Сибирский отшельник

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В присутствии Альфреда Коха запрещено отправлять естественные надобности

1045563375-0.gif Сегодня, после отставки Вяхирева и перехода «Газпрома» под хотя бы частичный реальный контроль государства президент компании «Сургутнефтегаз» Владимир Богданов становится крупнейшим в России сырьевым олигархом.Этот факт заслуживает того, чтоб хотя бы сейчас привлечь внимание широкой публики к фигуре Богданова – наиболее скрытного и таящегося из всех воротил сегодняшнего российского бизнеса. Это тем более полезно, потому что широкая публика, кажется, до сих пор не понимает, что именно сырьевые олигархи, а вовсе не такие поверхностно шумные фигуры, как Гусинский и Березовский, играют на протяжении последних 10 лет ключевую роль в потаенных течениях российского бизнеса и политики.

Владимир Леонидович Богданов родился при Сталине, в 1951 году в селе Суерка Тюменской области.

В 1973 году окончил Тюменский индустриальный институт по специальности «бурение нефтяных и газовых скважин». Работал на нефтяных месторождениях Нижневартовска, Нефтеюганска, Сургута. С 1980 по 1984 год занимал должность заместителя генерального директора по бурению ПО «Сургутнефтегаз» и заместителя начальника Главтюменнефтегаза.

С 1984 года — генеральный директор ПО (затем АО) «Сургутнефтегаз». Если считать, что сырьевых олигархов можно подразделить на «коренных» и «пришлых», — под «пришлыми», как правило, понимаются выходцы из других сфер бизнеса, такие как, например, Ходорковский, Потанин или Абрамович, а под «коренными» — выходцы из собственно советского ТЭКа, — то жизненный и творческий путь Богданова может считаться типичной, а в некоторых отношениях и идеальной карьерой «коренного» сырьевого олигарха. Почти все эти люди («коренные») начинали работу на промыслах сразу после армии в низшей должности помбура – помощника бурильщика, и проходя почти все ступени лестницы – помбур, бурильщик, высшее образование (чаще всего заочное, и не в Москве, а в Тюменском индустриальном), буровой мастер, начальник участка или цеха — дослуживались до высших управленческих должностей начальника НГДУ или даже ПО еще в советское время. Карьеру Богданова можно счесть не только типичной, но даже и идеальной, поскольку он смог пройти по этой лестнице в исключительно «исторически сжатые» сроки. Сама же компания «Сургутнефтегаз» с 1984 года неразрывно связана с личностью Богданова, как Ленин – с партией или, предположим, Арафат — с Освобожденим Палестины. Компания (она же Богданов) славится полностью унитарной структурой управления, почти полным отсутствием иностранных инвестиций, регулярной уплатой налогов в государственный бюджет, демонстративным отстранением как от политики, так и от внутриТЭКовских разборок, почти полной закрытостью для любых СМИ и – своего рода непобедимостью. Идеальность портрета АО – институционального «передовика капиталистического производства» сильно смазывается фирменным стилем управления, который, по оценкам многих экспертов и источников, близких к самой компании, представляет собой что-то среднее между этикой фашистской организации и негласным уставом буйного отделения больницы им. Ганнушкина.

Так, журналисты из города Сургута рассказывали как-то, что, посетив сургутский офис компании по своей профессиональной надобности, столкнулись в нем с президентом компании, который страшным голосом орал на высокопоставленного менеджера за то, что тот в рабочее время находился «не на том этаже».

А сотрудники «Сургутфетегаза» рассказывали, в свой черед, что когда президент Богданов обнаружил на столе у одной из своих секретарш банку пива (купленную для мужа в ресторане компании), то она была уволена в тот же день.

И московский, и сургутский офисы компании нашпигованы телекамерами, предназначенными, вестимо, для наблюдения за сотрудниками. В центральном аппарате процветает атмосфера подсиживания, взаимных доносов и штрафов за проступки типа поедания каким-нибудь менеджером яблока в кабинете в разгар рабочего дня.

Московский офис «Сургутнефгаза», находящийся на Мясницкой улице — в двух шагах от известного всей России здания АО «ЛУКойл» — напоминает, скорее, находящийся в том же квартале офис ФАПСИ – неприступная крепость с отсутствием вывески и обилием «глушилок».

Знатоки припоминают, что перед историческим залоговым аукционом ( «Сургутнефтегаз» выкупил сам себя у государства в 1995 году) во время посещения московского офиса Компании Альфредом Кохом (о ту пору – главой Госкомимущества) всем сотрудникам, кроме президента и нескольких вице-президентов, было велено в течение всего рабочего дня не выходить из своих комнат, так что все сотрудники — от секретарш до высокопоставленных менеджеров — были вынуждены не только голодать, но и мочиться в специально принесенные из дома к визиту Коха баночки. Это вам не НТВ, господа.

