Сердюкову подготовили автомобили с торпедами. Сердюков

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"«Бывшего министра обороны РФ Анатолия Сердюкова допросят по еще одному уголовному делу: о незаконном перемещении через российскую границу вооружений, произведенных в Казахстане. Экс-глава военного ведомства будет проходить по этому делу свидетелем, - сообщает 2 апреля Лента.Ру.

Накануне стало известно о задержании генерального директора петербургского ЗАО «НПО 'Барс'» Владимира Фицнера. После предъявления обвинения по части 2 статьи 226.1 УК РФ (незаконное перемещение через таможенную границу РФ вооружения и военной техники) предпринимателя отпустили под подписку о невыезде.

По данным следствия, Фицнер причастен к незаконному перемещению через казахско-российскую границу комплектующих для самонаводящихся ракет. Как показала проверка, «НПО 'Барс'» не имело лицензии на проведение внешнеторговых операций с товарами военного назначения. Тем не менее, Фицнер вошел в состав рабочей группы по «переосвидетельствованию кислородных торпед с последующим сервисным обслуживанием на предприятиях ОАО «Оборонсервис».

Следствие полагает, что предприниматель попал в группу благодаря протекции советника министра обороны адмирала Геннадия Сучкова, который ее возглавлял. Распоряжение о создании рабочей группы подписал Сердюков.

В результате «НПО 'Барс'» смогло заключить контракты на закупку комплектующих для ракет и поставку их дочерней структуре ОАО «Оборонсервис» — ОАО «Ремвооружение»».

«Гендиректор ЗАО "НПО "Барс"" Владимир Фицнер 29 марта был вызван на допрос в следственное управление на транспорте ГУ МВД по Северо-Западному федеральному округу, где его в присутствии адвоката ознакомили с постановлением о привлечении в качестве обвиняемого по ч. 2 ст. 226.1 УК РФ (незаконное перемещение через таможенную границу РФ вооружения и военной техники). Кроме того, предприниматель был задержан на 48 часов, после чего выпущен под подписку о невыезде, - пишет во вторник «Коммерсант».

Уголовное дело, фигурантом которого стал господин Фицнер, было возбуждено в начале марта по результатам проверки, проведенной сотрудниками 10-й оперативно-разыскной части петербургского УЭБиПК. Тогда сыщики обнаружили комплектующие для кислородных самонаводящихся торпед на складах ОАО "Адмиралтейские верфи" и выяснили, что ЗАО "НПО "Барс"" приобрело их через совместное российско-казахское ООО "Арсенал-Машзавод" у алма-атинского АО "Машиностроительный завод им. С. М. Кирова".

За первую партию из 40 комплектов, в которые в основном вошли бывшие в употреблении детали, ЗАО "НПО "Барс"", в штате которого числилось всего три человека, а основными видами деятельности являлись обработка вторсырья, оптовая и розничная торговля, заплатило казахским партнерам 9,5 млн руб., получив от "Ремвооружения" 25 млн руб. Второй контракт предполагал уже завоз 190 комплектов запчастей более чем на 120 млн руб.

Гендиректор НПО "Барс" Владимир Фицнер на своем первом допросе отказался давать показания, сославшись на 51-ю статью Конституции, позволяющую не свидетельствовать против себя. По некоторым данным, советнику министра обороны адмиралу Геннадию Сучкову уже поступило предложение уйти по собственному желанию, но он от него отказался».

«Сердюкова также могут допросить по делу о махинациях с автопарком Генштаба.
Речь идёт о многомиллиардных контрактах с компанией «Санкт-Петербургский инженерно-технический центр Минобороны России» на обслуживание более 500-т автомобилей: от люксовых машин до «КамАЗов». Их военные фактически арендовали сами у себя за 6 миллионов рублей в год, - отмечает сегодня «Московский комсомолец».

Как показала проверка, договор с предприятием был заключён с многочисленными нарушениями, а цены существенно завышены. Всю сделку курировал лично бывший министр обороны, отмечают источники издания».

