Сечина подставили точно так же, как и меня

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Варенников: Сечина подставили точно так же, как и меня

Гендиректор "Коммерсанта" Кудрявцев о том, "почему такому человеку предоставили возможность высказаться в таком формате и в таком объеме"

© "Известия", origindate::04.12.2007, Фото: "Коммерсант"

Депутат Госдумы, генерал Валентин Варенников: "Сечин даже не знает, что есть такой Шварцман"

Converted 25736.jpg[page_21868.htm Интервью Олега Шварцмана, главы компании "Финансгрупп", газете "Коммерсантъ"] стало, наверное, самым скандальным материалом последнего времени. Напомним: Шварцман утверждает, что в Кремле под руководством замглавы администрации Игоря Сечина реализуется план "бархатной реприватизации". Одним из инструментов этого плана якобы является компания Шварцмана, которая, используя "административный ресурс", скупает активы по явно заниженной стоимости. Во вчерашнем номере "Известия" усомнились в правдивости слов Шварцмана. Наши сомнения подтвердились. Вчера мы связались с генералом Валентином Варенниковым, которого Шварцман называет связным между собой и Игорем Сечиным. Валентин Иванович заявил корреспонденту "Известий" Владимиру Демченко, что никогда никаких дел с этим человеком не имел.

вопрос: Валентин Иванович, вы знакомы с Олегом Шварцманом?

ответ: Да, я его видел и, по-моему, пару раз с ним разговаривал. Проходимец он, этот товарищ Шварцман. Мне стыдно за эту организацию, в которой он подвизается.

в: Что вы имеете в виду? Он же владелец этой "Финансгрупп".

о: Нет, я имею в виду организацию "Союз социальной справедливости России". Я помню, что руководитель этого "Союза" накануне 60-летия Победы вошел ко мне. Его зовут Евгений Викторович... Сейчас фамилию вспомню...

Шахов.

ответ: Так вот, Шахов пришел и говорит: товарищ генерал, помогите нам, мы хотели бы тоже участвовать в деле прославления нашего Отечества. Я говорю: хорошо. В общем, я их тогда запустил в подготовку празднования. И, собственно, после этого у нас никаких дел и нет. Хотя контакт остался. Наша организация называется Международная лига защиты человеческого достоинства и безопасности, и мы находились с ними в одном здании - Красная площадь, дом 5. Это здание сейчас на ремонте, переоборудуется под отель. Мы должны отсюда переселиться на Большую Якиманку, и после этого уже не буду контактировать...

вопрос: Подождите, а Шварцман какое к ним отношение имеет?

о: Так я у Шахова этого Шварцмана и видел. Он с этим "Союзом" на какой-то временной основе сотрудничает, заходит периодически. А теперь он, очевидно, желая каким-то образом себя прославить... Вообще я не знаю, какие цели он перед собой ставил. Но наговорил он такое, что просто кошмар какой-то.

в: А вы с ним о чем разговаривали?

о: Да ни о чем. У меня с ним никаких тем и дел не было. Я знаю, что он там порывался было ко мне. Это мне говорил Шахов. Но мне не до него, у меня есть свои дела. Он же ноль, фикция. Смешно даже. Я не знаю, как автор, который проводил с ним беседу, как он мог клюнуть на разговор со случайным лицом. Он же не официальное лицо, он мог нагородить что хотите - что и с Гитлером была связь, и с Муссолини.

в: В интервью Шварцман вывел вас как связного с Игорем Ивановичем Сечиным... Сказал, что вы поддерживаете концепцию так называемой "бархатной реприватизации"...

о: Сечин даже не знает, что есть такая организация и такой Шварцман.

Просто смешно... Человека подставили точно так же, как и меня. Я первый раз слышу об этой "бархатной реприватизации", об этом венчурном фонде. Я никогда в жизни этим не занимался и не собираюсь этим заниматься. У меня совершенно другая область.

в: Вы после этого интервью общались с Сечиным? Он как-то реагировал?

