Сибирский : Губернаторы окапываются в Москве,. Ходырев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"«Никакого отношения к нам они не имеют»

Работой представительств субъектов РФ в столице заинтересовались около года назад. Именно тогда Мосгорпрокуратура направила в Хакасию запрос с требованием проверить законность существования постпредства республики при президенте и принять соответствующие меры.
— Нам даже позвонили из администрации Путина. Оказывается, там были очень удивлены тем, что при президенте действует какое-то представительство и что полпред Виктор Бабахин пользуется удостоверением члена президентской администрации, которое ему там никто не выдавал, — рассказали мне в прокуратуре Хакасии.
Местный суд заявление прокуратуры о ликвидации представительства удовлетворил. Верховный Совет республики попытался оспорить это решение в Верховном суде, но безуспешно. По указу от 1997 года представительства республик при президенте России не предусмотрены — исключение составляет только Чечня, с которой у федерального центра подписан особый договор. В законодательстве же представительства действительно предусмотрены, но — при правительстве (указ Ельцина №323 от origindate::2.04.92). Именно поэтому руководство республики вывеску «при президенте» поменяло на «при правительстве». Но и с новым названием, однако, тоже вышел курьез. Когда я обратился в департамент правительственной информации, его шеф Алексей Горшков несказанно удивился:
— Честно говоря, я не слышал, чтобы в правительственной вертикали власти была такая структурная единица. Вы не ошиблись?
Пришлось в качестве примера дать ему визитку, врученную мне саратовским представителем Ириной Силаковой: «Аппарат правительства Российской Федерации». В ответ Горшков лишь подтвердил, что, по его информации, «никакого отношения эти люди к аппарату правительства» не имеют, и клятвенно пообещал во всем разобраться.
До чего именно дойдет в своих «разборках» Белый дом, пока неизвестно. Как мне удалось выяснить, представительства регионов действительно являются частью правительства, но... местного. А к правительству федеральному и тем более к администрации президента не относятся никаким боком.

Саратовцы не афишируют свое пребывание в доме с джакузи

В начале 90-х, когда в стране начался бум создания представительств, столичные и федеральные власти щедро раздавали под них офисы и целые особняки. С правом последующего выкупа по льготным ценам. Постпредство Карелии, например, каким-то образом добилось от Мингосимущества передачи в республиканскую собственность аж 700 кв. м в здании Рослеспрома. Иные представительства тогда обосновались в помещениях закрытых ради этого детских садов (Вологодская и Свердловская области).
Уютный особняк представительства Саратовской области расположился в запутанных китай-городских переулках. Направляясь туда, я вспомнил все рассказы о его лестницах, утопающих в роскошных коврах, дорогих картинах на стенах, бильярде и джакузи для особых гостей. Ковры на лестницах лежали, но не персидские — подешевле. Были и картины, но мне, неспециалисту, определить их стоимость было трудно. Что же до джакузи, понежиться в ней не довелось: Аяцкова в этот день не было, и присутствовавшие в здании клерки просто не решились предложить. (Шутка.) Но в целом обстановка умиротворяла.
А ведь всего год назад все это благолепие находилось под угрозой: 21 февраля 2000 года судебный пристав арестовал здание вместе со всем имуществом за долги области «Альфа-Банку». История банальная — регион задолжал $6.736.603 и 125.235 рублей и не спешил их выплачивать. Когда переговоры банкиров с чиновниками зашли в тупик, помещение саратовского постпредства захватили люди в камуфляже и масках.
Интересы власти восторжествовали. 23 октября 2001 года президиум Высшего арбитражного суда решил, что приставы не вправе были накладывать арест на имущество, находящееся в госсобственности, хотя именно оно и служило залогом при получении кредитов.
Попутно выяснилось, что ни саратовское представительство, ни любое другое не имеют права являться юридическим лицом. Хотя в Карелии об этом до сих пор не подозревают — два месяца назад в Петрозаводске было подписано новое положение о представительстве, в котором четко прописано: постпредство — лицо юридическое.
Однако в представительстве правительства Саратовской области рады уже тому, что удалось сохранить крышу над головой. Вот только табличку с указанием, что же именно расположено в здании, сняли. И теперь случайным прохожим даже невдомек, что это за милый особнячок ощетинился на них множеством видеокамер.

