Сибирская Швейцария Александра Лебедя

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


На фоне бедности и безработицы в Хакасии процветает только ликеро-водочный завод

1102315701-0.jpg Песней «Батяня-комбат» в 1996-м начиналась избирательная кампания полковника ВДВ Алексея Лебедя. Энергичный десантник обещал Хакасии решить все ее проблемы: справиться с безработицей, реформировать ЖКХ, а саму республику превратить чуть ли не в сибирскую Швейцарию.

В предвыборной гонке 2004 года, где кроме него еще пять кандидатов, Алексей Лебедь чувствует себя фаворитом. На встречах с избирателями привычно сетует на московские интриги и хвалит республиканские достижения.

«Мы еще ни разу не позорили себя и страну. И перед страной не позорили республику, чтобы замерзать. Я думаю, мы не замерзнем и в эту зиму тоже», — заявил Алексей Лебедь.

В коттеджной деревеньке нынешней зимой не замерзнут уж точно. Тут живут чиновники из ближайшего окружения Алексея Ивановича: руководитель предвыборного штаба и его заместитель по социальным вопросам. Любовь к земле, особенно заповедной, в Хакасии только поощряется. В Ширинском районе идет бойкая торговля государственными гектарами. На них с разрешения республиканских властей тоже строят коттеджи. Здесь уже не обращают внимания на федеральные запреты. Новые хозяева вывешивают свои предупреждения.

Однажды в государственном природном заповеднике «Хакасский» появились уютные коттеджи. Строительный бум в национальном парке получился стремительным и масштабным. Было озеро Биле государственной охранной зоной, а стало неожиданным и модным курортом — с дорогами, шлагбаумами, со всей полезной инфраструктурой. Неожиданно появляется охрана — явно не из тех, что следит за порядком в национальном парке.

Деревня Счастливая жизнь находится всего в 100 километрах от столицы республики. В сгнившей избе Ултургашевых никогда не было отопления. И совсем редко бывает электричество. Дети болеют. Но денег на лечение у безработных родителей нет.

«Лекарства не на что купить. Денег на это нет. В больницу ехать тоже денег нет», — сетует Зинаида Ултургашева.

В Хакасии таким деревням уже давно потеряли счет. Здесь нет работы, зато в большинстве свободно работают продавцы поддельной водки.

«Замалчивается темы безработицы. 80 процентов сельского населения, где проживают хакасы, находятся за чертой бедности, у них нет работы», — рассказывает председатель съезда хакасского народа Василий Чаптыков.

Заготовка дров — теперь главная забота для жителей хакасского города Абаза. Топить печи, многие из которых все еще разрушены, просто нечем. Почти все дровяные запасы унесла большая вода во время весеннего паводка 2004 года. Три недели город был отрезан от земли. Республиканские власти тогда заявили о гибели девяти человек. Абазинцы ведут свой счет, говорят, жертв больше сорока.

Деньги на восстановления своих домов многие из тех, кто спаслись, не получили до сих пор. По словам редактора газеты «Абазинские вести» Владимира Красилова, Алексей Лебедь вообще здесь не появился. «Ни в 2003-м, ни в 2004-м Лебедь сюда не заезжал, не пытался ответить на те вопросы, которые были у людей», — говорит Красилов.

Вопросы к Алексею Лебедю есть и у жителей Пригорска. Здесь еще свежи воспоминания о коммунальных авариях. В Пригорске тогда вышла из строя котельная. Потом лопнули трубы в жилых домах. Потом замерз и детский садик.

В оппозиционном блоке «Местные» говорят, что власти республики сделали все, чтобы не допустить их до выборов в Верховный совет. Эти выборы проводятся одновременно с выборами главы Хакасии. На 75 мест в республиканском парламенте теперь претендуют 7 политических партий и блок сторонников Алексея Лебедя.

В региональном отделении «Единой России» убеждены, что Лебедь пытается играть сразу на нескольких политических полях. Все это, уверены «единороссы», напоминает монополию на власть, поэтому главной своей задачей называют формирование собственной фракции в Верховном совете республики.

«У него есть желание, чтобы его окружали в Верховном совете люди, с которыми он уже длительное время работал. Поэтому его задача сделана, чтобы его решения принимались на Верховном совете. Наша задача одна: мы должны проводить решения президента и ЦК «Единой России» в жизнь», — заявил секретарь политсовета хакасского регионального отделения «Единой России» Виктор Преловский.

В штабе коммунистов день и ночь печатают предвыборную агитацию. Хакасское отделение КПРФ на выборы идет широким фронтом. Представители компартии надеются получить большинство в Верховном совете и кресло главы республики. Кандидат на высокий пост Владимир Керженцев говорит, что политика правительства Алексея Лебедя в Хакасии привела к разрухе. Всего за несколько лет была обескровлена промышленность республики.

«За время действия руководства республики у нас практически исчезли многие предприятия, которые, на мой взгляд, на взгляд человека, проработавшего в оборонной промышленности, можно было спасти», — считает первый секретарь хакасского отделения КПРФ Владимир Керженцев.

За 8 лет, прошедших с момента объявленных Лебедем реформ в регионе, бурного роста здесь не наблюдалось. Сводки из Хакасии за этот год множили, скорее, список очевидных неудач. Прошлой зимой голодали горняки шахты «Енисейская». К ним Лебедь тоже не поехал. Закрывались предприятия. Зато процветал ликеро-водочный завод.

Все это время Алексей Иванович увлеченно разрезал ленточки, открывал дорогостоящие мосты в честь самого себя — мост пригодился разве что для свадебных церемоний — прыгал с парашютом, хотя и не всегда удачно, и принимал парады у растроганных кадетов.

«Наша республика сейчас звучит. Ее знают в стране, за рубежом. Я попадаю чуть ли не в лучшие губернаторы, лучшие лидеры. Мы по каким-то вопросам находимся на первых местах», — заявлял Алексей Лебедь.

Похоже, что лучший лидер передового российского региона действительно с пользой проведет отпущенный ему избирательным правом отпуск. Выезды в народ и агитация на местах хорошо удаются Алексею Ивановичу. А значит, времени убедить избирателей в том, что альтернативы ему просто не существует, еще достаточно.

Дмитрий Кайстро

Оригинал материала

«Вести недели»