Сергей Веремеенко, совладелец Межпромбанка

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Сергей Веремеенко, совладелец Межпромбанка

" Сергей Веремеенко: "Принять можно любое решение, если чувствуешь в себе силы".

        Совладелец Межпромбанка Сергей Веремеенко недавно пополнил собой число предпринимателей, ушедших в политику. Он назначен советником председателя центрального исполкома "Единой России" и, по собственному признанию, готов баллотироваться в Госдуму. Уже полгода в экспертном сообществе муссируются слухи о его возможном участии в выборах президента Республики Башкортостан. Башкирская пресса обвиняет Веремеенко, его партнера по Межпромбанку сенатора Сергея Пугачева и старшего брата Александра Веремеенко, возглавляющего управление Министерства по налогам и сборам по Башкортостану, в желании захватить контроль над республиканскими госпредприятиями. А недавно Глеб Павловский, политолог и советник руководителя президентской администрации Александра Волошина, заявил о причастности Веремеенко к так называемой "Группе", пытающейся навязать президенту Владимиру Путину некий "новый курс". Обо всем этом Веремеенко согласился побеседовать с "Ведомостями" в своем первом интервью.
        - Вы считаетесь одним из наиболее закрытых представителей крупного бизнеса. Расскажите о себе.
        - После окончания нефтяного института в Уфе я три года учился в аспирантуре. Защитил кандидатскую диссертацию и остался там старшим научным сотрудником. Потом работал заведующим отраслевой лабораторией Госкомнефтепродукта. Еще с 1986 г. , когда начали образовываться кооперативы, стал заниматься коммерцией. В 1989 г. мне предложили перейти во Всесоюзный институт строительства трубопроводов заместителем гендиректора и главным инженером Западносибирского инженерного центра в Сургуте. Мы строили завод в Венгрии, и я часто ездил туда.
        Чуть позже, уже в 92-м, Сергей Пугачев, работавший тогда в Северном торговом банке, предложил мне создать и возглавить филиал этого банка в Уфе. Что и было сделано. А потом мы решили основать Межпромбанк. И вот с 1992 по 2003 г. я возглавлял банк, который сейчас является по капиталу третьим в стране и самым большим из частных акционерных банков. Я не помню сейчас рейтинг, но мы где-то в пятерке. Неплохой результат.
        - Сколько лет вы прожили в Башкирии?
        - Почти 30. Причем первые годы жизни в Москве я хотя бы на выходные дни обязательно уезжал в Уфу. Никого не знал в столице и чувствовал себя одиноким. Так продолжалось года три: три дня в Москве, три дня в Уфе. Потом привык. Москва стала нравиться.
        - У вас сложилась успешная карьера банкира. Почему вдруг вы решили сменить сферу деятельности? Вы ушли из банка в мае. Две недели назад были назначены советником председателя центрального исполкома "Единой России" Юрия Волкова.
        - Да. Хотя я чуть раньше был назначен. А работал в партии давно. Мне тесно стало, ведь в банке я 11 лет. Когда отлажена работа, устаешь от однообразия. У меня годы проходили в кабинете. Вот, говорят, я закрытый человек. .. Ну что ж, так и было в буквальном смысле, я был закрыт в своем кабинете. Утром пробежался километров 5 - 10, потом кабинет, и вечером домой. А я в свое время руководил студенческими стройотрядами, был активистом в Башкирском областном совете молодых ученых. Даже стал лауреатом премии Ленинского комсомола. Так что общественная деятельность мне действительно была всегда интересна.
        - Вам с Пугачевым примерно в одно и то же время пришла в голову мысль об уходе из банка?
        - Такая мысль и у него, и у меня появилась еще несколько лет назад. Он просто сделал это раньше. Потом Пугачева избрали сенатором. И мне надо было как-то менять жизнь. ..
        - То есть получается, чтобы бизнесу не удаляться от власти, нужно самим становиться властью?
