Семейные дела, нетелефонный разговор

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Компания", origindate::7.03.2000

Семейные дела, нетелефонный разговор

Система сдержек и противовесов вокруг МГТС с треском рушится

Дмитрий Бутрин

Пожалуй, ни одной российской компании не удавалось создать себе столь спокойного и консервативного имиджа, каким обладает Московская городская телефонная сеть. Один из крупнейших коммерческих телефонных провайдеров Европы - МГТС до сих пор считается многими пользователями государственным предприятием, имеющим к миру бизнеса отношения не больше, чем МПС. Именно поэтому топ-менеджмент МГТС и ее генеральный директор Владимир Лагутин почти никогда не фигурировали в громких скандалах.

Но это время прошло. Появилась информация о том, что в отношении шести руководителей компании (в их числе и Владимир Лагутин) возбуждено уголовное дело. Руководство МГТС подозревается в легализации незаконно полученных средств, по сути - в отмывании "грязных денег". Несмотря на то что дело выглядит явно надуманным, факт налицо: против "священных коров" российского телекоммуникационного мира кто-то играет по-крупному.

Дело о 150 000 номеров

Собственно, достоверной информации о сути скандала немного. Исходно информация о деле, возбужденном то ли в отношении Лагутина и его заместителей, то ли в отношении определенных компаний, то ли просто по факту преступления, была обнародована The New York Times как раз в канун Нового года. Специфические подробности, присутствующие в статье, позволяют сказать: это банальный "слив", источник которого следует искать в российских правоохранительных органах.

Краткая суть обвинений такова: осенью 1998 года руководство МГТС заключило с компанией "Инвест Проджект" (совместная структура телекоммуникационного холдинга Global TeleSystems (GTS) и МГТС) договор о предоставлении в ее распоряжение 150 тыс. номеров, получив за это $8 млн. Сумма выглядит явно заниженной, а схема проведения сделки была такова, что в результате менеджеры МГТС (The New York Times заявляет, что в операции замешаны девять человек, а российская пресса говорит о шести руководителях МГТС разного ранга) получили на свои счета, по разным версиям, $7 млн, $26,5 млн или $40 млн. Впрочем, официального подтверждения или опровержения информации о том, что по факту сделки возбуждены, ведутся или закрыты уголовные дела в отношении физических лиц, "Ко" получить не удалось. Хотя, по нашим данным, Главное управление по борьбе с экономическими преступлениями МВД осенью 1999 года интересовалось, каким образом GTS, которая с 1998 года успела создать российский дочерний холдинг Golden Telecom и стать одной из самых перспективных телекоммуникационных компаний Москвы, строит свой российский бизнес. Уж больно поражал быстрый взлет компании.

Представитель Golden Telecom заявил "Ко" следующее: "Наши взаимоотношения с МГТС и всеми остальными сторонами… полностью соответствовали законодательству и нормам деловой практики, принятым в России". Последнее - важнее всего. Де-факто американцы намекают, что для них кое-что в России кажется дикостью, но уж о законности своих действий мы заботимся.

Гораздо более интересно, почему обвинения в адрес топ-менеджеров МГТС возникли именно сейчас.

Система против системы

Похоже, причина нехорошей активности вокруг руководства МГТС довольно проста: в последнее время телекоммуникационная отрасль испытывает настоящий бум.

Напомним, как вообще выглядит московская телекоммуникационная отрасль. Есть крупнейший оператор телефонной связи, фактический монополист - Московская городская телефонная сеть. Это акционерная компания, 33% которой контролируются АО "МКНТ", входящим в АФК "Система", еще около 40% - "Связьинвестом". Несмотря на то что обе стороны подписали соглашение о координации деятельности по совместному управлению телефонной компанией, АФК "Система" официально объявляет о том, что МГТС входит в ее дочерний телекоммуникационный субхолдинг - "Система Телеком".

Впрочем, МГТС как таковая - это всего лишь телефонная компания. До 1996 года стратегия развития связи в Москве была проста: МГТС создает со сторонними инвесторами совместные предприятия для реализации определенных целей (например, "Комстар") или вообще выделяет собственные технологические структуры в отдельные компании ("Комкор"). В прямой же собственности холдинга лишь телефонная сеть общего пользования и инфраструктурные объекты.

Естественно, что такая схема устраивала всех до той поры, пока продвинутые телекоммуникационные услуги пользовались лишь ограниченным спросом. Фактически рынок hi-tech был поделен на "технологические секторы" - жестко конкурировать с компаниями, которые были созданы в свое время МГТС, новые структуры не могли, а деятельность "дочек" МГТС была ограничена "эпохальными проектами" ("Золотая пуля", "Золотой гусь", сеть связи в метро и т.д.), для которых они, собственно, и создавались. Если же интересы и амбиции "дочек" вступали в конфликт, то именно руководство МГТС выступало отстраненным и незаинтересованным арбитром.

