Серия "Пламенные революционеры":

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Ющенко, Тимошенко, Саакашвили, Окруашвили, Бакиев, Кулов, Коштуница, Джинджич, Милинкевич

Оригинал этого материала
© "Профиль", origindate::08.10.2007

Серия "Пламенные революционеры"

Лидеры так называемых «цветных революций» могут подарить немало удивительных открытий заинтересованному наблюдателю. Это настоящий паноптикум. Будет неточностью сказать, что «цветная революция» пожирает своих детей. Она порождает на свет многочисленных и разнообразных уродов, которые потом начинают пожирать друг друга. К сожалению, первыми жертвами оказываются наиболее наивные и даже честные порождения.

Следует подчеркнуть, что речь здесь идет не о революции в настоящем смысле этого слова, а о тщательно регулируемом «национально-освободительном» процессе. Эта дорога в ад действительно вымощена благими намерениями — по крайней мере, их можно и нужно признать благими с точки зрения интересов одной из мировых держав, которая управляет «революциями» и использует их так же, как это в свое время делали мы.

Михаил Леонтьев

"Оранжевая революция"

Виктор Ющенко

Converted 25255.jpgДо начала горбачевских реформ выпускник Тернопольского финансово-экономического института Виктор Ющенко 8 лет проработал директором сберкассы в поселке городского типа Ульяновка Белопольского района Сумской области.

С трудом добившись перевода в Киев, в отдел сельского хозяйства республиканской конторы Госбанка СССР, он вошел в доверие к банкиру Вадиму Гетьману, который начал «двигать» Ющенко наверх. В 1990 году Ющенко становится зампредом правления акционерного коммерческого агропромышленного банка «Украина» и вместе с Гетьманом творит чудесные дела. Чего стоит хотя бы история с «научно-производственной экологической фирмой «Батькивщина». При посредничестве этой фирмы Гетьман и Ющенко в декабре 1991 года решили обменять 2 млрд рублей своих вкладчиков на доллары, для чего перевели деньги некоему Докийчуку в Москву. Там они (деньги) бесследно исчезли. В июне 1992 года банк перечислил для конвертации уже 15 млрд рублей — на сей раз в США, неким фирмам Vortex и Yokomura. Эти деньги на Украину тоже не вернулись.

Ющенко также оказался фигурантом уголовного дела о выдаче в октябре 1991 года кредита в 100 млн рублей ассоциации «Импекс 55 Крым». Следствие пришло к выводу, что решение выдать невозвращенный кредит Ющенко и его коллега по АК АПБ «Украина» Игорь Митюков приняли в знак благодарности за то, что эта ассоциация оплатила их отдых в фешенебельном пансионате «Аю-Даг».

Впрочем, до предъявления Ющенко обвинений ни в одном из случаев дело не дошло — за него заступались влиятельные люди, а заместитель генпрокурора Украины Юрий Гайсинский, просто попытавшийся выяснить судьбу денег АК АПБ «Украина» в США, поплатился должностью.

В январе 1993 года Вадим Гетьман, к тому моменту председатель правления Нацбанка Украины, уступает свой пост Виктору Ющенко. Заместитель Ющенко по Нацбанку Виктор Кравец в 1996 году «делегируется» им в свою прежнюю вотчину — АК АПБ «Украина». Под руководством Кравца банк начинает выдавать заведомо невозвратные кредиты в астрономических масштабах. В 1998 году Вадима Гетьмана убивают, а глава Нацбанка Ющенко открывает АК АПБ «Украина» стабилизационный кредит в 150 млн гривен. В 1999 году Ющенко становится премьер-министром, а через полтора года АК АПБ «Украина» терпит полный крах.

Еще будучи главой Нацбанка, Ющенко во время поездки в США знакомится со своей будущей супругой Екатериной Клэр Чумаченко, американкой украинского происхождения. Екатерина Клэр в течение длительного времени работала в Госдепартаменте и отделе общественных связей Белого дома. Противники Ющенко заявляли, что Екатерина Клэр была агентом ЦРУ и даже по соседству с Ющенко в самолете оказалась не случайно. Так или иначе, влияние Чумаченко на решения мужа (который слывет человеком слабовольным и непоследовательным) — факт общеизвестный.

В 2004 году кандидат в президенты Украины Виктор Ющенко уже был миллионером, однако организовать «оранжевую революцию» на собственные средства ему все равно было бы не по силам. О том, что предвыборную кампанию Ющенко через сеть НПО финансировало правительство США, впервые заявил техасский конгрессмен Рон Пол (сегодня один из претендентов на пост президента США от республиканцев). Это не помешало (а может, и помогло) Ющенко на какое-то время стать кумиром российских демократов, один из которых до сих пор подписывает свои газетные колонки как «бывший советник президента Украины».

«Революция Ющенко» могла стать далеко не бархатной. Летом прошлого года бежавший в Россию экс-полковник Службы безопасности Украины Валентин Крыжановский заявил, что 21 ноября 2004 года — в день второго тура голосования — был подготовлен подрыв предвыборного штаба Ющенко. От этого плана отказались в последний момент. Двое террористов, припарковавших у здания штаба «Жигули» с 3 кг пластида, были недавно осуждены Киевским апелляционным судом. В ходе следствия один из обвиняемых заявил, что он и его напарник получили $70 тыс. от некоего человека, который был заинтересован «в поднятии рейтинга кандидата в президенты Украины путем имитации осуществления против него террористического акта».

Остаются многочисленные вопросы и вокруг отравления Виктора Ющенко в день встречи с главой СБУ Игорем Смишко — 5 сентября 2004 года. Тот же полковник Крыжановский считает, что речь могла идти об аллергической реакции после медицинской процедуры омоложения клеток, усугубленной употреблением 5 разновидностей алкогольных напитков в чрезмерных количествах. Сам Ющенко продолжает настаивать, что был отравлен. Любопытно, что доктор Лотар Вике, бывший директор венской клиники, где «оранжевый вождь» проходил лечение, заявил, что никаких отравляющих веществ в организме Виктора Ющенко обнаружено не было. После этого австрийская полиция вынуждена была взять Вике под круглосуточную охрану, так как ему позвонил неизвестный, представившийся как «друг с Украины», и сообщил: «Берегитесь, ваша жизнь в опасности».

Юлия Тимошенко

Converted 25256.jpgВ 2005 году Юлия Тимошенко заняла третье место в рейтинге самых влиятельных женщин мира по версии журнала Forbes, вытеснив с этой позиции лидера партии «Индийский национальный конгресс» Соню Ганди. Между этими женщинами есть нечто общее. Соня, родившаяся в бедной итальянской семье в предместьях Турина, обрела индийскую идентичность (не говоря о богатстве и социальном статусе) благодаря браку с сыном премьер-министра Индии Радживом Ганди. Юлия, которая стала в глазах всего мира символом украинской независимости, в силу своего происхождения никак не связана с украинским этносом. Дочь армянина и русской, Юлия Григян в 1979 году вышла замуж за украинца, сына Геннадия Тимошенко — главы управления кинофикации Днепропетровской области. Именно с прокатом видеофильмов был связан первый бизнес Юлии в конце 80-х годов. «А через пять лет, — вспоминала она впоследствии, — ценой невероятных усилий корпорация, которую я к тому времени возглавляла, имела годовой оборот $10 млрд».

Об особенностях бизнеса Юлии Тимошенко на посту президента корпорации «Единые энергетические системы Украины» (гендиректор — свекор Тимошенко) известно немало. В кругах украинской политической элиты Юлию тогда стали называть «специалистом по добыче газа из магистральных трубопроводов». В бытность Юлии главой ЕЭСУ Украина, не имеющая достаточных газовых месторождений для покрытия даже собственных нужд, умудрялась экспортировать газ в Восточную Европу.

Пик могущества ЕЭСУ пришелся на период, когда премьер-министром Украины стал Павел Лазаренко, экс-глава малой родины Юлии — Днепропетровской области. По информации украинской Генпрокуратуры времен президента Кучмы, ЕЭСУ только в 1996—1997 годах перевела за границу около $1,1 млрд, вырученных на перепродаже российского газа, и до $100 млн из этой суммы попало на личные счета Лазаренко. Украинские источники описывают, как через несколько лет, уже в период «оранжевой революции», Юлия, выступая перед восторженной толпой на Западе Украины, театрально упала на колени и воскликнула: «Простите меня, что я воровала. Но я же у москалей воровала!»

К тому же периоду относится история, когда корпорация Тимошенко участвовала в схеме поставок Минобороны РФ украинских стройматериалов в качестве оплаты долга Украины за российский газ. Стоимость поставленных (и принятых Минобороны) стройматериалов оказалась, по данным Главной военной прокуратуры РФ, завышенной на $98 млн. Причем успешная приемка материалов обошлась ЕЭСУ всего в $5,5 тыс., выплаченных двум офицерам Минобороны в качестве взятки. Единственным осужденным по этому делу стал российский генерал Георгий Олейник. Сама же Юлия, побывав некоторое время в списках разыскиваемых Интерполом преступников, отбилась от обвинений. Уже будучи «оранжевым» премьером Украины, она (по словам своего же недавнего союзника, президента Ющенко) списала долги ЕЭСУ перед украинским бюджетом на сумму $1,6 млрд.

Кстати, на момент прихода Юлии Тимошенко на пост главы кабинета министров Украина показывала самые высокие темпы экономического роста на постсоветском пространстве. Однако Юлия начала быстро исправлять эту ситуацию такими оригинальными экономическими методами, как искусственное регулирование цен и повторная приватизация предприятий. Одновременно «оранжевая принцесса» продолжала изумлять избирателей своими заявлениями — например, обещанием построить газопровод из Ирана на Украину в обход России. Уже во время нынешней кампании по выборам в Раду Юлия пообещала населению в случае прихода к власти вернуть все утраченные советские сбережения к 1 января 2008 года.

***

"Революция роз"

Михаил Саакашвили

Converted 25257.jpgИзвестно, что у президента Грузии очень тесные связи с украинскими «оранжевыми». Связи эти начали образовываться еще в конце 80-х, когда Миша Саакашвили учился в Киевском институте международных отношений. В Киеве Саакашвили оказался по воле случая. Семья матери Михаила была очень влиятельной, и у молодого комсомольского карьериста были все шансы попасть на учебу в Москву. Однако этот план сорвался из-за скандала с подпольной съемкой и показом порнофильмов, одним из фигурантов которого стал Михаил. Родственники решили, что в Киеве ему будет спокойнее.

Стартом своей карьеры Саакашвили обязан брату матери — Темуру Аласания, который был советским дипломатом и длительное время работал в Секретариате ООН. Дело было не только в том, что с помощью Аласания Михаил смог покинуть Грузию в самые неприятные годы хаоса и криминального беспредела, получив грант на учебу в Страсбургском институте прав человека, а затем стипендию Конгресса США для обучения в Колумбийском университете в Нью-Йорке. Многие в Грузии считают, что Аласания, приобретший за годы работы в США многочисленные знакомства в американских властных структурах, устроил племяннику своего рода «смотрины». Американские друзья Аласания остались Михаилом довольны и решили его продвигать.

В последние годы правления Шеварднадзе, когда Михаил, уже доктор права, возглавлял вначале Министерство юстиции, а затем, после ухода в оппозицию, городское Законодательное собрание Тбилиси, его считали ярким политиком западного типа. Популистом, но при этом сторонником правового государства, не бандитом и не коррупционером.