По $77 за метр в самом центре Москвы

Столь же трудно догадаться, где находится представительство Карачаево-Черкесской Республики. На доме по улице Садовнической, где оно официально прописано, сразу несколько табличек. И ни одной искомой. За пятиметровым бетонным забором с колючей проволокой разместилось несколько новеньких зданий, но какое именно из них приютило гостей с Кавказа — тайна даже для жителей окрестных домов.
Позвонив в дверь проходной, я тут же усомнился в традиционном кавказском гостеприимстве. Охранник, не соизволив открыть дверь, по громкой связи посоветовал предварительно созвониться. Совет оказался бесполезным — 2 недели телефон выдавал лишь длинные гудки, словно все сотрудники ушли подыскивать покупателей на здание своего представительства.
Дело в том, что есть в Москве 2-й Вражский переулок. В двух шагах Плющиха, рукой подать до Смоленской площади. В 1993 году столичные власти выделили здесь 4900 квадратных метров земли под строительство постпредства Карачаево-Черкесии. С тех пор худо-бедно были возведены фундамент, каркас двух этажей и колоннада фасада. На том все и закончилось: денег на строительство нет. Ведь КЧР дотируется из федерального бюджета на 92 процента, впрочем, считая возможным тратить на столичное представительство почти 5 млн. рублей ежегодно и до недавнего времени иметь еще несколько постпредств в других регионах страны.
Так или иначе, но 26 декабря 2001 года правительство республики приняло постановление продать незавершенку. А вырученные деньги направить на приобретение нового здания постпредства, хоть это и незаконно. Договор о купле-продаже был подписан в рекордно короткие сроки — спустя лишь месяц. Что означает: еще до решения правительства в наличии имелся потенциальный покупатель и были оговорены все детали предстоящей сделки. Покупателем должно было стать ООО «Тайкорд». Незавершенку оценили в 12.100.000 рублей, которые должны были быть переведены на счет постпредства КЧР в течение 10 дней с момента подписания договора. Иными словами, по $77 (по сегодняшнему курсу) за квадратный метр в центре Москвы. Скорее всего речь шла о банальном откате — большая часть денег должна была попасть в карманы людей, заинтересованных в сделке. Но 12.100.000 рублей на счет постпредства КЧР так и не поступило.
Здание пока в собственности республики. Хотя почему-то кажется, ненадолго — до нового покупателя.

«Губернатор всего раз приезжал»

Если говорить о зарубежных посольствах, то всем известно: их жизнеобеспечением занимается УПДК при МИД. В этом ведомстве вам точно скажут, какие здания в столице принадлежат западным странам, какие они арендуют под посольства, сколько человек обслуживает ту или иную дипломатическую миссию... Между тем какого-нибудь федерального органа, контролирующего деятельность постпредств субъектов РФ, не существует. Во всяком случае, ни в администрации президента, ни в правительстве мне не удалось обнаружить его признаков. Никто даже не смог сказать, сколько точно регионов обзавелось постпредствами в Москве. Лично я насчитал их 79 (из 89 возможных).
Больше всего представительств (едва ли не треть) «кучкуется» на Новом Арбате, 19 и Малой Дмитровке, 3 — эти здания принадлежат Управлению делами президента, которое от щедрот выделяет в них регионам по комнате, а то и по три — в зависимости от штата. Это — своего рода официальная «резервация» для тех представительств, которые при прежнем президенте не успели обзавестись особнячками.
Проникнуть в офисы на Новом Арбате с наскока не получилось. У входа в это здание недавно был застрелен магаданский губернатор Цветков, поэтому охрана теперь особенно бдительна. В итоге пропуск мне заказали сотрудники тамбовского постпредства.
Валерий Евдокимов — самый «молодой» представитель в Москве. Не в смысле возраста (у него уже шесть внуков), а в смысле пребывания на посту. Новый статус он получил лишь 23 сентября этого года, а постановление о создании самого представительства было подписано тамбовским губернатором менее года назад.
— Мы обратились к управделами президента Владимиру Кожину и попросили предоставить помещение. Он пошел навстречу. У меня под началом всего три человека, поэтому этих двух комнат вполне хватает. Ремонт, правда, пришлось делать за счет администрации (обои тут были поплоше), но худо-бедно придали помещению офисный вид, — обвел руками Валерий Евдокимов свой кабинет.
Ни тебе гобеленов на стенах, ни бильярдного стола. Телевизора — и того нет.
— Губернатор здесь всего один раз был, — сказал Евдокимов. — В основном советники наезжают, директора предприятий. По делу, разумеется. И если им нужно провести какое-нибудь совещание — пожалуйста, мой кабинет вполне для этого подходит. Решаем проблемы командированных с жильем, транспортом...
Впрочем, круг вопросов, решаемых тамбовским и прочими представительствами, гораздо шире: от отстаивания интересов области до поиска денег.
— Как раз сегодня у меня должна состояться встреча с одним «богатеньким буратино»... — Валерий Иосифович сделал многозначительную паузу. — Продолжать не буду. Несмотря на то, что разные регионы и сотрудничают друг с другом, мы, представительства, в какой-то степени конкуренты. Поэтому, хотя в этом здании и находится не меньше дюжины постпредств, общаемся мы нечасто. Разве что Московская мэрия собирает нас вместе дважды в год да раз в год — «Газпром»...

