Семь пуль для Анны Политковской

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Семь пуль для Анны Политковской FLB: Процесс по делу об убийстве обозревателя «Новой газеты» продолжился с тем же судьей и теми же присяжными

"«Дети журналистки Анны Политковской требуют отвода судьи и роспуска коллегии присяжных, рассматривающих дело об убийстве их матери, - передает 31 июля корреспондент агентства РАПСИ из зала Мосгорсуда. Соответствующее ходатайство поступило в письменном виде в суд и было в среду оглашено председательствующим Павлом Мелехиным. Ходатайство, заявленное из-за нарушения права потерпевших на участие в отборе коллегии присяжных , которое имело место по мнению заявителей, поддержали защитники обвиняемых, но прокуратура просила оставить его без удовлетворения». «Коллегию присяжных по делу об убийстве журналистки "Новой газеты" Анны Политковской не будут распускать. Соответствующее решение принял Московский городской суд, - пишет в среду «Российская газета». Таким образом, требование детей погибшей журналистки оказалось неудовлетворенным. Потерпевшие также выразили недоверие судье Мелехину, который, по их мнению, нарушил процессуальные нормы при отборе коллегии . Однако в результате судья не нашел оснований для удовлетворения ходатайства». «Первая половина заседания была посвящена различным ходатайствам защиты и возражениям на действия председательствующего судьи. Все эти процессуальные действия проходили в отсутствие коллегии присяжных, - описывает происходившее на судебном заседании интернет-издание Газета.Ру. Так, сторона защиты пожаловалась, что во время оглашения обвинительного заключения на предыдущем заседании прокурор Мария Семененко проговорилась, что Хаджикурбанов на момент совершения преступления только что освободился из мест лишения свободы . По мнению адвокатов, информацию о предыдущей судимости обвиняемого нельзя было доводить до присяжных. Семененко в ответ заявила, что говорила лишь то, что имеется в обвинительном заключении , и «не более того» . Судья с ней согласился. Ходатайства и возражения закончились к 13.00, и судья пригласил жюри. Мелехин представил присяжным нового адвоката подсудимого Лом-Али Гайтукаева Татьяну Окушко, а затем во второй раз с начала процесса в открытом заседании назвал полные имена каждого из членов жюри. Затем сторона обвинения, наконец, приступила к представлению доказательств. Прокуроры начали не с допросов свидетелей, а с изучения письменных материалов дела . Гособвинитель Борис Локтионов встал со своего места, взял в руки один из томов, положил его на перегородку, отделявшую его от присяжных, и начал читать протокол осмотра места происшествия. — Погромче , — попросил его судья Павел Мелехин. — Ваша честь, я обращаюсь к присяжным, другие участники процесса читали материалы дела, — огрызнулся Локтионов, видимо, решив, что просьба исходит от подсудимых. — Я понимаю, но даже я вас не слышу , — ответил судья. Просьбу судьи подхватили адвокаты: на короткое время поднялся шум, пока Мелехин наконец не успокоил стороны. «Труп был обнаружен во втором подъезде дома 8/12 по улице Лесная» , — повысил голос гособвинитель. — Тело Политковской лежало в лифте в сложенной позе, в руке у нее были ключи, а рядом лежал пакет с продуктами, зачитывал он. Там же следователь обнаружил орудие преступления — пистолет с глушителем калибра 9 мм, пулю и гильзу. На задней стенке лифта на высоте 156 см виднелся след от пули. На лестничном пролете между первым и втором этажами лежали окурки сигарет различных марок» . Осмотр тела специалистом показал, что в Политковскую попали семь пуль : в голову, в лопаточную область, ключицу, позвоночник и бедро. «Можно определить, что первоначально пострадавшая стояла и была повернута к нападавшему передней частью тела , — читал заключение эксперта Локтионов. — Потом она начала наклоняться вперед, приседать и падать назад» . Согласно выводам эксперта, Политковская умерла в течение нескольких минут после выстрелов, возможно, в пределах 10 минут , в течение которых она не могла совершать активных действий. Прокурор также показал фотографии места преступления и схему ранений Политковской. Особое внимание присяжных он обратил на выстрелы в ключицу и в паховую область. «Я потом объясню, для чего это» , — пообещал Локтионов. Согласно выводам экспертов, киллер попал в жизненно важные артерии в этих местах, в частности в бедренную артерию, кровотечение из которой остановить было бы невозможно , даже если бы не было других выстрелов, пояснила интернет-изданию пресс-секретарь «Новой газеты» Надежда Прусенкова. Это подчеркивает то, что нападавший был профессионалом , уточнила она. «Для вас на сегодня все» , — обратился Локтионов к присяжным, извинившись за столь короткое заседание. Он пообещал, что в дальнейшем обвинение будет наращивать темп работы. Следующее слушание назначено на 1 августа». 