Сенька и шапка

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Глазьев и рад бы в КПРФ да Рогозин и КРО не пускают

Глазьев Сергей Судьба обещанного президентом России в послании-2003 «правительства парламентского большинства» сегодня решается в политическом треугольнике Зюганов — Глазьев — Рогозин. Одна из сторон в этом многограннике проблем и интересов представляет КПРФ как крупнейшую партию страны, вторая организационно еще не оформившихся «новых левых» с молодым и модным лидером, а третья, естественно, Кремль и «патриотическое» крыло администрации Владимира Путина, чья мало-высокохудожественная самодеятельность в последние месяцы уже пустила под откос «инерционный сценарий» думских выборов.

Прописанного еще весной списочного лидерства коммунистов и незначительного отставания догоняющего «ЕдРа» при значительном перевесе «пропутинских» кандидатов в мажоритарных округах, а также третьего-четвертого места у правых партий, «Яблока» с СПС, по всей вероятности, уже не будет. А портфель премьера, предназначенный было для питерского «медведя» Бориса Грызлова (с вкраплением в кабинет нескольких записных либералов), скорее всего, уплывет в руки «просвещенного патриота» с политическим окрасом от нежно розового («лейбористского») до махрово черного («почвеннического») цветов. Осталось решить политическое уравнение — «квадратный трехчлен Сергея Глазьева» — в нужную для партии власти, без кавычек, пользу.

Чего хочет сам «русский Тони Блэр»? Ответ простой: невозможного — смены всей парадигмы экономического развития России за последние 10 лет. С тех пор, как в сентябре 1993-го министр внешних экономических связей РФ Глазьев подал в отставку со своего правительственного поста из-за несогласия с президентским указом N 1400 о роспуске Верховного Совета и последовавшего за этим расстрела здания парламента из танков гвардии Бориса Ельцина, природа режима власти изменилась до неузнаваемости… Советы не вернутся по объективным причинам, — у «сырьевого придатка» Запада совершенно другая структура экономики и политики, — но Сергею Юрьевичу как членкору РАН дорога именно «одна из самых сложных в мире» структура народного хозяйства экс-СССР, потенциал которой продержится еще года два-три, а потом неизбежно рухнет. Как специалист Глазьев хочет предотвратить крах индустриального потенциала Империи и не допустить «необратимого отставания» отечественной «высокотехнологической» промышленности от конкурентов из «большой восьмерки» — для этого ему нужно либо самому стать премьером, либо войти на ключевую должность в состав правительства уже во второй президентский срок президентства Путина.

Этого можно добиться двумя способами. Первый: выиграть парламентские выборы если не во главе списка, то в составе крупнейшей политической партии страны (а это — коммунисты), причем, получить арифметическое большинство голосов в нижней палате, чтобы гарантированно штамповать все нужные его «кабинету реформ» законопроекты. Второй: создать если не «пятую колонну» в левом блоке, то хотя бы вторую «народно-патриотическую», которая сама пройдет в Госдуму, а потом примкнет к тому большинству (скорее всего — опять же КПРФовскому), какое сложится на Охотном ряду после 7 декабря. Сергей Юрьевич давно в политике — и не может не понимать, что ждать бескорыстия от первых лиц не приходится, поэтому и «стоящий на победу» при перевыборах президента Кремль, и, кажется, обреченного на поражение в марте 2004 года кандидата от компартии надо заинтересовать в собственном приглашении к рычагам власти.

Геннадий Зюганов, в последний избирательный цикл озабоченный (главным образом) сохранением своего единоличного лидерства в КПРФ и более широком Народно-патриотическом союзе России, скрепя сердце, предложил популярному в массах Глазьеву место в «первой тройке» и кресло спикера Госдумы, если большинство там снова станет левым. Администрация президента — пиаровские услуги alter ego «кремлевского политтехнолога» Глеба Павловского — Марата Гельмана с «Первого» телеканала…

А как же вожделенный «касьяновский» портфель? Чего хочет от молодого бойца «красный партайгеноссе»? Немногого — чтобы просто не путался под ногами, когда старшие товарищи (между прочим, математики по образованию) сами решают политические уравнения повышенной сложности. Цитируем Геннадия Зюганова по последнему крупному высказванию в средствах массовой информации (самом тиражном в Москве «МК»): «Почти все население страны повернуло голову налево, сейчас есть редкая возможность сформировать левоцентристское правительство и провести разумную политику… В этих условиях срочно отрабатывается проект «Глазьев», в скобочках поставьте»Лебедь-2″. Суть проста — обмануть избирателей, перетащить туда 5-7% голосов и сложить в копилку партии власти… Сейчас Волошин с Путиным нашли топор под лавкой. Глазьев был у Путина в начале июня, и тогда разработали сценарий… Сейчас раскручивают громче, чем Путина и Ельцина вместе взятых. У Глазьева нет ни блока, ни движения — ничего нет. Есть партия российских регионов, которая лежала где-то на складе, и сейчас ее срочно реанимируют. Вспомните, Глазьева туда приняли два месяца назад». Так о союзниках и тем более потенциальных соратниках не говорят. Так говорят только о «буржуазных спецах» и «попутчиках революции». Или о более счастливых и молодых соперниках по борьбе за руку и сердце, что вернее.

