Сидорова «крыша»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Почему ведущая мировая сеть гостиниц «Хаятт» отказалась от недостроенных к саммиту АТЭС во Владивостоке отелей, в которые краевой администрацией были вложены миллиарды рублей

ScreenShot003-150x132.jpgНесмотря на стремление руководителей государства сделать игорный бизнес легальным, во Владивостоке его пытаются взять под контроль бизнесмены с небезупречной репутацией. Последнее время на Приморье пролился настоящий золотой дождь. Началось с выделения почти 700 млрд федеральных и местных рублей на развитие инфраструктуры края. Теперь уже на полном серьёзе идут разговоры о 2 млрд долларов, что в самое ближайшее время вольются в интегрированную развлекательную зону (ИРЗ) «Приморье», на которую выделен большой участок земли недалеко от Владивостока. Есть уже и оператор проекта – ОАО «Наш дом – Приморье», принадлежащий краевой администрации, который будет «рулить» финансовыми потоками.

По названию проекта трудно понять, о чём речь. Объясню: в 50 километрах от столицы Приморского края власти задумали ни много ни мало создать настоящий северный Лас-Вегас. Со всеми приличествующими случаю примочками. Всего как из-под земли вырастут 16 гостиниц различного класса с казино, яхт-клуб, причал на 65 судов, горнолыжная трасса, торгово-выставочный центр, административно-офисный центр, гостевые виллы, более 6 млн квадратных метров прилегающих территорий прирастут парковыми красотами, и пляжи станут пляжами, а не живописным нагромождением огромных валунов, как сейчас. То есть прямо в лесу, в который, по выражению одного из чиновников, «давно не ступала нога человека», появится целый город, который никогда не спит. Губернатор Владимир Миклушевский ждёт 40-процентного прироста налоговых поступлений от 2 млн туристов в год, в основном, конечно, за счёт азиатских любителей азартных игр, по большей части из материкового Китая, где азартные игры строжайше запрещены.

Если не вникать в детали, выглядит всё просто шикарно

А если вникнуть?Игорный проект курирует первый вице-губернатор Приморского края Сергей Сидоров, в апреле назначенный на этот пост. 44-летний московский бизнесмен – фигура сама по себе довольно интересная, правда, не совсем ясны политические мотивы назначения вторым лицом одного из ключевых регионов человека, у которого, по нашему мнению, полностью отсутствует административный опыт. Может быть, решающую роль сыграло то обстоятельство, что Сергей Васильевич почти 10 лет проработал в США в местной инвестиционной компании? В любом случае предпринимательской хватки Сергею Васильевичу не занимать, в игорный проект он вкладывает душу без остатка. Может, реализация столь яркого и амбициозного проекта обещает куда более быстрые и гарантированные политические дивиденды, чем унылые посиделки с дремучими местными промышленниками и вечно недовольными энергетиками? По одной из версий, вице-губернатор пролоббировал назначение на место замдиректора ОАО «Наш дом – Приморье» Александра Чхеидзе и очень плотно, если не сказать пристрастно, интересуется его деятельностью.

А руководит «Нашим домом – Приморье» Марина Ломакина, которую можно назвать главным приморским строителем, поскольку она возглавляет профильную СРО. Сергей Сидоров, как может, пытается найти деньги на проект ИРЗ, который оценивается почти в 2 млрд долларов. Однако, как мы считаем, делает он это несколько странно.

M 401370-500x330.jpg

Первый вице-губернатор Приморского края Сергей Сидоров Фото: ИТАР-ТАСС

Выступая 6 сентября перед участниками конференции «Инвестируйте в Россию» в преддверии Делового саммита АТЭС, Сидоров заявил, что готов «крышевать» каждого инвестора, который придёт в Приморье, чтобы ему было здесь хорошо». Ещё свежи детали лондонского судебного разбирательства между Борисом Березовским и Романом Абрамовичем, которое ввело этот термин в западную юридическую практику. Теперь западным, да и восточным инвесторам, ради которых и затевался саммит лидеров Азиатско-Тихоокеанского региона, хорошо известно, что «крышевать» – значит осуществлять криминальную защиту бизнеса, взимая при этом регулярные и значительные платежи. В случае с Березовским, который, как известно, проиграл процесс, речь шла о миллионах долларов. «Федеральных вложений уже не будет, и мы понимаем, что нам необходимо самим привлекать средства», – многозначительно добавил Сергей Сидоров.