“Экс-министр обороны Анатолий Сердюков и его зять Валерий Пузиков могут стать фигурантами еще одного уголовного дела о махинациях с автопарком Генштаба. Речь идет о многомиллиардных контрактах с ФГУП «Санкт-Петербургский инженерно-технический центр Минобороны России» на обслуживание 560 автомобилей: от люксовых иномарок до «КамАЗов», которые военные фактически арендовали сами у себя за 6 млн рублей в год каждый. Причем афера с передачей техники на аутсорсинг проходила при непосредственном участии Анатолия Сердюкова и его родственника, - пишут 2 апреля «Известия».

Как рассказали источники в правоохранительных органах, уголовное дело по махинациям с автопарком Генштаба было возбуждено летом прошлого года. Поводом послужила проверка обстоятельств заключения контракта на 10 млрд рублей по обеспечению автотранспортом в 2011–2013 годах воинских формирований с ФГУП «Санкт-Петербургский инженерно-технический центр Минобороны России».

— Контракт был заключен с многочисленными нарушениями, а цены в нем существенно завышены, — поясняет собеседник «Известий». — Годовое обслуживание только одного автомобиля обходится государству в 6,1 млн рублей. За эти деньги можно приобрести две новые элитные иномарки или с десяток машин среднего класса.

Контракт со стороны военных подписывал начальник войсковой части № 83466, на балансе которой находился автопарк Генштаба, с филиалами в 24 городах, Александр Грабко, а со стороны ФГУПа — его гендиректор Валерий Седов. При этом для получении контракта ФГУП предоставило поддельную безотзывную банковскую гарантию на 1 млрд рублей от Тверского коммерческого банка. Сейчас по этому поводу ведется отдельное расследование.

— Однако всю сделку курировал лично Анатолий Сердюков, — уверяет источник в правоохранительных органах. — Спустя восемь месяцев после заключения контракта он лично подписал приказ о расформировании всех 24 филиалов войсковой части (имеется в распоряжении «Известий»). Получилось, что все машины вначале были безвозмездно переданы в пользование ФГУПу, а потом, по сути дела, взяты в аренду.

Более того, Анатолий Сердюков также поставил свою подпись под допсоглашением к скандальному контракту на оказание услуг по автотранспортному обеспечению, после того как его отказались подписывать подчиненные (копия имеется в распоряжении «Известий»).

При этом, по данным источника, транспортные налоги и страховки фактически за всю технику, принадлежавшую Минобороны (553 машины), продолжало и продолжает платить военное ведомство. У самого ФГУПа на момент подписания контракта было всего несколько машин: два BMW, три представительских Mercedes, внедорожник Porshe Cayenne, два FIAT и три «бронированных автомобиля для перевозки высшего руководства».

По данным «Известий», это лишь один из сомнительных договоров. Всего же в деле фигурируют три контракта. Первые два относятся еще к началу «правления» Анатолия Сердюкова в Минобороны. Обслуживание автотранспорта было отнесено к непрофильным задачам военнослужащих. И уже в начале 2009 года размещенная в столице «Автобаза МО» (автобаза Генштаба) заключила контракт на «оказание услуг по автотранспортному обеспечению органов военного управления МО, дислоцируемых в Москве и 20-километровой зоне за ее пределами».

Причем договор был заключен отнюдь с не с московским предприятием, а с ФГУП «Санкт-Петербургский инженерно-технический центр Федеральной налоговой службы», которым в то время руководил муж сестры Анатолия Сердюкова Валерий Пузиков. Сумма госконтракта, рассчитанного до 2010 года, составила около 400 млн рублей. За несколько дней до его окончания с тем же Пузиковым был заключен аналогичный контракт, но уже на 3,5 млрд рублей до конца 2012 года. Между тем сама автобаза в 2010 году стала филиалом войсковой части № 83466, а предприятие Пузикова, которое позже возглавил Седов, переименовано в Санкт-Петербургский инженерно-технический центр Министерства обороны.

Между тем, как рассказали «Известиям» источники в Минобороны, юристы и бухгалтеры войсковой части № 83466 предупреждали руководство о завышении цен на контракты и нарушениях норм действующего законодательства, в том числе антимонопольного. По самым скромным подсчетам, военные должны были понести 12 млн рублей убытка только от налогообложения и оплаты страховок. Общие же возможные потери от кабального обслуживания транспорта специалисты даже не могли спрогнозировать.