        - Можно и так сказать. Когда с нуля выращиваешь большое дело, то, извините за высокий стиль, обретаешь веру в свои силы и чувствуешь себя способным на большее, чем плавание в финансовых потоках. Тогда и начинаешь думать о политике. ..
        - Уже примерно полгода и в московских, и в башкирских СМИ муссируется тема вашего возможного участия в президентских выборах в Башкортостане. Наблюдатели связывают и ваше назначение в исполком "Единой России" с предвыборными планами. Действительно предполагаете принять участие в выборах президента?
        - Я предполагаю участвовать в работе "Единой России". Возможно, буду выдвигаться в Государственную думу.
        - В Башкирии?
        - Еще не решено, пока я ответственный за Приволжский федеральный округ, а также часть Северо-Западного и за работу с казачеством. Работаю с партийными организациями в Челябинской области. Но единственная парторганизация, где меня принимают очень эмоционально, - это башкирская. Почему-то они посчитали, что я приехал создавать некую параллельную партийную организацию. А я просто поездил, поговорил, встретился, кстати, и с председателем исполкома тамошнего - Габитовым. Так же, как езжу в другие края.
        - А возможен все-таки вариант, при котором вы пойдете в президенты?
        - Посмотрим, как будет складываться ситуация. Это же непростой вопрос. Ведь нельзя просто так взять и пойти, не опираясь на поддержку населения. Нужна оценка ситуации, претендентов, рейтинга. Просто так зачем нервы портить и себе, и людям? Поэтому пока я нацелен на работу в партии. Вопрос о моем участии в думских выборах решится на съезде. А там посмотрим.
        - Еще одна тема муссируется - в связи с вашим возможным выдвижением. Утверждают, что братья Веремеенко - вы и ваш брат Александр - хотят получить под свой контроль башкирский ТЭК, а возможно, и не только ТЭК.
        - Там же все уже раздали, причем бесплатно. Часть руководители самим себе продали через разные фирмы. Они уже даже свой банк "УралСиб" собираются продавать.
        - "УралСиб" собираются продавать?
        - Уже. Там осталось у государства всего 30%.
        - Я вас понял так, что и оставшееся планируется продавать.
        - Я слышал, что соответствующий указ [президента Башкирии Муртазы] Рахимова уже готов к подписанию.
        - Сейчас звучат обвинения, что вы и Межпромбанк пытаетесь каким-то образом помешать сделке, ведете кампанию против "УралСиба".
        - Одно дело мое личное мнение о банке, и другое дело - какие-то действия против него. Я сам банкир, и полностью отдаю себе отчет в том, что действия такого рода в отношении любого банка ударят по всему банковскому сообществу. Здесь, как говорится, комментарии излишни.
        - Как вы, представитель крупного бизнеса, отнеслись к так называемому "делу "ЮКОСа"? Сочувствуете [совладельцу компании] Платону Лебедеву?
        - Говорят ведь: от тюрьмы и от сумы не зарекайся. Понятно, что закон превыше всего. Я Платона знаю, мы с ним рядом на Успенке жили, и тут вот такое. .. По-человечески сочувствую, конечно. Хотя если они там чего-то нарушили, могли бы просто деньги вернуть. Теперь ситуация непростая. Видите - весь бизнес притаился. Солидарность высказывают, но очень тихо.
        - Но высказался же РСПП. ..
        - Очень осторожно.
        - Если вы пока не определились с президентством и башкирские предприятия вам не нужны, в чем тогда причина вашего конфликта с действующим президентом республики Муртазой Рахимовым? Говорят, когда-то он вас даже сыном назвал, а теперь у вас конфликт, причем день ото дня все жестче и жестче. Что все-таки за этим стоит?
        - Да, у нас всегда были добрые отношения. Я был желанным гостем на всех праздниках. Много старался сделать для республики. Однако у нас с Рахимовым не отношения испортились, а некоторые взгляды на жизнь поменялись. Кстати, с годами и сам Муртаза Губайдуллович сильно изменился. А вместе с этим, очевидно, разошлись и наши взгляды - на республику, ее людей, на происходящее.
