Сергей Фридинский: мечты о кресле генпрокурора

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Паритет-пресс", origindate::04.06.2012, Фото: via "Паритет-пресс"

Сергей Фридинский: мечты о кресле генерального прокурора под коньячок и черную икру

Александр Трушков

Главный военный прокурор, заместитель генерального прокурора РФ Сергей Фридинский очень любит общаться с журналистами. В СМИ регулярно появляются материалы, рисующие его как неподкупного и непримиримого борца с коррупцией в Вооруженных Силах на всех уровнях, вплоть до генералитета. На современном русском языке это называется «пиариться».

В последнее время, в связи с тем, то в середине июня 2012 года истекает срок полномочий Генерального прокурора РФ, Фридинский и вовсе начал утверждать, что следующим Генпрокурором России будет именно он — мол, его назначение уже всеми согласовано, его осталось только опубликовать.

Но есть вещи, о которых Фридинский предпочитает не рассказывать журналистам, потому что они рисуют его совсем в другом свете.

Прокуратуре у нас даны гигантские полномочия. Но в связи с этим к прокурорам предъявляются повышенные требования. Вот что, в частности записано в «Кодексе этики прокурорского работника Российской Федерации»: «...1.4. Избегать личных и финансовых связей, конфликтных ситуаций, способных нанести ущерб его чести и достоинству, репутации прокуратуры Российской Федерации... 1.5. Воздерживаться от любых действий, которые могут быть расценены как оказание покровительства каким бы то ни было лицам в целях приобретения ими прав, освобождения от обязанности или ответственности». Целый ряд фактов деятельности Сергея Фридинского говорит о том, что этот кодекс чести явно не про него.

Вот, к примеру, не так давно он слетал отдохнуть на Дальний Восток — отчасти за счет средств Министерства обороны, то есть государственных средств, а отчасти за счет непонятно каких частных средств. Целая галерея фотографий живописует этот его вояж.

Вот военный самолет доставляет его на аэродром, на котором он пересаживается на военный же вертолет.

Compromat.Ru

Compromat.Ru

Compromat.Ru

Compromat.Ru

Вот этот вертолет заправляют дорогостоящим топливом — из армейских ресурсов.
Compromat.Ru

А вот Фридинский пересаживается с вертолета уже в явно невоенный джип, но почему-то в сопровождении военных.
Compromat.Ru

Если кто-то думает, что он направляется для проведения инспекции военного объекта, то это не так. На самом деле Фридинский направляется вот в это весьма живописное местечко, где ничем, кроме отдыха на дивной природе, заниматься просто невозможно.
Compromat.Ru

Где и предается радостям жизни — элитные коньячок «Hennessy», вискарик «Black Label», целый жбан черной икорочки.
Compromat.Ru

Compromat.Ru

Чтобы ни у кого не оставалось сомнений, что это именно черная икра, Фридинский демонстрирует источник ее происхождения — живого осетра.
Compromat.Ru

И даже на этом фоне производит впечатление уже не жбан — целый чан красной икры, приготовленный специально к приезду высокого гостя.
Compromat.Ru

К месту оказался и другой дальневосточный деликатес — камчатский краб.
Compromat.Ru

Ну а после обильного стола, как и положено — банька, причем отнюдь не примитивная, традиционная, а — в горячем источнике.
Compromat.Ru

Compromat.Ru

Все это великолепие для Фридинского организовал человек, внешне весьма живо напоминающий «братка» из 90-х, с которым Фридинский мило беседует.
Compromat.Ru

Compromat.Ru

От такого царского приема немудрено и слегка осоловеть.
Compromat.Ru

Ну а теперь зададимся некоторыми вопросами.

Как такое поведение главного военного прокурора согласуется с упомянутым кодексом профессиональной этики»?

Как Фридинский после такого приема может беспристрастно расследовать случаи нарушения закона военнослужащими?

С какого перепуга икорные коммерсанты вместе с местными военными устраивают такой отдых для Сергея Фридинского?

А ведь известно, что по данным inFolio Research Group, официальное совокупное производство черной икры в России в 2010 году составляет 19 т, а нелегальное — около 225 т. Но мало произвести икру — ее еще надо доставить в место реализации, то есть в европейскую часть России. Да и на красную икру существуют весьма жесткие квоты. А надзорные органы не спят — только вот права досматривать военные борты у них нет.

Так что вполне можно наладить беспрепятственный вывоз икры с Дальнего Востока на военных самолетах. Но для этого необходим преступный сговор коммерсантов с военными, а также нейтрализация собственно военного надзорного органа — военной прокуратуры. И не здесь ли, как говорится, «собака порылась»?

Хотя, дальневосточные коммерсанты могут справляться с транспортировкой и дистрибьюцией икры своими силами, без помощи военных. Это, в конце концов, рутина для любого бизнеса — хоть криминального, хоть легального. Но вот неприкосновенность перед лицом контролирующих органов криминальные коммерсанты своими силами осуществить не могут, в этом вопросе им нужен высокий покровитель, причем желательно — федерального масштаба.

Приведенные фотографии, вполне возможно, такого покровителя и демонстрируют. Фридинский, используя свое положение заместителя Генерального прокурора России, может являться идеальной крышей для криминальных коммерсантов. При таком раскладе, военные на фото, могут оказаться людьми, которых высокое московское начальство в лице Фридинского просто обязало обеспечить трансфер с аэродрома до частного джипа, пикничка, сауны, переговоров по бизнесу, а затем — обратно на аэродром.

Но это, конечно, домыслы, которые, впрочем, может быть, не мешало бы и расследовать.