о: Да нет, я с ним не разговаривал. Мне просто стыдно с ним говорить. Он мне не звонит, и я ему - тоже.

в: Что вы намерены предпринять теперь?

о: Этот человек - хам в высшей степени. Если есть возможность привлечь его к уголовной ответственности, то я его обязательно проучу.

***

Усманов: "Если не выяснятся иные причины, по которым такой материал мог бы появиться в это время и в таком объеме, то у меня нет претензий к сотрудникам"

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::03.12.2007, Герой интервью стал антигероем.

Бизнес-сообщество обсуждает откровения Олега Шварцмана

Максим Кваша

[...] С комментариями по поводу откровений господина Шварцмана выступили как и названные им партнеры и однопартийцы, так и не упомянутые в интервью лидеры российского бизнеса -- Алишер Усманов, Анатолий Чубайс, Фархат Ахмедов. [...]

ФГУП "Рособоронэкспорт" официально заявило, что "никогда не устанавливало и не планирует устанавливать какие-либо отношения ни с корпорацией 'Социальные инвестиции', ни с ФПГ 'Финансгрупп' и, соответственно, не давало никаких полномочий вышеназванным организациям действовать от имени или по поручению ФГУП 'Рособоронэкспорт'". ["Ъ", origindate::01.12.2007: В редакцию Ъ вчера поступило письмо руководителя аппарата генерального директора ФГУП "Рособоронэкспорт" Дмитрия Шугаева, где говорится: "ФГУП 'Рособоронэкспорт' официально заявляет, что никогда не устанавливало и не планирует устанавливать какие-либо отношения ни с корпорацией 'Социальные инвестиции', ни с ФПГ 'Финансгрупп' и, соответственно, не давало никаких полномочий вышеназванным организациям действовать от имени или по поручению ФГУП 'Рособоронэкспорт'. О деятельности вышеназванных организаций, равно как и об Олеге Шварцмане, нам впервые стало известно из публикации Ъ 30 ноября 2007 года".- врезка К.Ру] В экстренном пресс-релизе израильской финансовой группы "Тамир Фишман" говорится: "Единственное, что связывает Тамира Фишмана, Фонд и господина Шварцмана, это его миноритарная доля в компании, которую контролирует управляющая компания Tamir Fishman Capital Fund". При этом в "Тамир Фишман" публично заявили, что "не имеют отношения к заявлениям, которые приписываются господину Шварцману".

Одна из самых распространенных реакций на интервью Олега Шварцмана Ъ -- смесь удивления самим фактом публикации и признания того, что оно не очень фантастично.

Наиболее ярко это выразил глава РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс: "Намеренно или нет, но господин Шварцман сказал правду. Правду о неизбежных болезнях такого типа социально-политических систем, как 'суверенная демократия'. Эти явления не локально-случайные, а системные, с глубинными корнями как на региональных, так и на федеральном уровнях. В то же время сам факт публикации откровений господина Шварцмана в газете 'Коммерсантъ' свидетельствует, что не все потеряно, и принципиально важно, как теперь на них будет реагировать не только общество, но и власть".

Первый зампред совета директоров Альфа-банка Олег Сысуев назвал содержание этого интервью "очень серьезным, похожим на правду и пугающим". Сославшись на президента Владимира Путина, он заявил, что "идиотов, которые хотят примазаться к 'Единой России', а в этом случае -- которые обслуживают власть, еще много".

Совладелец компании "Нортгаз", член Совета федерации Фархад Ахмедов содержанию интервью не удивился: "Статья как статья. Огласил, о чем все догадывались". Впрочем, самого господина Шварцмана он оценивает жестко, называя его средства "фашистскими", государственный социализм -- "утопией". По его словам, "таких, как Шварцман, надо 'шваркнуть' из бизнес-сообщества". Господин Ахмедов пообещал дать запрос в прокуратуру, "чтобы выяснить обстоятельства этого дела", объяснив это тем, что если "бизнесмены будут отсиживаться по норам, таких Шварцманов появится как Швондеров и Шариковых".