«Известия» попытались связаться как с Александром Грабко, так и с руководством Санкт-Петербургского инженерно-технического центра, но обе стороны от комментариев отказались. Кстати, еще месяц назад представители Следственного комитета России (СКР) заявляли о том, что военные следователи приглашали на допрос по делу о махинациях с автобазой Генштаба Анатолия Сердюкова, но он отказался что-то прояснить, сославшись 51-ю статью Конституции. Однако впоследствии экс-министр сам явился для допроса в СКР.

Адвокат Анатолия Сердюкова Генрих Падва отказался пояснить «Известиям», давал ли его подзащитный показания относительно госконтрактов на автотранспортное обеспечение».

26 марта в публикации Агентства федеральных расследований FLB “Торпеды “Дагдизеля” “рванули” в Московском арбитраже” говорилось: «Следственный комитет России (СКР) расследует уголовное дело о покушении на крупное мошенничество в рамках исполнения госконтракта на производство торпед в ОАО "Завод “Дагдизель”".

«Вместо новых торпед, за которые Минобороны был уплачен аванс 2,7 млрд руб., предприятие попыталось выпустить изделия из бывших в употреблении комплектующих, а неосвоенные средства использовало в качестве коммерческого кредита», - передавало агентство ПРАЙМ.

“Следственное управление СКР по после проверки военной прокуратуры возбудило уголовное дело по статье "покушение на мошенничество в особо крупном размере, совершенное организованной группой" в отношении руководства ОАО "Завод "Дагдизель"", расположенного в дагестанском городе Каспийске, - сообщал Newsru.com.

Вместо новых универсальных самонаводящихся электрических торпед УСЭТ-80, за которые Минобороны был уплачен аванс 2,7 млрд рублей, предприятие попыталось выпустить изделия из бывших в употреблении комплектующих, а неосвоенные средства разместило на банковских депозитах. После вмешательства Главной военной прокуратуры (ГВП) контракт был расторгнут, деньги возвращены военным, а "Дагдизель" по решению суда обязали выплатить заказчику крупную неустойку.

В суде ответчики, доказывая свою невиновность в срыве госконтракта, ссылались на его же условия. Договором, в частности, не допускалось при выпуске торпед использование комплектующих, изготовленных ранее 2010 года. Представители завода утверждали, что не могли самостоятельно заменить снятый с производства двигатель ДП-З1У другим и до августа 2012 года ждали решения Минобороны по этому вопросу».

“В ходе разбирательства, которое велось в арбитражном суде Москвы, исковые требования к "Дагдизелю" со стороны военных выросли до 526 млн руб. за счет увеличения суммы неустойки, - писал “Коммерсант”.

Вместе с тем в ходе прокурорской проверки выяснилось, что, выиграв конкурс на производство торпед, "Дагдизель" с самого начала не мог выполнить его условия. Торпеды попытались собирать из бывших в употреблении материалов, на которые изготовили новые маркировки.

"Функционеры этого завода не только не озадачились исполнением договора, но и решили получить дополнительную выгоду. При сборке новых торпед они планировали использовать старые комплектующие с истекшими сроками хранения, некоторые из них неизвестного происхождения. В итоге на флот могло попасть оружие сомнительной боеготовности, но противоправная деятельность функционеров была вовремя пресечена военными прокурорами",— отметили в Главной военной прокуратуре.

Как пояснил "Ъ" на условиях анонимности источник в военно-промышленном комплексе, заключая в апреле 2011 года контракт, Минобороны само создало ситуацию, в которой завод никак не мог выполнить его условия. Первую партию торпед "Дагдизель" должен был поставить уже до конца ноября 2011 года, однако документации по двигателю ДП-31У был дан ход лишь летом прошлого года. "А ведь хозяином документации является именно Минобороны,— сказал источник, — и если бы в ведомстве не волокитили этот вопрос, заводу не пришлось бы сейчас возвращать деньги и платить неустойку. "Дагдизель" и так все эти годы борется за выживаемость, поскольку существует только на оборонные заказы, а тут такой удар, да еще со стороны единственного заказчика"».

Также на эту тему FLB: «Не друг я Сердюкову», «От «дачи Пузикова» требуют плодородия», «Ответил за зятя как министр» ."