя Селезнев в определенной степени прав, полагая, что его недруги пытаются использовать комитет с целью оказания на него политического давления, обнародованные факты могут всерьез и надолго испортить жизнь спикеру.

Скандал может привести не только с лишению его голоса на Совете Думы, но и вообще к смещению со своего поста.

Комитет по регламенту предъявил Селезневу и Трошкину обвинения в систематическом и грубом нарушении трех статей регламента Думы - статьи 78 (пункт 2, 3, 4), статьи 79 (пункт 2) и статьи 222 (пункт 1). Все эти статьи регулируют механизм отчетности аппарата перед палатой (прежде всего финансовой), а также создание новых подразделений в Думе. Иными словами, свой удар антиселезневцы нанесли по самому уязвимому месту – по возможности спикера в определенной степени самостоятельно распоряжаться финансами палаты и определять структуру аппарата. Само собой, границу дозволенного в силу заманчивости возможностей Селезнев соблюсти не смог.

Дело в том, что, согласно регламенту Думы, спикер палаты действительно имеет право самостоятельно определять структуру аппарата, штаты, размер оплаты труда, условия материально-технического обеспечения сотрудников и другие расходы на содержание аппарата.

Однако решения по всем этим вопросам, согласно регламенту, должны приниматься спикером не просто по представлению руководителя аппарата, а после согласования их с комитетом по регламенту.

Что сделал Селезнев? 13 марта 1998 года он подписал распоряжение за номером №81р-1 о внесении в положение об аппарате изменений, которые, по сути дела, вывели его из-под контроля не только комитета по регламенту и Совета Думы, но и всей палаты (с этого момента отчетность аппарата стала не плановой, а могла производиться исключительно «по запросу депутатов»). Само собой, это распоряжение не обсуждалось ни на Совете Думы, ни с комитетом по регламенту. То есть было принято незаконно.

Тем не менее именно этот документ стал основной серьезной реформы аппарата Думы, которую провел глава аппарата Николай Трошкин. В частности, скромный секретариат самого Трошкина был преобразован в управление, а отдел режима при аппарате ГД стал управлением безопасности. Последнее открытие настолько поразило членов комитета по регламенту, что они уже несколько дней пытаются понять, как такая трансформация вообще могла произойти буквально у них под носом. Очень сильное впечатление на членов комитета произвело и то, с каким масштабом действовал под прикрытием Селезнева Трошкин.

Самое же интересное заключается в том, что до сих пор никто в Думе не знает, чем занималось управление собственной безопасности Думы после того, как в него превратился скромный отдел режима.

Раньше отдел занимался сугубо техническими вещами – выдавал пропуска, проверял обеспеченность депутатов машинами и документами на них, вел регистрацию посетителей. Сфера деятельности управления безопасности была явно шире, так как в него и в ряд столь же незаконно созданных подразделений аппарата было дополнительно взято на работу более 300 человек. Все они до сих пор получают заработную плату со всеми начислениями и премиями, хотя никаких законных основания для этого нет. Как нет никакой информации и о том, не является ли часть из этих сотрудников подставными лицами, чью зарплату и премии делят между собой те, кто принял их на работу.

Кстати, финансовая отчетность аппарата стоит особняком в выдвинутых против спикера Думы и руководителя ее аппарата обвинений. Отчет Николая Трошкина о работе аппарата в 2001 году, который должен был быть плановым, слушался по решению Совета Думы в феврале 2002, и только после того, как на нем настоял Владимир Пехтин, глава фракции «Единство».

Отчет оказался фиговым листком – вместо детальной калькуляции о расходах Трошкин представил депутатам доклад о том, как самоотверженно в интересах депутатов трудится аппарат.

Ни одного финансового документа он так и не показал, чем лишь еще больше раззадорил тех, кто уже почти год добивается его отставки (это прежде всего группа «Народный депутат» и фракция «Единство»).

И, наконец, последнее. Сметы расходов Госдумы на 2000 и 2001 года на рассмотрение палаты не представлялись, что является грубейшим нарушением регламента. А проект сметы расходов на 2002 год внесен в комитет по регламенту с нарушением всех сроков. Причем его параметры, как пообещал «Газете.Ru» один из членов комитета по регламенту, в ближайшие дни станут предметом другого крупного скандала в Думе.

Никаких комментариев в связи с выдвинутыми обвинениями ни от Геннадия Селезнева, ни от Николая Трошкина нам получить не удалось. Как заявил пресс-секретарь главы аппарата, все комментарии Николай Трошкин будет давать в конце марта или начале апреля, когда будет закончена аудиторская проверка Думы Счетной палатой. В том, что никаких нарушений обнаружено не будет, Трошкин, по словам его сотрудников, абсолютно уверен, но от общения с прессой, тем не менее, почему-то воздерживается.