На сегодняшний день пострадала не только репутация, но и политическая карьера господина Шварцмана. Как уже писал Ъ, глава федерального политсовета партии "Гражданская сила" Александр Рявкин по ходатайству главы высшего совета партии Михаила Барщевского исключил Олега Шварцмана из состава высшего совета партии. Аргументация господина Барщевского, высказанная им в комментариях на сайте Ъ, состояла в том, что им было неизвестно о деятельности господина Шварцмана. Впрочем, бывший член политсовета "Гражданской силы", политик и феминистка Мария Арбатова подтвердила Ъ, что с похожими тезисами господин Шварцман выступал несколько месяцев назад. Кстати, Анатолий Чубайс считает, что "господин Барщевский исключил Шварцмана зря. По крайней мере, в 'Гражданской силе' числился по крайней мере один 'честный человек'".

Член совета директоров Российской венчурной компании (РВК) Константин Ремчуков в эфире "Эха Москвы" предположил, что решение о выделении "Финанс Трасту" 980 млн руб. средств РВК "может быть аннулировано". Из его слов следовало, что компания на один день опоздала с предоставлением необходимых документов.

Для редакции, конечно, особенно важно и мнение акционера -- владельца холдинга "Металлоинвест" Алишера Усманова. Он заявил Ъ: "Моя позиция всегда заключается в том, чтобы не вмешиваться в работу редакции и, тем более, не вмешиваться в выбор статей или интервью. Я считаю, что журналисты и редколлегия не виноваты, что их работа -- добывать информацию, интересную для читателя, пусть и с оттенком нездоровой сенсации. Если не выяснятся иные причины, по которым такой материал мог бы появиться в это время и в таком объеме, то у меня нет претензий к сотрудникам 'Коммерсанта'. Что же касается самого интервьюируемого, то я ничего не знаю об этом человеке, не могу и не хочу комментировать сказанное им, до того как эта информация будет всесторонне изучена, а конкретные факты проверены".

***

Гендиректор "Коммерсанта" Кудрявцев о том, "почему такому человеку предоставили возможность высказаться в таком формате и в таком объеме"

Оригинал этого материала
© Lenta.Ru, origindate::02.12.2007, Эффект Шварцмана. Гендиректор "Коммерсанта" о скандальном интервью бизнесмена

[...] Свою точку зрения на скандальное интервью Ленте.ру изложил гендиректор ИД "Коммерсант" Демьян Кудрявцев.

[...] Собственно, это вопрос в редакцию, я занимаюсь другой работой, но не буду притворяться, интервью резонансное, так что могу ответить. История необычайно простая: наш корреспондент поехал на конференцию, в которой принимала участие Российская Венчурная компания. Это государственный инструмент по распределению инвестиционных денег, и, разумеется, журналист в рамках этой конференции задавал вопросы тем компаниям и людям, которые выиграли на конкурсе деньги. И, собственно, в начале интервью Шварцмана видно, что это обычное интервью – не важно, хорошее или плохое, - компании, которая занимается венчурными инвестициями, в общем, безобидный деловой текст.

Что произошло с г-ном Шварцманом в процессе интервью, почему он решил изменить и тональность, и направление разговора, мы не знаем. Он был абсолютно трезв, и, насколько я знаю – журналист встречался с ним не один раз: он встречался со Шварцманом тогда в Америке, но потом надо было его фотографировать, визировать интервью в окончательном виде, несмотря на то, что была его аудиозапись, так вот - все эти разы Шварцман подтверждал и подписывал каждую страницу, то есть делал это совершенно сознательно.

С другой стороны, означает ли это, что была попытка подсунуть нам такую информацию сознательно? Мне представляется это маловероятным. Дело в том, сам факт того, что именно у него взяли интервью, является почти случайным. Шварцман не настолько известная фигура, чтобы бы была гарантия, что интервью у него возьмут, а потом и опубликуют. То есть технологически разыграть ситуацию с таким Шварцманом, чтобы он что-то озвучил в пользу одной группы против другой, необычайно сложно.

В моих глазах это человек авантюрного склада, который для зарабатывания денег изобрел себе некую легенду. Эта легенда в какой-то мере соответствует ожиданиям, потому что всем эта история про то, "что сейчас все отберут", "государство давит", "силовики наседают", она на слуху. Такой "сын лейтенанта Шмидта", эпохи "социальной ответственности бизнеса".

- Таким образом, Шварцман сыграл на общественном страхе?

В общем да, но я не имею в виду в этом интервью, я имею в виду - на страхах вообще. Я думаю, что он таким образом общался с бизнесменами и чиновниками, будучи никем -- втирался в доверие. И таким образом вошел в партию «Гражданская Сила», и таким же образом попал на конкурс РВК и выиграл его. В какой-то момент легенда стала настолько "рабочей", стала частью его, что Шварцман решил, что если она будет озвучена не клерку или чиновнику, а в газете, это даст ему новый этап полета, как бы новый виток, сделает известным.

Вы можете спросить, мы-то почему это напечатали? Я хочу сказать: представьте себе Хлестакова, который говорит : «Я с Пушкиным на дружеской ноге». Это действительно может сказать любой. Мы напечатали это не потому, что он в интервью говорит про Пушкина, или про Сечина и "Рособоронэкспорт". Мы напечатали это интервью, потому что человек, который так разговаривает, так себя ведет, при этом является кандидатом в Государственную Думу от правой партии, которую склонны воспринимать всерьез, при этом выигрывает тендерные деньги от государства и так далее. Ничего интересного нет в самом Хлестакове, и никто не подумает, что цитата из Хлестакова обижает Пушкина. Но вот когда Хлестаков получает от городничего и купцов подношения - вот тогда эта история становится интересной для газеты.

- А была ли реакция со стороны владельца газеты?

Мне звонили самые разные читатели, в том числе и высокопоставленные - кто-то шутил, кто-то задавал вопросы, кто-то просил пояснений, за подробностями звонили коллеги. В этом же смысле позвонил и Алишер Усманов, который выразил удивление, почему такому человеку предоставили возможность высказаться в таком формате и в таком объеме. Я ответил точно то, что ответил вам, но он ясно дал понять, что расстроен. Разговор не носил акционерно-административного характера, это вообще его первый звонок по поводу какой-либо публикации. Ему кажется, что мы несколько снизили формат рубрики, в которой обычно выступают ведущие менеджеры и ньюсмейкеры, дали повод для спекуляций и кривотолков, которые могут повредить бизнесу газеты.

- Ъ в очередной раз обошел всех, выдав информационную бомбу года. Вы рассматриваете эту публикацию в этом ключе, предполагаете, что она затмит большинство медийных событий?

К сожалению, да. Но я надеюсь, что все-таки более важные события и публикации впереди: событием станут выборы, новый президент, новая дума, новый расклад сил.

- Не стоит ли после этих событий сделать серию публикаций о том, как и какие люди приходят во власть и получают доступ к государственным деньгам?

С одной стороны - стоит, наверное. С другой стороны - это вопрос к редакции, а не к дирекции. Кроме того, мы не можем просто начать разговор о чем-то, мы не публицистическая газета. Нам нужен информационный повод, факт. Посмотрим, кто войдет в какие списки, кто выиграет следующие конкурсы. Тогда мы будем понимать, о чем разговаривать с читателем.

- Последний вопрос - интервью было взято в первой половине ноября, а опубликовано только сейчас, почему?

Интервью и правда было взято пару недель назад. Публикация его в пятницу не связана с выборами, это техническая задержка. Пока журналист вернулся из Америки, пока герой вернулся из поездок, потом он довольно долго визировал материалы в полном виде, еще его нужно было сфотографировать. В ту минуту, как материал был полностью готов - мы его и поставили, но попало это уже в выборный контекст. Я, впрочем, понимаю, что теперь в это мало кто поверит.