Небезынтересной пресдтавляется и структура финансовых потоков Компании. «Сургутнефтегаз», как и «Газпром» с «ЛУКойлом», стремится к тому, чтоб под фальш-панелью юридического статуса ОАО скрывался реальный статус ЗАО: все деньги – исключительно в руках топ-менеджмента. Все знают об ухищрениях «Газпрома», направленных против свободной продажи акций компании. Но до того, что придумано в «Сургутнефтегазе» «Газпром» никогда бы не додумался. Миноритарный акционер, желающий избавиться от акций Компании ( а это желание весьма естественно – годовая доходность по акциям «Сургутнефтегаза» еще ниже, чем по газпромовским бумагам) должен для осуществления продажи акций съездить в г. Сургут, в центральный офис нефтяного гиганта. Правда, в последние годы ситуация несколько улучшилась: у Компании появился аж единственный дилер – «Тройка-Диалог».

Большой политики Компания, как правило, чурается, уже много лет решая мелкие и средние политвопросы через одного (!) депутата Государственной Думы. Аналогичная ситуация складывается и в сфере взаимодействия «Сургутнефтегаза» со СМИ – в течение долгих лет в столичный офис Компании допускался только 1 (один) московский журналист. Впрочем, в последние годы и это направление компании было либерализовано – теперь допущенных журналистов два. Так что «Сургутнефтегаз», кажется, единственная в России нефтяная компания, не имеющая не то что управления по связям с общественностью, но и простенькой пресс-службы. Однако, несмотря на всю свою аполитичность, Богданов, как говорится, «фишку сечет».

В 1996 году вместе со всеми уважающими себя олигархами он поддержал внебюджетный избирательный фонд президента Ельцина, а в минувшем активно вложился в предвыборную кампанию триумфатора губернаторских выборов в Тюменской области Сергея Собянина. Кстати, в 1996 году поддержка Бориса Николаевича на выборах называлась у сырьевых олигархов специфическим выражением «качнуть под Ельцина».

Однако, несмотря на все это, в левых политических кругах Владимир Богданов сохраняет стойкий имидж неколебимого патриота-державника. Сверх того, в Ханты-Мансийском автономном округе (ХМАО) непререкаемой остается репутация Богданова как выдающегося защитника живой природы, равно как и быта коренных малочисленных народов севера. (К таким народам, относится, кстати, и тюменский губернатор Собянин). Все это не мешает «Сургутнефгазу» заниматься таким же лихим природопользованием, как и всем остальным нефтяным компаниям, а в области внутрифирменной политики изымать деньги из производственных подразделений и концентрировать все средства на счетах вертикально интегрированного холдинга. То же относится, разумеется, и к пресловутым трансфертным платежам.

Что же касается «непобедимости» аполитичного «Сургутнефтегаза», то Богданову, действительно, почти всегда удавалось добиться реализации поставленных им целей. Единственное крупное поражение Богданов потерпел 5 лет назад в Петербурге, когда силы, контролируемые так называемой «Тамбовской» ОПГ, отбили у него весь сбыт в этом регионе. Нелишне заметить, кстати, что «тамбовские» весьма близки к некоторым очень влиятельным членам «ленинградской команды» президента Путина, например, отдельным нетипичным полпредам в федеральных округах. Очень примечательны и международные связи «Сургутнефтегаза».

В кругах, близких к спецслужбам, по-прежнему популярна версия, что таинственный спонсор немецкой партии ХДС (Христианско-Демократический Союз), нежелание называть имя которого привело к краху политической карьеры экс-канцлера Гельмута Коля, … да-да, вы уже поняли, дорого читатель. Так или иначе, ясно одно: НПЗ «МИДЕР» в Ляйна / Шпергау, фигурировавший в скандале вокруг финансирования ХДС, был предметом ожесточенного интереса именно крупных российских нефтяных компаний. Владимир Богданов сильно напоминает, пожалуй, американских передовиков капиталистического производства XVIII-XIX веков. Особенно он похож на первого Рокфеллера и старшего Форда. Однако, как подумаешь о сочетании ментальности фигур эпохи американского первоначального накопления с российским бездорожьем и дураками, так невольно задаешься мыслепреступным вопросом – не покажутся ли нам лет этак через 10 времена владычества в ТЭКе Абрамовича, Кукеса и Ходорковского райским садом ?!

АПН origindate::18.07.01

Виктор Милитарев