Семейные Ценности

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Жена и бабушка гендиректора ЗАО "Богордскнефть" освоили технологии рейдеров

1120653767-0.jpg Если представители нашей законодательной ветви власти полагают, что их кропотливая работа шаг за шагом обеспечивает в государстве создание четко выстроенной правовой системы, то в некоторых российских регионах их профессиональный труд, похоже, расценивают иначе. Вот, скажем, в Саратовской области к федеральному законодательству иногда относятся как кулинарной форме для выпечки собственных юридических правил.

То есть существуют в Саратовской области такие структуры, которые, оказавшись участниками юридических процессов, смело принимаются за законотворческую деятельность, правда, зачастую не отдавая себе в том отчета. Вроде бы и есть такой-то федеральный закон, и написан черным по белому, и к его Букве взывают истцы в своих жалобах, а местная судебная власть глядит в этот документ и видит в нем совсем другие слова.

К примеру, сказано в Федеральном законе «Об акционерных обществах» в пункте 4 49 статьи, что вопрос о досрочном прекращении полномочий исполнительного органа общества решается на общем собрании акционеров простым большинством принявших участие в собрании акционеров. А директор саратовского ЗАО «Богородскнефть» г-н Владислав Малышев регистрирует в обход всех мыслимых норм и правил в налоговой инспекции Октябрьского района Саратова как раз перед внеочередным собранием акционеров компании новый устав, в котором записано, что досрочно прекратить его полномочия в качестве директора можно только решением числа акционеров. И как искусный маг и чародей достает из рукава новый устав аккурат после открытия собрания перед изумленной публикой.

Тут надо пояснить, что основным акционером «Богородскнефти», владеющим 74-процентным пакетом голосующих акций является московская компания «ЮКОЛА-нефть». То есть «ЮКОЛА-нефть» приобрела «Богородскнефть» еще в апреле 2003 года в расчете сделать из ни шатко ни валко работающего предприятия эффективную компанию. Приобретение это было сделано при посредничестве самого Малышева, за что благодарная «ЮКОЛА-нефть» за символическую сумму отдала будущему генеральному директору остальные 26 процентов акций. То есть не все самому Малышеву, а по 13 процентов ему и его супруге Юлии Медведевой. Надо сказать, что г-н Малышев, судя по всему, человек, строго чтящий семейные ценности, из-за чего через год свою долю в «Богородскнефти» он передал родной бабушке — Н. Малышевой. А сам остался просто генеральным директором. Теперь добрая половина семейства Малышевых владела крупным пакетом саратовской нефтяной компании.

Однако с тех пор, как добропорядочное семейство взвалило на себя груз тягот по руководству «Богородскнефтью», дела компании резко покатились под гору.

Нет, поначалу, когда «ЮКОЛА-нефть» под собственные гарантии привлекла в компанию иностранных кредитов на сумму 10 млн. долларов, которые были использованы на бурение новых скважин, «Богородскнефть» резко скакнула в добыче с 1 200 тонн нефти в месяц к 130 тысячам тонн в год. Но как только прибыль компании начала расти, ее генеральный директор, видимо, решил, что настала пора ему направлять финансовые потоки в другие русла. Московские партнеры заподозрили что, добываемое «Богородскнефтью» сырье Малышев стал реализовывать через подставные фирмы по заниженным ценам, распоряжаться имуществом по своему усмотрению, заключая договора с теми партнерами, которые обеспечивали ему лично максимально благоприятные условия сделок.

В результате проверка, которую решила провести «ЮКОЛА-нефть», обеспокоенная состоянием дел в принадлежащей ей компании, показала, что всего за три месяца нынешнего года «Богородскнефти» ущерб вверенной Малышевой компании составил свыше 17 млн. рублей и продолжает неуклонно расти. В бюджеты всех уровней недоплачено свыше 7 млн. рублей. Больше того, у владельца саратовской нефтяной компании есть все основания полагать, что Малышев сознательно ведет дела предприятия к банкротству.