В ходе «революции роз» 2003 года рукоплескавшая Саакашвили либеральная общественность закрывала глаза на то, что у партии «Национальное движение», которую он возглавлял, было свое военизированное крыло (эти боевики, собственно, и выгнали Шеварднадзе из парламента). Простили Саакашвили и 98% голосов, якобы поданных за него на президентских выборах, и необычный метод борьбы с коррупцией — сажать в тюрьму влиятельных чиновников прежнего государственного аппарата и держать, пока они не заплатят выкуп.

Первые сигналы тревоги появились в феврале 2005 года, когда был найден мертвым грузинский премьер Давид Жвания, погибший при крайне подозрительных обстоятельствах (наверное, это единственный в мировой истории случай смерти главы кабинета министров из-за неисправности газовой печки-обогревателя). Потом последовали массовые аресты сторонников Игоря Гиоргадзе, жестокое подавление бунта в тбилисской тюрьме, раскрытие «российской шпионской сети», теракты в Южной Осетии. И как кульминация — арест в сентябре этого года недавнего близкого друга и союзника Ираклия Окруашвили, спустя 2 дня после его заявления об уходе в оппозицию.

Ираклий Окруашвили

Converted 25258.jpgОкруашвили не входил в первую тройку «розовых революционеров». В 90-е годы он слыл активным участником так называемой тквианской ОПГ, занимавшейся «черной растаможкой» поступающих в Грузию товаров. Но на этапе перехода революции в зрелую фазу Окруашвили прочно (как тогда казалось) занял место на грузинском политическом олимпе. За один лишь 2004 год 30-летний юрист успел побывать генпрокурором, министром внутренних дел и министром обороны. Последний пост он занимал почти два года (по грузинским меркам очень долго) и добился немалых успехов. Именно при Окруашвили Грузия стала страной с самыми большими в мире темпами роста военного бюджета (в 2005 году — на 250%).

Ираклий Окруашвили — уроженец Южной Осетии. Интересно, что отцом его был осетин по фамилии Кесаев, и лишь после переезда в Тбилиси Ираклий взял фамилию матери. Как это иногда бывает в подобных случаях, у Окруашвили развился комплекс грузинского ультрапатриота, непримиримого борца за территориальную целостность и лютого врага «сепаратистов». В 2004 году он лично стрелял из миномета по территории Южной Осетии, а по некоторым данным, даже участвовал в пытках захваченного в плен южноосетинского ополченца Геннадия Санакоева. Позднее Окруашвили публично пообещал встретить в родном Цхинвале 2007 год (на что президент Южной Осетии Эдуард Кокойты ответил: «Приезжай, у нас как раз не хватает Снегурочки»).

Летом 2006 года Окруашвили провел достаточно успешную операцию по изгнанию из Кодорского ущелья мятежного сванского лидера Квициани, однако вскоре после этого его собственная звезда неожиданно закатилась. После недельного пребывания на посту главы Минэкономразвития Грузии Окруашвили почти на год исчез из поля зрения — с тем, чтобы 25 сентября этого года появиться в эфире телекомпании «Имеди» и обвинить президента Саакашвили в тяжких уголовных преступлениях, включая коррупцию и подготовку политических убийств.

Особенное возмущение Окруашвили вызвал тот факт, что клан его бывшего шефа фактически монополизировал коррупцию в Грузии, через подставных лиц завладев железной дорогой, телеканалом «Рустави-2» и компанией мобильной связи «Мобител». Откаты от закупок оружия для грузинской армии, по его словам, получает двоюродный брат президента Нико Аласания. Кроме того, Окруашвили обвинил президента в трусости — из-за того, что Саакашвили в последний момент отказался от уже утвержденного плана операции по захвату Цхинвала весной 2006 года.

Окруашвили успел создать собственную оппозиционную партию, но возглавить новую революцию ему не дали: через 2 дня после появления в эфире «Имеди» Окруашвили был посажен за решетку, и прокуратура предъявила ему целый букет обвинений.