Как глава поселка деньги на билеты экономил

Нужду в непосредственном присутствии близ Кремля нынче почувствовали даже администрации близлежащих областей (Тульской, Тверской). А 15 февраля 2002 года постановление о создании своего представительства подписал даже Борис Громов. Даром что из окон правительства Московской области, что на Старой площади, видны зубцы кремлевских стен.
В среднем в постпредствах регионов работают по 10—20 человек. Здесь все зависит от амбиций губернатора и размера местного бюджета. Возглавляют парад представительств Якутия и Татарстан, в их постпредствах вкалывают по несколько десятков сотрудников. Для сравнения: в посольстве Бразилии трудятся мажордом, уборщица, водитель, пара охранников. Если намечается большой прием, официантов приглашают.
В последнее время в столице появляются уже представительства отдельных городов (не говоря об офисах различных региональных предприятий — 12 новосибирских, 11 ростовских и т.д.). Взять хотя бы Краснодарский край, регион дотационный. В этом году из средств Федерального фонда финансовой поддержки субъектов РФ ему перепало больше 3 млрд. рублей. А тем временем один из городов края — Анапа — нашел средства для обустройства своего московского представительства.
— Оно открылось еще в сентябре прошлого года, но официально соглашение с московскими властями было подписано только этим летом, — пояснил замполпреда Вадим Кириченко. — Наши задачи — привлечение к сотрудничеству с анапскими курортами корпоративных клиентов, связь со структурами столичной власти и бизнеса, поиск инвесторов...
Любопытно, что это — представительство Анапы всего лишь в Юго-Восточном округе столицы. Учитывая, что в Москве таких округов девять, мэрии Анапы есть где развернуться. Да что Анапа. В 1999 году в Москве появилось официальное представительство главы... поселка Локомотивный Челябинской области.
— Денег хотел сэкономить, — прокомментировал мне свое решение руководитель поселковой администрации Вячеслав Васковский. — Локомотивный — закрытое административно-территориальное образование, мы напрямую подчинены федеральному центру, и все важные вопросы приходится решать в Москве. Чтобы не летать туда каждый раз и не тратить 5 тысяч на билет в один конец, я и создал новую штатную единицу, это обходилось дешевле. К сожалению, в прошлом году Счетная палата посчитала это решение «нецелесообразным» и потребовала его отменить. Но мы нашли выход — заключили контракт с нашим представителем.

Зачем талибам Нижний Новгород

Главы представительств регионов — тема отдельная. Официальная зарплата у постпредов не ахти какая (в пределах 5 тысяч рублей), но с назначением на пост, как правило, люди получают должность вице-губернатора с соответствующей перспективой профессионального роста. Вот Анатолий Ефремов, к примеру, возглавлял архангельское представительство в Москве, а потом взял да и стал первым в истории области губернатором.
Но политической элите на местах зачастую приходится только облизываться: лакомый пост достается, как правило, москвичам, так или иначе связанным с регионом. Например, Валерий Евдокимов (Тамбов) до этого курировал область в администрации президента.
Если отдается предпочтение местным уроженцам, то тоже со связями в центре. Альберт Харисов (Башкортостан) успел поработать федеральным инспектором в Ямало-Ненецком автономном округе и главным советником полпреда в СЗФО. А Виктора Володарского (Ростов) президент лично назначил на пост атамана Всевеликого войска донского.
Наконец, получают место в офисе с видом на Кремль и люди, каким-либо образом близкие к губернатору, даже если до того они никакого отношения к региону не имели.
— Представительство Нижегородской области в Москве по-тихому возглавил неизвестный в городе человек из команды Маслюкова — Семен Багдасаров. Он политолог, пишет о талибах. Милый человек, но какое отношение талибы имеют к Нижнему Новгороду? — негодует экс-депутат гордумы Надежда Захтаренко. Хотя чему тут удивляться: Юрий Маслюков был боссом губернатора Геннадия Ходырева в правительстве Примакова..."