26 июля в публикации Агентства федеральных расследований [FLB%20http://flb.ru/info/55399.html «Три часа рвал обвинительное заключение»] говорилось: “ на этой неделе в Мосгорсуде все-таки начался процесс по делу об убийстве обозревателя «Новой» Анны Политковской. Начался не без скандала. Потерпевшая сторона — дети Анны — Илья и Вера, а также их адвокат Анна Ставицкая заранее предупредили суд о своем отсутствии в Москве до 28 июля. Причина: семейные обстоятельства и командировка. И попросили суд перенести отбор коллегии всего лишь на неделю. Однако федеральный судья Мелехин эти просьбы проигнорировал... К 17 июля на отбор присяжных пришли порядка 80 человек, но процедуру перенесли из-за почувствовавшего себя плохо адвоката Мурада Мусаева. И 23 июля желающих стать присяжными оказалось в два раза меньше, половина из них взяла самоотвод, еще пятерых отвели адвокаты . Однако оставшихся хватило, чтобы отобрать коллегию из 12 основных и 10 запасных присяжных заседателей. Рассмотрение дела по существу назначено на следующий день — среду, 24 июля. Без потерпевших. Во вторник вечером на сайте «Новой» Илья и Вера Политковские разместили свое заявление: они отказываются принимать участие в суде, считают нелегитимной коллегию, отобранную без их участия, и все действия судьи Мелехина. В среду суд начался с полуторачасовым опозданием — подсудимый Ибрагим Махмудов застрял в пробке . Он, как и его родной брат, Джабраил, находится под подпиской о невыезде и в суд приходит самостоятельно . Трое других — Рустам Махмудов ( предполагаемый киллер ), Лом-Али Гайтукаев ( предполагаемый организатор, взявший заказ на убийство ) и бывший капитан РУПОБа Сергей Хаджикурбанов содержатся под стражей. Впрочем, двое последних осуждены за другие преступления — покушение на убийство и вымогательство соответственно .
45ac063fb730b7667c6a4874b7b3d93b.jpeg
Подсудимые Сергей Хаджикурбанов, Рустам Махмудов и Лом-Али Гайтукаев Первое же заседание расставило эмоциональные акценты будущего процесса. Адвокат Мусаев в свойственной ему манере артистично препирался с судьей и прокурором Марией Семененко (они давние процессуальные противники), судья Мелехин бесцветным голосом делал замечания и отклонял все ходатайства защиты, журналисты смотрели на пустые стулья потерпевших. Абсурда добавляли проходящие через зал заседаний арестованные по другим делам в сопровождении конвоя — коридор доставки почему-то выходит именно сюда . И вновь — скандал. Сторона защиты — пять подсудимых и семь адвокатов — категорически против того, чтобы начинать процесс без потерпевших. «Участие потерпевшей стороны в таком сложном резонансном деле крайне желательно, даже необходимо , — заявил адвокат Мусаев. — Потерпевшие трижды просили перенести отбор. Экономия нескольких дней принесет процессу больше репутационного ущерба, чем пользы» . Судья Мелехин на все доводы внимания не обратил, и заседание началось — пока без присяжных. Выслушали ходатайства защиты. Так, адвокат Хаджикурбанова, бывший сотрудник полиции, Алексей Михальчик заявил о негуманных условиях содержания под стражей его подзащитного во время процесса, потребовал гарантировать не меньше 8 часов сна и нормальное питание. Государственный адвокат Рустама Махмудова сообщил суду, что его подзащитный не может переодеться, так как вся его одежда находится на складе, а еще — попросил предоставить подсудимому копию обвинительного заключения, так как предыдущую он порвал . — Как порвал? — удивился судья. — Все четыре тома?! На что Махмудов пояснил, что был помещен в карцер, куда ему насильно эти тома и закинули. Так он знакомиться не хотел, к тому же на обвинительном заключении не было подписи прокурора и даты, и поэтому, в знак протеста, три часа рвал обвинительное заключение . Теперь просит новое. — А он его не порвет? — забеспокоился прокурор Борис Локтионов. Подсудимый пообещал, что нет. В зал пригласили присяжных. Выяснилось, что двое не явились — один заболел, другая отказалась принимать участие в процессе. Выбывшие были заменены запасными. Прокуроры Локтионов (сурово) и Семененко (эмоционально) огласили фабулу обвинительного заключения . По версии следствия, в июне-июле 2006 года неустановленное лицо обратилось к Гайтукаеву с предложением организовать убийство Анны Политковской, поскольку было недовольно публикациями в «Новой газете». Гайтукаев собрал преступную группу, в которую вошли его племянники — Джабраил, Ибрагим и Рустам Махмудовы, а также старый знакомый Хаджикурбанов и начальник отделения 4-го Управления (ОПУ) ГУВД Москвы подполковник Дмитрий Павлюченков. Павлюченков должен был установить место проживания Политковской и передать информацию Махмудовым. По версии следствия, Гайтукаев также поручил Павлюченкову и Рустаму Махмудову приобрести оружие, а Хаджикурбанов по просьбе Гайтукаева контролировал деятельность преступной группы. За убийство журналистки Гайтукаев передал Павлюченкову 150 тысяч долларов. Ибрагим Махмудов 7 октября осуществлял наблюдение за перекрестком у дома Политковской, а Рустам Махмудов вошел в подъезд и сделал пять выстрелов в обозревателя «Новой газеты». Ко всему прочему, Рустам Махмудов обвиняется в похищении человека, совершенном в 1996 году, — это был гражданин Армении Авилян, с которого он с подельниками намеревался получить выкуп. Далее выступали защитники, рассказывая присяжным, что никто из подсудимых свою вину не признает и все готовы давать показания . И опять отличился адвокат Мусаев, который довел до коллегии то, что им по закону знать не полагалось : это уже второй процесс по делу, а первый закончился оправдательным вердиктом, — и плюс к тому высказал свою собственную версию преступления : убийство совершили сотрудники МВД, подчиненные (Дмитрия Павлюченкова (уже осужденного на 11 лет строгого режима, после того как он заключил сделку со следствием). В итоге за излишнюю эмоциональность, нарушение УПК и беллетристику Мусаев получил несколько замечаний от судьи . А присяжных отпустили до понедельника, решив второе заседание — в четверг — посвятить рассмотрению технических вопросов и письменных ходатайств. Так и случилось. В четверг заседание началось с обсуждения порядка предоставления доказательств, некоторые из них защита просила признать недопустимыми. Например, детализацию телефонных соединений, подтверждающих тот факт, что подсудимые общались между собой . Адвокаты сомневаются в их достоверности и требуют оригиналы с серверов сотовых операторов . Нарушения в оформлении процессуальных документов защита обнаружила и в ряде других доказательств: заключения экспертов, в частности, баллистиков... Суд перенес разрешение этих ходатайств на понедельник. Мирный ход заседания нарушил Рустам Махмудов, и день закончился на повышенных тонах. Он заявил, что в среду, после заседания, троих арестованных — Махмудова, Гайтукаева и Хаджикурбанова — неизвестные люди завели в некое помещение, в руках у неизвестных было оружие и электрошокеры, и они принялись угрожать жизни подсудимых . Судья Мелехин был невозмутим — обращайтесь в правоохранительные органы. «Вы судья или кто? Вы можете что-то сделать? Я вам нужен живой или мертвый?» — кричал из аквариума Рустам Махмудов. Судья невозмутимо адресовал все вопросы министру внутренних дел и судебным приставам», – писала Надежда Прусенкова в «Новой газете» № 81 от 26 июля 2013 года. Ранее на эту тему на FLB: «Защита огласила комбинацию», «Тенденциозное отсутствие «лиц кавказской национальности», «Убийцы дошли до суда без заказчика и «посредника», «Заказчик растрела не вошел в дело», «Павлюченкова с Хаджикурбановым «раскидало» давлением», «Дмитрий Павлюченков наговорил на клинику», «Дело Хлебникова» вторглось в окружение Рушайло», «В деле Политковской всплывают «ложные воспоминания», «Березовский мертв. А дела так и не раскрыты», «Убийство Пола Хлебникова теряет свидетелей», «Дмитрий Павлюченков показал о «лазанских», «Наследил» на 11 лет строгого режима», «Цена «наружки», “Дети Политковской против Павлюченкова”, “Не выполнил условий сделки”, «Павлюченков обеспечит приговор остальным», «Убийца Политковской требует освобождения», «В деле Политковской распределили роли», «В деле Политковской «не осталось сомнений», «Хаджикурбанов подал голос», «Органы» не разобрали по-чеченски», «Дело Политковской» теряет обвиняемых», «Галерист «от Березовского» «заказал» Политковскую»."

Ссылки

Источник публикации