Впрочем, еще более важным являлась роль "старого" руководства компании (Лагутин, например, работал в МГТС, когда не существовало еще ни "Системы", ни "Связьинвеста") во взаимоотношениях между его акционерами. Фактически именно менеджмент владел тем "контрольным пакетом влияния", который позволял лавировать между АФК "Система", руководство которой близко к Юрию Лужкову, и "Связьинвестом". Из 11 мест в действующем совете директоров 5 принадлежит представителям "Системы", четыре - "Связьинвесту", но оставшиеся 2 места контролируются именно менеджментом МГТС. Эти-то 2 места и символизируют положение Лагутина с командой: руководству МГТС их вполне хватает, чтобы помочь любому из двух акционеров продвинуть любое предложение.

Впрочем, не следует забывать, что "Связьинвест" - структура, в которой в 1999 году произошли большие изменения. Если Владимир Потанин и консорциум Mustcom, владеющий 25% акций российского телефонного холдинга, и хотели бы управлять МГТС, это было бы невозможно по чисто политическим причинам: менеджмент МГТС всегда имел промосковскую, а точнее, "промэрскую" ориентацию и в любом конфликте "Связьинвеста" с "Системой" однозначно занял бы сторону Владимира Евтушенкова. Однако с приобретением пакета акций Mustcom структурами группы "Мост" (по данным "Ко", такая сделка состоялась летом 1999 года, хотя официально о ней не объявлялась) "Связьинвест" стал гораздо ближе к Юрию Лужкову, чем два года назад. Именно поэтому, похоже, крупнейшими пакетами в МГТС реально управляют группы Владимира Гусинского и Владимира Евтушенкова.

Одна из версий, кстати, прямо гласит: Гусинского явно не устраивает Владимир Лагутин - как слишком близкий к "Системе" человек. Обвинения в адрес руководства МГТС об отмывании денег появились именно с его подачи - поэтому вполне вероятно, что на очередном годовом собрании Лагутина и его команду попытаются отстранить от руководства, мотивируя это интересами государства, и "Связьинвеста" в частности. А уголовное дело в этой ситуации - неплохое подспорье. Не исключено, что и "Систему" Лагутин более не устраивает своей независимостью и стремлением играть свою игру - тогда при выборе нового совета директоров летом 2000 года разыграется настоящая битва.

Впрочем, есть и другие объяснения.

В новом мире есть место не всем

Напомним, что вторым "обвиняемым по делу GTS" - который, впрочем, напрямую не объявляется виновным в полумифической "коррупции" - выступает холдинг Golden Telecom, который за последние полгода изменил в московской телекоммуникационной отрасли очень и очень многое.

Во-первых, именно команда Golden Telecom произвела революцию сразу в двух потенциально очень перспективных секторах - Интернет-провайдинга и выделенной связи (тут компания делит успех с "Комстаром"). Фактически Golden Telecom первой среди телекоммуникационных операторов выдвинула внятную концепцию собственного развития в среднесрочной перспективе, подкрепленную финансовыми возможностями (компания успешно разместила свои акции на NYSE). Действия Golden Telecom чрезвычайно агрессивны: так, в феврале компания устроила настоящий переполох на рынке коммутируемого доступа в Интернет, продавая час доступа в сервисе "Россия Он-Лайн" минимум в полтора раза дешевле конкурентов, - это заставило крупных московских провайдеров искать новые способы привлечения клиентов. В ближайшее время, похоже, компанией будут выдвинуты такие же сильные предложения и по выделенной связи для корпоративных пользователей, и по некоммутируемому доступу в Интернет, и по передаче данных.

Собственно, руководство МГТС в последнее время сделало многое для того, чтобы "дочки" беспокоились о своем будущем. Еще в середине 1999 года было объявлено, что "дочернее" имущество МГТС будет подвергаться ревизии и последующей реструктуризации. Целью этой "операции", которой, по заявлению главы "Системы Телеком" Александра Гончарука, занимается именно его структура, должно стать "возвращение центров прибылей, созданных в свое время МГТС, в компанию". По сути МГТС и "Система" намерены завершить то, ради чего создавались "дочки" и ради чего им передавались активы московской телефонной компании, - получить наконец свою долю денег от проекта. Именно среди "дочек" в этом случае следует искать "заказчика дела GTS".

По данным "Ко", 80% из более чем 20 дочерних компаний МГТС, созданных в 1992 - 1994 годах для реализации "спецпроектов", предлагают сейчас на рынке схожий спектр услуг: интегрированные решения в области телефонии, передачи данных и телекоммуникационных сетей. Даже с точки зрения технологии различий все меньше. Между тем настоящий бум на рынке интегрированных решений должен наступить уже в 2001 году: именно тогда МГТС собирается перейти на повременную оплату разговоров, что сделает альтернативных провайдеров связи - и мобильной, и фиксированной - конкурентоспособнее на порядок.

По сути Лагутин, Рабовский, Алимбеков - авторы и проводники старой модели согласования интересов - сейчас менее всего удобны инвесторам, которые заинтересованы в разделе потенциально огромного телекоммуникационного рынка. И не будь "дела GTS", на его месте обязательно появилось бы что-то еще - конфликт интересов в "семейном кругу МГТС" стал неизбежностью.