Вот тут-то «ЮКОЛА-нефть» и решила предпринять экстренные меры и остановить масштабную работу Малышева по развалу «Богородскнефти». Оказалось, не тут-то было! Малышев в один из визитов в Москву подает на подпись генеральному директору «ЮКОЛА-нефти» в кипе с контрактами и договорами «Богородскнефти» проект нового устава. В этот момент в проекте нет противоречий с федеральным законодательством, их наш саратовский Копперфильд впечатывает на обороте листа с подписью основного акционера позже. А затем генеральный директор Малышев спокойно извещает всех троих акционеров саратовского предприятия (и «ЮКОЛА-нефть», и жену, и бабушку) о проведении внеочередного собрания акционеров ЗАО с повесткой дня об утверждении новой редакции устава общества. Проект нового документа, конечно, не устроил основного акционера «Богородскнефти», но не остановил ее генерального директора. Он-таки провел семейное собрание и утвердил на нем новый устав. И его не смутило отсутствие на этом представительном форуме главы «ЮКОЛА-нефти». Этот маг и волшебник просто зафиксировал в протоколе присутствие всех трех акционеров и их единогласное голосование за принятие новой редакции основного документа ЗАО «Богородскнефть». И тут же отправился в налоговую инспекцию регистрировать новый основной документ компании.

Теперь снять Малышева с должности генерального директора по новому уставу можно было бы на общем собрании акционеров только квалифицированным большинством в «?» голосов. Виртуозная комбинация позволяла жене и бабушке оставить своего внука и супруга чуть ли не пожизненным директором саратовской компании. О чем Малышев и известил на следующем общем собрании ЗАО основного акционера.

И даже когда старший оперуполномоченный ОБЭП УВД Саратовской области С. Степанов получил и бабушкины, и женины показания о том, что гендиректор «ЮКОЛА-нефти» и правда не присутствовал на том фальшивом собрании акционеров, на котором «была принята» новая редакция устава общества, больше того, что в этот памятный день гендиректор «ЮКОЛА-нефти» не мог чудесным образом материализоваться в Саратове ни на каком собрании, поскольку находился в Белоруссии, о чем свидетельствует официальный документ КГБ этой республики, состряпанные Малышевым документы оказались благополучно зарегистрированными в налоговой инспекцией Октябрьского района Саратова.

Конечно, «ЮКОЛА-нефть» созвала внеочередное собрание акционеров компании, и в соответствии с законом и настоящим уставом общества приняла решение о досрочном прекращении полномочий генерального директора и избрании новой кандидатуры на эту должность. Федеральный закон «Об акционерных обществах» гарантирует акционеру, владеющему 74-процентным пакетом акций полное на это право. Повторим, для такого решения достаточно простого большинства голосов, то есть 50%+1 акция. Но это по закону. А по уставу Малышева – без его жены и бабушки у «ЮКОЛА-нефти» такого права нет.

Поэтому Малышев до сих пор напрочь отказывается противоречить желанию родственников и слагать с себя полномочия генерального директора «Богородскнефти».

Чудеса, правда, на этом не закончились. Когда «ЮКОЛА-нефть» обратилась в арбитражный суд Саратовской области с иском о признании законным решения собрания акционеров о прекращении полномочий Малышева и назначении нового человека на эту должность, в этот же орган правосудия поступил иск и от супруги непотопляемого гендиректора. Юлия Медведева жаловалась, что «Богородскнефть» и «ЮКОЛА-нефть» ущемляют ее права акционера, поскольку приняли устав, противоречащий закону. Зачем бы это, спрашивается? Да затем, что Арбитражный суд Саратовской области отказал в обоих исках, подтвердив таким образом «правоту» Малышева. Ну разве не виртуозная комбинация?!

Но история на этом не заканчивается. «ЮКОЛА-нефть» подала жалобу в аппеляционную инстанцию Суда Саратовской области. На днях по ней будет принято решение. Хотя, с учетом того, как толкуют федеральное законодательство в Саратовской области, трудно выбрать ту из спорящих сторон, на которую стоило бы сделать большую ставку. Впрочем, судебные дела семьи Малышева в Саратове ведет юридическая фирма, принадлежащая бывшему зятю председателя Арбитражного суда Саратовской области, г-ну Баранову. Так что, возможно, что именно родственные законы ложатся в основу правовой деятельности этого российского региона.

Роман Балашов