А вот что очевидно — при переводе такой поездки Сергея Фридинского на Дальний Восток на суконный юридический язык на ум приходят следующие фразы: «Используя служебное положение, организовал отдых за счет подчиненных. Использовал военную технику в корыстных целях. Превышал служебные полномочия или злоупотреблял служебными полномочиями. Нарушал кодекс этики прокурорского работника, введенного Приказом Генпрокурора. Передвигался на личных дорогостоящих джипах, принадлежащих коммерсантам, принимал активное участие в организованных коммерсантами фуршетах».

Весьма примечательна также декларация о доходах Сергея Фридинского. В 2011 году он заработал почти 3, 5 млн.руб. Немалую долю его доходов составляют специальная надбавка, которая дается за работу с ядерными боеприпасами (коэффициент от 1.4 до 2.2 к окладу денежного содержания). Причем, эта надбавка особая — она влияет на начисление остальных надбавок, которые рассчитываются от оклада денежного содержания. Т.е., сначала к окладу прибавляется надбавка за работу с ядерными боеприпасами, а потом от этой совокупной суммы уже идет расчет всех остальных прибавок.

Но, согласно закону, указанные надбавки устанавливаются только тем людям, которые работали с радиоактивными веществами и ядерным оружием на постоянной основе. В армии это сотрудники 12-го Главного управления Министерства обороны Российской Федерации — органа, отвечающего за ядерно-техническое обеспечение и безопасность. В советское время, соответственно, он носил название 12-го Главного управления Министерства обороны СССР. Ни там, ни там Сергей Фридинский никогда не служил, и никакого отношения к работе с ядерными боеприпасами или радиоактивными веществами не имел (как это делают люди, обеспечивающие их охрану, и каждый день непосредственно рискующие жизнью и здоровьем — для которых эти надбавки и созданы).

В целом, при окладе Фридинского, «ядерная прибавка» к денежному содержанию, увеличивает его доходы на 60— 80 тыс. рублей ежемесячно. Фридинский был уволен с военной службы, когда переходил на работу на должность советника юстиции в генпрокуратуру. Так положено по закону: Главный военный прокурор в России — человек гражданский. Получается, что военный только по названию, а по закону — гражданский человек прокурор Фридинский получает ежемесячно такие суммы от Министерства обороны, как будто бы он является военнослужащим, причем непосредственно работающим с ядерным оружием. Это уже сюрреализм какой-то.

Картина получается нелицеприятная. Если Фридинский сам издал приказ дать себе незаконную надбавку — это хищение денежных средств, присвоение денежных средств. Ну, а если он предоставил руководству неправильные документы, и на их основании руководство издало приказ о такой надбавке — это мошенничество, так как Фридинский, в таком случае, обманул свое руководство, ввел его в заблуждение.

Аналогично обстоит дело и с пенсией, которую Фридинский получает как военный пенсионер. Существует решение Конституционного суда, которое запрещает выплату государственных пенсий лицам, продолжающим работать на государственной службе. Почему же тогда Фридинский получает ее? Он нашел какую-то лазейку в законе, позволяющую это делать, или это вообще незаконно?

Кстати, в настоящее время, Фридинский нередко красуется на многочисленных фотографиях в Интернете в военной форме. Но форму эту он носит примерно на тех же основаниях, на которых в СССР ее носил военный-отставник, преподающий в школе Начальную военную подготовку. Журналисты такой маскарад не замечают, а вот военные — в курсе реального положения вещей. Поэтому-то Фридинский к военным и является в гражданском костюме. Ну, или в черных семейных трусах. В общем, не в военной форме.

Свой внешний вид Фридинский иногда приводит в соответствие с реалиями — по крайней мере, когда посещает войска. Но вот финансовые потоки в свою сторону он, как видно, не смог заставить себя привести в соответствие с законом.

Главный военный прокурор Фридинский, сделав ставку на безудержный пиар, постоянно ратует с трибуны за меры по усилению законности и правопорядка. Но только вот, положение с законностью и правопорядком в армии, от его слов, не улучшается. При сравнении слов и результатов работы Фридинского, становится очевидным, что его шумная, показная борьба за статистику своей работы — это, на самом деле, всего лишь борьба за сохранение полномочий и численности Главной военной прокуратуры.

Поэтому, в Вооруженных силах и органах власти неоднократно поднимался вопрос о том, что вместо нынешней Главной военной прокуратуры достаточно создать в Генпрокуратуре структуру, отвечающую за Вооруженные силы, которая была бы подконтрольна и стояла на обеспечении Генпрокуратуры. Тогда Главная военная прокуратура, стала бы действительно независимым органом, внешним, по отношению к проверяемой ею армии.

Такое решение — безусловно позитивное для наведения порядка в армии, категорически не устраивает Фридинского. и он торпедирует принятие этого решения всеми доступными ему средствами. Ведь сейчас ГВП находится в штате Генпрокуратуры, но при этом — на обеспечении Вооруженных сил. В результате, Главный военный прокурор не отчитывается ни перед Генпрокурором, ни перед Министром обороны.

По сути, вырос этакий барин, который рассматривает и Россию, и Вооруженные силы как свое личное имение. Минобороны обеспечивает Главную военную прокуратуру, но Министр обороны не является начальником Главного военного прокурора, а генпрокурор является начальником, но не обеспечивает.

Фридинский, в результате, предоставлен сам себе. Результат мы, собственно, и видим на фотографиях.

Вот и возникают вопросы — как может эффективно бороться с коррупцией человек, сам нарушающий и законы, и кодекс профессиональной этики? Не говоря уже о перспективах увидеть такого борца в должности Генерального прокурора Российской Федерации — если вдруг мечтам Фридинского на этот счет будет суждено сбыться.