В России Окруашвили приобрел скандальную известность после знаменитой похвалы в адрес грузинских виноторговцев, успешно поставляющих на российский рынок суррогаты («фекальные массы»). Любопытно, что именно Россия — пусть и по политическим соображениям — заступилась за оскорбившего ее человека. Конечно, реально выручить Окруашвили могли бы только американцы, но для них он сегодня — отработанный материал.

***

"Революция тюльпанов"

Курманбек Бакиев

Converted 25259.jpgВ киргизской «тюльпановой революции» по сравнению с «розовой» и «оранжевой» было гораздо меньше геополитики и гораздо больше кланово-уголовных факторов. Во всяком случае, в свержении «самого интеллигентного президента Центральной Азии» Аскара Акаева криминальные группировки участвовали гораздо активнее, чем Фонд Сороса.

Нынешний президент Киргизии Курманбек Бакиев, как и огромное большинство среднеазиатских лидеров, вышел из советской номенклатуры: на момент распада СССР он был заместителем председателя облсовета Джалалабадской области на юге республики. В период правления Акаева южане, в том числе уроженцы второго по величине в Киргизии города Ош, были мало представлены во власти. Именно по этому признаку в 2005 году развивался конфликт, а не по опознавательной схеме «демократ-недемократ».

Парламентские выборы 2005 года киргизская оппозиция проиграла: во втором туре в парламент прошли лишь 5 противников действующей власти. Проиграл в своем округе (по официальным данным) и лидер оппозиции Бакиев. Большинство депутатов составили родственники Акаева или криминальные авторитеты-северяне. Тогда вложившая в выборы немалые средства южная «братва» начала целыми караванами свозить в столицу — Бишкек — людей из своих родных районов. Особенную активность проявляли ошские наркоторговцы, для которых обеспечение бесперебойного транзита было основой бизнеса. Уже через несколько дней Акаев бежал в Казахстан, а Бакиева назначили исполняющим обязанности президента. В промежутках между этими событиями оппозиционеры хорошо погромили и пограбили центр Бишкека, уже без всяких политических мотивов.

Революционеры, пришедшие к власти под лозунгом «Долой семью!» (имелась в виду семья президента Акаева), очень быстро выстроили такую же модель правления. Самым состоятельным человеком Киргизии сегодня считается сын нового президента Максим Бакиев. «Тюльпановая революция» не сделала политику Киргизии прозападной: весной этого года Бакиев даже угрожал закрыть американскую базу «Манас». Но в итоге согласился базу не трогать в обмен на повышение арендной платы.

Феликс Кулов

Converted 25260.jpgС фигурой генерала милиции Кулова связан единственный героико-романтический эпизод «тюльпановой революции». Освобожденный революционерами из колонии усиленного режима, где отбывал 10-летний срок заключения, генерал был назначен «координатором всех силовых ведомств» и действительно сыграл некоторую роль в прекращении погромов в Бишкеке. После чего Феликс Кулов заявил, что готов вернуться в колонию, но не успел: улетевший в изгнание Акаев своим последним президентским указом формально помиловал Кулова и снял с него судимость.

В биографии Кулова, впрочем, были и не столь привлекательные моменты. В 1997 году, будучи главой Службы национальной безопасности Киргизии, Кулов создал антитеррористический центр «Калкан», сотрудники которого занимались слежкой едва ли не за всеми крупными бизнесменами Киргизии и делились информацией с разными ОПГ. Впрочем, после революции Кулов, назначенный премьером страны, попытался ослабить позиции «группы поддержки» Бакиева из числа криминальных авторитетов. Самый известный из них, президент Федерации фехтования Киргизии Рыспек Акматбаев, даже объявил Кулову «джихад», вскоре после чего был убит неизвестными лицами.