        - Говорят, что вас с Рахимовым поссорила попытка вашего брата Александра стать депутатом?
        - Ничего личного. Но на примере брата, кстати, - он выдвигался депутатом курултая, госсобрания республики, - мы неожиданно для себя увидели, убедились в действенности созданной Рахимовым административной машины. До этого я был далек от власти и не думал, что политика до такой степени может быть нечистоплотной, а власть - произволом.
        - А вот в окружении Рахимова говорят, что конфликт начался еще раньше с того, что Александр Веремеенко с вашей помощью и без согласования с Рахимовым занял пост гендиректора "Баштрансгаза".
        - Да, это тоже [Рахимову], конечно, не понравилось. Я знаю, что Рахимов на это назначение добро не дал, даже был против. Что тут скажешь? "Газпром" решил, что брата можно поставить на этот пост. Кстати, транспортировка нефти, газа - это наша с братом специальность, первая профессия. И ничего удивительного, что [председатель правления "Газпрома"] Алексей Миллер назначил его гендиректором. Увы, это стало неприятной неожиданностью для Рахимова. Он тогда очень расстроился, хотя и впоследствии не раз говорил, что мой брат "очень глубокий человек".
        - А имели вы отношение к недавнему назначению вашего брата - после его ухода из "Баштрансгаза" - начальником управления МНС по республике? Это назначение вызвало еще большее недовольство и президента республики, и его окружения.
        - Нет. Это просто невозможно - вопрос решался на высоком уровне. Кстати, брат и министр по налогам и сборам Геннадий Букаев давно знакомы. А я намного их моложе.
        - Возвращаясь к теме вашего возможного выдвижения в президенты Башкирии. .. Ваш ответ не совсем меня удовлетворил. Если рейтинги будут для вас оптимальными, вы такое решение можете принять?
        - Принять можно любое решение, если чувствуешь в себе силы. Пусть объявят выборы. Пока я активно работаю в "Единой России".
        - Что вы собираетесь делать в "Единой России" помимо возможного участия в думской кампании? И предполагает ли ваше вступление в партию участие ваше лично или Межпромбанка в финансировании "Единой России"?
        - Да, я оказываю партии финансовую помощь. Я люблю активно чем-то заниматься. Много езжу по округу. Сейчас мы в Приволжском федеральном округе проводим в рамках "Единой России" различные форумы, помощь людям оказываем. Действенную, часто материальную. Организовали празднование столетия прославления преподобного Серафима Саровского. Недавно возглавляемый мной Международный институт инвестиционных проектов вместе с Центром стратегических исследований ПФО сделал анализ состояния экономики регионов округа. Книгу издали.
        - И к каким выводам пришли?
        - Например, к тому, что Татарстан и Башкортостан по исходным показателям примерно одинаковы. Но Татарстан наиболее открытая республика, она взаимодействует со многими регионами, имеет значительно большие показатели по инвестиционной привлекательности. Допустим, у них только в прошлом году около $680 млн инвестиций было, а Башкортостан за последние два года привлек всего $22 млн. Капиталы туда не идут - люди просто не хотят вкладывать всерьез, потому что боятся. Это такая обособленная республика в рамках ПФО. Она сразу отторгала этот округ как единое экономическое пространство.
        - А что вы про Татарстан и Башкортостан, ведь исследование делалось по всему Приволжью. ..
        - Потому что сравнивать Башкортостан и, например, Удмуртию не совсем корректно. Все-таки Удмуртия изначально менее сильный регион, чем Башкирия, еще с советских времен. А вот у Татарии с Башкирией изначально национальное богатство было примерно одинаковым. Добыча нефти: у одного 24 млн т, у другого - 12 млн т, но в Башкирии мощные нефтеперерабатывающие заводы, очень мощный комплекс нефтехимический. ..
        - Если я правильно понимаю, по этому исследованию получилось, что у Башкортостана экономическое положение достаточно сложное.
        - Очень сложное.
        - Вы готовы к тому, что это исследование воспримут как некий предвыборный, пиаровский проект?
