Семейный регистратор

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© igolkin, origindate::12.07.2010

Семейный регистратор

Заместителя управления Мосрегистрации Михаила Скворцова арестовали за то, что рассматривал должность как кормление

Владимир Кустодин

Быть чиновником — удовольствие все-таки сомнительное. С одной стороны зарплата, хотя и не нищенская, но заработать честным трудом на квартиру, машину и при этом обеспечить достойный уровень жизни домочадцев — трудно. Ну что такое 70, даже 100 тысяч для почтенного человека. Не деньги. С другой стороны, доступ к распределению материальных и бюджетных и прочих благ, к различным разрешениям, лицензиям, торгам, регистрациям открывает такие возможности, что подавить в себе искушение не использовать должность для дополнительного приработка сможет не каждый. Особенно если ты чиновник уже не нижнего уровня, а хотя бы среднего, не говоря о верхнем. С третьей стороны, жить в постоянном страху: а вдруг узнают, а вдруг схватят…

Однако жалеть чиновников все-таки не стоит. Как показывает отечественная практика: никакие публикации, ни какие громкие уголовные дела не останавливают их, если вдруг выдается возможность отжать свой процент, свою долю, которая позволит потом жить безбедно. Крепостническое наследие петровских времен все равно аукается. Безбожно, по-крупному, внаглую «кормиться от места» стали при этом государе. Различные чиновники, начиная с дьячной должности, облагали податью послушное население. С дани и питались.

В XXI веке, разумеется, расширились, и возможности, и формы, и объекты кормления. С той правда существенной разницей, что теперь эти возможности стали подпадать под определение коррупционных деяний.

История падения московского регистратора Михаила Скворцова в этом смысле показательная.

В 2003-м году его перевели на работу в московское правительство. Да на какую замечательную должность! Первого заместителя руководителя Учреждения юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории города Москвы (Мосрегистрации). Вся недвижимая Москва — под присмотром. Но этот счастливый карьерный миг стал, увы, ступенькой не к росту, а к стремительному падению чиновника.

В 2005 году следственное управление УВД ЦАО возбудило уголовное дело по факту незаконного приобретения недвижимости по улице Большая Коммунистическая, в центре Москвы. Покупателем здания выступила… супруга заместителя главы Мосрегистрации Елена Скворцова. Как говорится в материалах следствия, чтобы продать ей здание, бывший гендиректор Владмир Леус подделал протокол заседания совета директоров ОАО за 2005 год, а о самой сделке не поставил в известность ни совет директоров, ни собрание акционеров фирмы. В итоге нежилое здание площадью 1146 кв. м, которое, по разным оценкам, стоит 100 и более млн. рублей досталось жене чиновника за 26 миллионов. Все переговоры о купле-продаже вели непосредственно старые знакомые Леус и Скворцов.

Да, тот самый — супруг Скворцовой. Он занимался тем, чем государственный служащий заниматься не имел права.

В августе прошлого года Скворцов был арестован. Супруга ударилась в бега.

Странным делом, у вороватого чиновника и предпринимателя нашлись защитники. Не только в лице адвокатов и журналистов , но и депутата Госдумы. Член Госдумы от фракции КПРФ бывший прокурорский работник Виктор Илюхин обратился с запросом к директору ФСБ. Депутат перевел стрелки на тех, кто занимался расследованием скандального дела. Якобы они выполняли установки в интересах спецслужб.

В продолжение депутатского запроса в СМИ появились статьи в защиту чиновника.

Главный их посыл: нехорошая и корыстная милиция вкупе с ФСБ арестовала не чиновника, лоббирующего семейные интересы, а честного добропорядочного предпринимателя, который ничего незаконного не совершал. Господин Скворцов в статьях так незатейливо-скромно и назван: «предприниматель». И ни слова о том, какой важной коррупционной крышей он выступил в сделке по отчуждению крупной коммерческой собственности в руки дражайшей супруги.

Про деяния Елены Скворцовой тоже написано едва ли не в буколическом духе: «У московской милиции вопросов к ней не было». Но ее «вынудили покинуть страну». Мол, ни за что обидели невинную женщину… При этом умалчивается, что госпоже Скворцовой предъявлено обвинение по ч.4 статьи 159 УК РФ (мошенничестве в особо крупном размере) и что она скрылась заграницу еще в тот момент, когда обвинение не было сформулировано. Суду ничего не оставалось, кроме как вынести решение о заочном аресте.

Говоря языком петровской эпохи, г-н Скворцов занимался кормлением с должности. Сделка, будь она не отменена судом, принесла бы семейной паре приличный доход. Приобретенные площади сдавались в аренду, доходы от нее шли, конечно, не прямо в карман важному чиновнику, а на счета его супруги. Но легко предположить, что г-н Скворцов в накладе бы не остался.

Увы, Скворцову крупно не повезло. Его заинтересованное участие в сделке зафиксированы и задокументированы в материалах допросов, в свидетельских показаниях, в аудиозаписях прослушек.

Люди в погонах и в судейских мантиях выполнили свою работу. И было бы несправедливым не отметить: в последние годы правоохранительные органы приняли на себя мощный удар критики. Во многом — заслуженной. Милиция продолжает подставляться, совершать правонарушения, чем вызывает справедливое возмущение граждан. И каждый такой случай становится предметом публичного обсуждения, что уже хорошо. Но есть вторая сторона правды. Люди в погонах сегодня нередко оказываются тем крайним бастионом, о который разбиваются криминальные волны. В данном случае мы имеем дело именно с таким прецедентом.

Но точку в истории ставить рано.

В материалах в защиту Скворцова журналисты обращаются к президентской инициативе — ограничить применение арестов в ходе предварительного следствия по уголовным делам экономической направленности. Да какие пафосные слова находят! «Скворцов оказался в заложниках жадной и всесильной, насквозь коррумпированной системы полицейского государства. Этой власти наплевать на президентские инициативы».

Если бы дело обстояло именно так… Ведь г-н Скворцов вовсе не предприниматель, а крупный чиновник, который превратил должность в доходное место. За подобные преступления в Китае приговаривают к смертной казни.

Зачем же всуе порочить государственные органы, обвинять сотрудников милиции в корыстной заинтересованности, коррупции? К слову сказать, такая же грязь лилась и во время следствия и процесса по делу Леуса. Но приговор был вынесен. Леус осужден по ч. 4 ст. 159 УК РФ (Мошенничество в особо крупных размерах) и по ч.2 ст. 309 УК РФ (Принуждение свидетеля, потерпевшего к даче ложных показаний). Не повлияли на приговор ни высокопоставленные покровители (они были, в том числе из депутатского корпуса, ни звания (г-н Леус «Заслуженный строитель России»), ни попытка давить на суд через СМИ. Слишком явны были для суда совершенные правонарушения.

Но давление продолжается. Создается впечатление, что г-н Скворцов, находясь под арестом, не оставляет надежду вернуться на «хлебное место», чтобы снова заняться доходным бизнесом — регистрацией на своих близких объектов коммерческой недвижимости. Однако российские граждане не хотят, чтобы ими правили чиновники, пекущиеся о собственном кармане. Достали уже такие слуги народа. Так достали, что в их бескорыстие и захочется поверить — не получается. Праведными они становятся почему-то тогда, когда осознают — грядет заслуженное наказание.