Возможно, именно смерть «великого Рыспека» стала для премьера роковой: депутаты парламента, среди которых было много друзей покойного, провалили кандидатуру Кулова, вновь внесенную президентом Бакиевым в январе 2007 года (тот факт, что Кулов по происхождению северянин, также не прибавлял ему очков). После второй попытки Бакиев настаивать не стал, а Кулов, подобно Окруашвили, ушел в оппозицию и в апреле попытался организовать новую революцию. Сторонников Кулова разогнали, однако азиат Бакиев неожиданно оказался более гуманным к бывшему союзнику, чем «европеец» Саакашвили. Потерпевший фиаско «народный генерал» спокойно живет в своем родовом селе.

***

"Бульдозерная революция"

Воислав Коштуница

Converted 25261.jpgИз всех лидеров «бархатных революций» последних лет Коштуница, пожалуй, в наибольшей степени разочаровал своих кураторов. Впрочем, нужно учитывать, что Сербия в 2000 году была весьма специфической страной. По остроумному замечанию одного осведомленного наблюдателя, сербы свергли Милошевича не потому, что он развязал войну из-за Косово, а потому, что он эту войну проиграл.

До 2000 года возглавляемая Коштуницей Демократическая партия Сербии вообще не считалась серьезной политической силой (сербы шутили, что всех членов этой партии можно было разместить в одном автобусе). С точки зрения Запада Коштуница был далеко не идеальным оппозиционером. Было хорошо известно, что в 1974 году доктора юриспруденции Коштуницу уволили из Белградского университета как сторонника сербского националиста Джурича, протестовавшего против предоставления Косово собственной конституции. Фотография Коштуницы, позирующего с автоматом в руках во время визита в сербский анклав в Косово, неоднократно публиковалась в прессе. Однако более либеральный кандидат (наподобие Джинджича) у Милошевича бы не выиграл никогда.

Драма Коштуницы оказалась в чем-то сходной с драмой Михаила Горбачева. Огромное властолюбие сочеталось в нем с искренним желанием не отступать от «фундаментальных общечеловеческих принципов». Коштуница терпел поражение за поражением: ему не удалось ни предотвратить позорную выдачу Милошевича Гаагскому трибуналу, ни сохранить Союз Сербии и Черногории, ни остановить отторжение Косово. В результате на парламентских выборах в январе 2007 года его партия заняла лишь третье место, уступив и радикалам Шешеля, и демократам Тадича. Однако Коштуница показал себя мастером политической интриги: его угроза войти в коалицию с радикалами так испугала Запад, что президента Тадича быстро уговорили сохранить за Коштуницей премьерское кресло. По крайней мере, собственную власть Коштуница не потерял.

Именно сербская «бульдозерная революция» оказалась первой, в которой была задействована хорошо обученная и организованная массовка в виде студенческой группировки «Отпор». Технология оказалась настолько успешной, что в дальнейшем активистов «Отпора» использовали для создания клонов их организации в Грузии («Кмара») и на Украине («Пора»).

Зоран Джинджич

Converted 25262.jpgВ 70-е годы сербский диссидент Зоран Джинджич эмигрировал в Германию, где получил степень доктора философии (его научным руководителем был знаменитый философ Юрген Хабермас). На родину он вернулся лишь в 1989-м. В 1999 году Джинджич прославился тем, что, будучи офицером-резервистом, уклонился от призыва в армию и бежал в Черногорию, откуда через СМИ призвал НАТО не прекращать бомбардировки Сербии. Казалось, что как политик Джинджич обречен, однако немногим более года спустя влиятельные силы вытолкнули его наверх. Есть данные, что еще со времен своего философско-эмигрантского периода Джинджич был агентом влияния германской секретной службы BND.

Уже через несколько месяцев после избрания премьером Зоран Джинджич выдал Гаагскому трибуналу Слободана Милошевича. По неизвестной до сих пор причине выдача была произведена в самый святой для сербов День святого Вита, или Видовдан, когда по народному поверью грешно убить даже ядовитую змею.

Вскоре после этого Джинджич обратился к нации в связи с предстоящей 200-летней годовщиной сербского освободительного восстания против турок. Западные СМИ охотно цитировали его фразу: «Мы должны подвести черту под этим доисторическим периодом и начать собственную новую историю. Наша новая история — это Евросоюз, евроинтеграция».