        - Можно и так воспринимать, но это правда, которую никто не видит. Или не хочет видеть. Особенно в данное время. А по-хорошему надо было давно посмотреть и менять курс в республике.
        - Как быть с тем, что, являясь аппаратчиком "Единой России", вы критикуете Рахимова, который занимает в партии пост выше вашего? Здесь не возникает никакой коллизии?
        - А какие коллизии? Товарища по партии нельзя критиковать? Что, "не дай бог волос с головы упадет у товарища по партии", как говорил Мюллер Штирлицу? А для чего тогда пресса нужна? Есть руководитель. Про него пишут, говорят, наверное, он должен обращать на это внимание. Сам должен проводить исследования, смотреть, где плохо, стараться изменить курс.
        - А вы собираетесь в рамках своей партийной работы каким-то образом изменить ситуацию в Башкортостане?
        - Поправить товарища по партии попытаемся.
        - Вы читали аналитическую записку, которую подготовил советник Волошина Глеб Павловский, где он называет вас членом так называемой "Группы", создавшей "параллельный центр власти" и пытающейся каким-то образом повлиять на изменение курса президента? Какую реакцию у вас вызвала эта бумага?
        - Свое отношение к этой бумаге мы с Пугачевым сформулировали четко. Написали опровержение. Короткое, но емкое. Конечно, льстит, что про нас так думают, но на самом деле наши возможности сильно преувеличены. Я даже не пойму, с чего эта бумага родилась. Наверное, чтобы привлечь к себе внимание или кого-то напугать. Хотя, кого этим можно напугать?. .
        - Меня там заинтересовало описание идеологии "Группы". Павловский приписывает в том числе вам определенные взгляды и цели. В частности, желание повысить сырьевую ренту, подчинить частный бизнес государству и связанным с ним "силовым олигархам", чуть ли не деприватизацию провести и т. д. Подобные взгляды вам лично близки или нет?
        - Во-первых, никакой "Группы" нет. Во-вторых, такие взгляды нам не близки, наоборот. Мы свободолюбивые люди. Я говорил всегда, что итоги приватизации пересматривать нельзя. Иначе потом придется пересматривать итоги итогов, и что, так до бесконечности? Так мы просто отпугнем от себя мировое сообщество. Другое дело - если был нарушен закон. В этом случае порядок действий определен законодательно. Мы хотим жить в демократическом обществе. Я был в Китае, там многое организовано на тех принципах, какие нам приписывают. Но я не знаю, сколько коммунистическая партия там продержится. А рано или поздно там будет то же, что у нас. И России нельзя делать шаг назад. Наоборот, надо стимулировать приток капитала. Страна устойчива, если она открыта для инвестиций. Нам надо, чтобы акционерами многих компаний становились иностранцы. Такие транснациональные компании, как ВР, Shell, Exxon Мobil, металлургические компании, хайтековские и пр. Если они у нас будут владеть собственностью, государству будет легче защищаться от внешних угроз.
        БИОГРАФИЯ: Сергей Алексеевич Веремеенко родился в 1955 г. В 1978 г. закончил Уфимский нефтяной институт (УНИ). После защиты кандидатской диссертации работал на разных должностях в лаборатории Госкомнефтепродукта РСФСР при УНИ. В 1989 - 1992 гг. Веремеенко занимал должность заместителя гендиректора Западно-Сибирского инженерного центра Всесоюзного института по сооружению трубопроводов. В 1992 г. при непосредственном участии Веремеенко был создан Международный промышленный банк (МПБ) , в котором он занял пост управляющего. В мае 2003 г. Веремеенко оставил свой пост в банке. Сейчас работает советником председателя центрального исполкома "Единой России", а также возглавляет Международный институт инвестиционных проектов и экономики строительства.
        Представитель президента России в Деловом консультативном совете Азиатско-Тихоокеанского экономического сообщества.
        Член совета директоров Межпромбанка.
        Доктор технических наук, профессор.
Женат. Воспитывает трех дочерей и сына."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации