Сенатору Гурьеву есть от чего страдать бессонницей

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::23.03.2008, Фото: "Коммерсант"

Сенатору Гурьеву есть от чего страдать бессонницей

Теперь, когда вместо гаранта его неприкосновенности Евдокимова Мурманской областью будет руководить новый человек, в сенаторской броне появилась серьезная брешь

Светлана Варламова

Compromat.Ru

Сенатор Андрей Гурьев

Из интервью Михаила Ходорковского еженедельнику «Собеседник» (№ 10, 2009 г.)
– Летом, когда вам отказали в условно-досрочном освобождении (УДО), вы сказали: «Люди, организовавшие дело ЮКОСа, боятся увидеть меня на свободе и потому сделают все, чтобы я оставался в тюрьме». Но и тогда, и позже вы как минимум трижды заявляли, что не будете пытаться вернуть себе бизнес, никому не собираетесь мстить. Почему тогда они, на ваш взгляд, все равно боятся вашего освобождения?
– Вокруг любого большого дела (как хорошего, так и – особенно – плохого) вьется куча мелкой нечисти. К рукам этой мелкой нечисти прилипли крупные суммы. Сейчас эта нечисть пытается убедить власть, что опасность грозит не самой нечисти, а российскому государству. Пока пыталась успешно, дальше – посмотрим.
– Какой сон вы чаще всего видели в заключении?
– Я не страдаю депрессией, и навязчивых снов у меня нет. Пусть мелкая нечисть пьет снотворное. Или просто пьет…

«Мелкая нечисть» действительно боится освобождения Ходорковского. Присвоив чужую собственность, она превратила ее в источник собственного обогащения. Но собственник собственнику рознь. Если Ходорковский наращивал мощности своих производственных активов, что было выгодно и ему, и коллективам, и регионам, и, в конечном счете, всей стране, «мелкая нечисть» на это не способна. Алчность, жадность поскорее набить карманы заставляет ее отказываться от инвестирования в развитие производства. В результате его объемы ежегодно снижаются, и, что еще страшнее, останавливаются смежные производства. От такой «мелкой нечисти» страдают и экономика страны, и экономика регионов, и коллективы.

Самый характерный пример – происходящее в г. Пикалево Ленинградской области. ОАО «Апатит», некогда собственность Ходорковского, входившая в группу «Роспром – ЮКОС», оказавшись в руках его бывшего коллеги – руководителя горно-химического департамента Андрея Гурьева, во главу угла своей сбытовой политики поставило наращивание цен на свою продукцию. И не только на апатитовый концентрат, что подорвало экономику целого ряда предприятий и даже вызвало их остановку, но и на нефелин, что, в свою очередь, привело сначала к вынужденному снижению его потребления на «Пикалевском Глиноземе», а затем и полный развал всей технологической цепочки, связывающей три предприятия, в том числе «Пикалевский цемент» и «Метахим». В результате остановилось производство глинозема, цемента, соды, поташа и их производных. Нет сырья – нет и работы. Нет работы – нет и зарплаты. Страдают три коллектива, и никакого просвета.

Причина в одном - нет управы на хозяина «Апатита», который решил, что лучше нефелин в землю закопать, чем за бесценок отдавать чужому дяде. Губернатор Ленинградской области Валерий Сердюков видит выход из создавшейся ситуации в передаче региону 20-процентного пакета акций ОАО «Апатит», приобретенного мошенническим способом хозяевами комбината и возвращенного по суду в госсобственность. Он полагает, что это позволит контролировать действия монополиста и восстановить всю существовавшую ранее производственную цепочку.

Но не так прост сенатор Гурьев. Передачей акций региону, пострадавшему от его действий, беспредел не остановить, и жителей Пикалево от безработицы и нищеты не спасти. Нужны более радикальные меры. Защищенный сенаторской неприкосновенностью Гурьев играет с законом, как кошка с мышкой. Годами не исполнялись судебные решения по возвращению государству акций ОАО «Апатит». Не исполняются и иные судебные постановления, связанные с заключением долгосрочных договоров на поставку апатита. Безнаказанность противозаконных действий владельца «Апатита» привела к абсурду. Дошло до того, что на территорию контролируемой им компании «ФосАгро» пытались не пустить судебных приставов, а когда все же вынуждены были впустить, стали вводить их в заблуждение относительно занимаемых ее сотрудниками помещений, откровенно издеваться над ними, отказываясь расписаться в получении постановления суда. Руководители компании вообще стали играть с ними в прятки, чтобы не расписываться в получении постановления. Не расписались – значит ничего не получали, и знать ничего не знаем о возбуждении исполнительного производства, по которому ЗАО «ФосАгро АГ» и ОАО «Апатит» обязаны заключить прямой долгосрочный договор на поставку апатитового концентрата с ОАО «Воскресенские минеральные удобрения» на 2009-2011 годы. Следовательно, и исполнять вступившее в силу судебное решение не обязательно.

Бесстыдное поведение сотрудников компании при общении с судебными приставами объясняется непосредственным указанием хозяина – держать оборону. Броня пока еще крепка. Но стоит господину Гурьеву лишиться сенаторской неприкосновенности, и от нее останется лишь тонкая прослойка регалий, полученных за динамичное развитие «Апатита» в разные годы, которая вряд ли может служить защитой, тем более, что развитие все последние годы гурьевского периода в жизни комбината с 80-летней историей происходило не в сторону увеличения объемов производства, а в сторону их снижения. Когда под губернатором, который делегировал Гурьева в Совет Федерации от Мурманской области, зашаталось кресло, сенатор занервничал. Теперь же, когда произошла смена губернатора, и вместо гаранта его неприкосновенности Евдокимова областью будет руководить новый человек, в сенаторской броне появилась серьезная брешь. Вместе с прекращением полномочий старого губернатора прекращаются и полномочия волею своею его пославшего. Есть от чего страдать бессонницей…