Тем не менее, интерес у Геннадия Андреевича к Сергею Юрьевичу все же имеется. «Выйдите на улицы и спросите, кто такая КПРФ — 99% вам ответят, а что такое НПСР — ответят 2%… В соответствии с законом можно создавать блок только с двумя организациями… Из партии проверяльщики не вылезают, а вот возьмете в союзники кого-то — завтра их проверят и скажут: или численности не хватает, или финансовые документы не в порядке. И ты будешь думать, что делать, но уж точно не выборной кампанией заниматься». Объявление Глазьева «нечистым» вообще-то равносильно приказу: «К ноге!» — и надо очень сильно себя переломать, чтобы покорно последовать в стойло. К тому же запертое в 25 %-ной резервации сугубо коммунистического электората. КПРФ, чтоб вы поняли, не собирается переквалифицироваться из оппозиционной в новую «партию власти», а про «левоцентристкий» кабинет говорит в настолько сослагательном наклонении, что, похоже, сама в это не верит. А у Сергея Юрьевича в повестке «последние два-три года», когда можно переломить тенденцию к оставанию России от Запада. Чего хочет от будущего «партиотический» КРОкодил? Однозначно — не союза с коммунистами. Глазьев, хранящий поистине «лебединую верность» русским общинам, может быть, и рад бы войти в блок с КПРФ да Рогозин и КРО не пускают. Обе политические структуры, где Сергей Юрьевич номинально является первым лицом — Конгресс русских общин и Партия российских регионов Юрия Скокова (лидера парламентского списка КРО образца 1995 года), — на самом деле, контролируются ни кем иным, как отцом-основателем «белых партиотов» Дмитрием Олеговичем. Вовсе не случайно именно Рогозин возглавил избирательный штаб блока Глазьева, то есть стал у «новых левых» тем самым аналогом Анатолия Чубайса у «правых» образца 1999 года, который, собственно, и строит разномастную коалицию в политический блок, таранящий пятипроцентный барьер в Думу. В недавнем интервью «Итогам» Дмитрий Рогозин обезоруживающе откровенен: «Я — спецпредставитель президента. Как меня можно «подозревать» в связях с Кремлем, когда я их никогда не скрывал и не скрываю?.. Я всегда бью по голосам представителя коммунистов в своем округе, даже тогда, когда губернатор Воронежской области, относящейся к «красному поясу», был от КПРФ.

Подозревать в некоем заговоре Сергея Глазьева тоже нелепо… «Фактор Глазьева» сильно перепугал ставрую гвардию, причем они не столько Глазьева перепугались, сколько свежего ветра внутри КПРФ. Они Глазьева выпихивают, а не он от них уходит. Ведь после того, как Зюганов проиграет выборы Путину, перед КПРФ встанет вопрос смены лидера — на молодого и перспективного. Кроме Глазьева там таких нет… У меня есть свой избиратель, который не пересекается с избирателем Глазьева, поэтому я буду участвовать не в блоке Глазьева, а в блоке Глазьева-Рогозина. Или Рогозина-Глазьева, вся работа впереди». Приглашение же КПРФ примкнуть к их общему блоку «теневой лидер» КРОкодилов хоть и не называет жестом вежливости, однако и поддерживать не торопится. «Глазьев предпринимает определенные попытки для того, чтобы избежать самоизоляции КПРФ, предлагая ей участвовать в большой коалиции. Наверное, это правильно — с его точки зрения. Для меня же невозможно было бы участвовать в блоке с КПРФ… Избиратель, который голосует за традиционалистскую идеологию, которую, допустим, я выражаю, никогда не будет голосовать за КПРФ. При этом идеология Глазьева и моя — вещи сочетаемые». Согласие возглавить штаб Сергея Юрьевича, таким образом, стало для Дмитрия Олеговича водораздлелом кампании на роман Глазьева с коммунистами и всем, что воспоследует после. А после — будет война или, как изящно выражается Рогозин, «партиотический поединок с КПРФ». Деньги, которые уже сейчас видны за блоком «Коммунисты- аграрии-партиоты» (как мечтал бы называться лидер КРО Глазьев), разумеется, несопоставимы с ресурсами собственно «русских общин», а обещанный Кремлем медиа-ресурс «первой кнопки» просто за красивые глаза — даже если это очи спецпредставителя президента по Калининграду и председателя международного комитета Госдумы — рядовому члену фракции КПРФ не дадут. Что уж говорить о премьерском портфеле «правительства парламентского большинства», буде оно создано? Это не левые должны прийти к власти в стране, это — власти в Кремле должны прийти к мысли сменить экономические приоритеты в пользу «традиционных» (для Советского Союза), а не нынешних (сырьевых и нефте-газовых) отраслей — и соответственно перепахать под это свое строение организма. По Сеньке ли шапка? Даст Бог, узнаем…

Норман ИЛУМС

Оригинал материала

«Русский курьер»