Однако история Сербии рассудила иначе. 12 марта 2003 года сербский премьер был застрелен у входа в здание правительства из винтовки с оптическим прицелом. В стране было объявлено чрезвычайное положение, а полиция в течение нескольких дней задержала более 3 тыс. подозреваемых в причастности к преступлению — нечто невиданное даже во времена Милошевича. На судебном процессе в 2007 году непосредственным исполнителем убийства был признан заместитель командира отряда спецназа МВД Сербии Звездан Йованович, якобы желавший прекратить «выдачу в Гаагу сербских патриотов». Вместе с ним к длительным срокам лишения свободы приговорили еще 6 человек, никто из которых не признал своей вины. Политика Джинджича, оплаченная ценой его жизни, пока не дала результата: от вступления в Евросоюз Сербия так же далека, как и 4 года назад.

***

"Картофельная революция" (неудавшаяся)

Александр Милинкевич

Converted 25263.jpgБелорусские оппозиционеры часто говорят, что никакой серьезный политик в Белоруссии не может себе позволить быть антироссийским. Карикатурные Зенон Позняк и Винцук Вячорка к серьезным политикам действительно не относятся. А «единый кандидат белорусской оппозиции» Александр Милинкевич и вправду отзывается о России сдержанно-доброжелательно. Хотя любопытно, что в своей официальной биографии Милинкевич подчеркивает тот факт, что его прадед и прапрадед участвовали в восстании 1863—1864 годов (которое он называет польско-белорусским) и были «репрессированы российскими властями». Этот факт, очевидно, не прошел мимо западных друзей Милинкевича, которые наградили белорусского политика орденом «За заслуги перед польской культурой».

Обещанная в марте прошлого года «картофельная революция» не состоялась, однако ее лидер Милинкевич чувствует себя вполне уверенно. Недавно он заявил, что его рейтинг среди белорусов все время растет и уже достиг 25%. Даже товарищи Милинкевича по демократическому движению начали задаваться вопросом, откуда эта цифра взялась (по данным вильнюсского института НИСЭПИ, явно симпатизирующего оппозиционерам, за Милинкевича на честных выборах проголосовали бы 12% избирателей). Милинкевич без стеснения ответил, что речь идет о неких закрытых социологических исследованиях.

Прежний единый кандидат оппозиционеров Владимир Гончарик неоднократно заявлял, что Милинкевич умеет только «грести под себя». Во время кампании 2001 года Милинкевич возглавлял штаб своего земляка и бывшего шефа Семена Домаша (в начале 90-х Домаш возглавлял горисполком Гродно, а Милинкевич был его заместителем). Незадолго до выборов оппозиционеры приняли решение объединиться вокруг Гончарика, однако Милинкевич, по словам экс-единого кандидата, работу саботировал.

Излишний эгоцентризм Милинкевича однажды едва не обернулся для него крупными неприятностями: в апреле прошлого года в СМИ попала [page_18563.htm расшифровка записи телефонного разговора] между одним из ближайших соратников Саакашвили, Гиви Таргамадзе, и «курирующими» белорусское направление сотрудниками МИД Литвы Альбинасом Янушкой и Ринатасом Юшкой. Выслушав сетования литовских товарищей, что проигравший выборы Милинкевич вместо стояния на Майдане «гуляет в Европе и делает себе пиар-кампании», темпераментный Таргамадзе предложил убить не оправдавшего надежды лидера во время его поездки в Турин, заплатив за это «10 или 20 тысяч долларов». Присланные из Тбилиси активисты помогали белорусским оппозиционерам (как ранее и украинским) и, очевидно, были не меньше литовских дипломатов раздосадованы нежеланием Милинкевича действовать согласно плану. Впрочем, нельзя исключить, что Таргамадзе просто пошутил — правда, весьма своеобразно.