Коммерческая тайна

А что же «Наш дом – Приморье»? Начнём с первых, довольно крупных капель золотого дождя, которые достались уже упомянутому оператору игорного проекта ОАО «Наш дом – Приморье».

Краевая администрация поручила этой компании построить за счёт бюджетных средств две пятизвёздочные гостиницы для международной сети отелей «Хаятт» в историческом центре города, где должны были разместиться гости саммита АТЭС. В 2010 году департамент имущественных отношений Приморского края по инвестиционному договору перечислил из краевого бюджета 5,7 млрд рублей (почти 200 млн долларов) в уставной капитал ОАО «Наш дом – Приморье». Этих денег должно было хватить на строительство двух люксовых комплексов – на мысе Бурный и в районе Корабельной набережной. «Наш дом» успел заключить ряд договоров на проектирование и строительство двух гостиниц на общую сумму 5 млрд рублей. На 4,5 млрд прошли сделки без одобрения главного акционера – департамента имущественных отношений. Из них почти 2,2 млрд попали на счета банка «Приморье».

Hyatt-500x327.jpg

Hyatt Vladivostok

Когда краевые депутаты, по сути, представители собственника денег – государства, попросили отчитаться по будущей доходности гостиниц, госпожа Ломакина отказала, сославшись на коммерческую тайну. Суть да дело, а отели к саммиту так и не были достроены, невзирая даже на дополнительный 2-миллиардный кредит, после чего здания оказались ещё и под залоговым обременением в Сбербанке. В итоге не придумали ничего лучшего, как продать частным инвесторам этот помпезный недострой – хоть целиком, вместе с компанией, хоть выделенным в отдельный бизнес.

Этот план приморских чиновников выглядит довольно поверхностно, а учитывая серьёзность бюджетных вливаний и печальный результат, – настоящей аферой. Ведь администрация края не имеет права заниматься гостиничным бизнесом, а застройщик мог управлять отелями лишь до саммита. Как такое вообще могло получиться? Вариантов, собственно, два. Один констатировала в своём бюллетене Счётная палата РФ: «На момент проверки проектно-сметная документация, по которой осуществляется строительство гостиничных комплексов, не прошла государственную экспертизу в части подтверждения достоверности стоимости строительства из-за недостатков сметной документации, не позволяющей представить положительное заключение о достоверности сметной стоимости». То есть деньги потрачены неизвестно на что. То есть налицо вопиющая некомпетентность – на строительство отелей попросили «много денег», а их не хватило, заняли ещё – и опять не хватило. Второй вариант выглядит более зловещим. Можно немного пофантазировать, учитывая наши реалии, конечно. Как мы считаем, Марина Ломакина при помощи чиновников-покровителей добивается выделения денег на строительство двух гостиниц, которые к саммиту намеренно не достраиваются. «Хаятт», лишившись грандиозной промоакции в виде саммита, отказывается от отелей, тем более что их ещё кто-то должен достроить. Проект отправляется на «заморозку», после многолетних дебатов его по-тихому продают тому, кто пожелает купить. Вот такая слоновья игра. Теперь вы можете предположить, как Ломакина поступит с 2 млрд долларов? Я, например, не знаю. Но, может быть, ей подскажет супруг Олег Дроздов, который выступает совладельцем крупнейшего на данный момент инвестора игорного проекта – ООО «Первая игровая компания Востока», – который обещает вложить в строительство развлекательного комплекса 30 млн долларов. По сведениям газеты «Коммерсантъ», 50% учредителя этой компании – ООО «Восточный финансовый дом» – принадлежит именно ему.

Олег Дроздов – известный во Владивостоке строитель. Принадлежащее ему ООО «Востокстройсервис» победило в аукционе на рекультивацию полигона твёрдых бытовых отходов «Горностай», предложив сумму, на 37% сократившую размер госконтракта.

«Крышевание» мусора          

Пока осваивались бюджетные средства, выделенные на рекультивацию «Горностая», площадку закрыли. «Недостроенный полигон начал принимать машины с мусором по 80 рублей вместо прежних 16, таким образом, за год нуждающийся в госрегулировании тариф увеличился ровно в пять раз», – сообщает «Российская газета».

По подсчётам СМИ, благодаря этим операциям с января по сентябрь 2011 года компания Дроздова собрала с жителей Владивостока 20 млн рублей! Тем временем летом этого года Счётная палата отчиталась о «целевом и эффективном расходовании средств», выделенных на рекультивацию: «В ходе исполнения государственного контракта осуществлена корректировка проекта, в результате которой изначально запроектированная георешётка марки E`GRID 170R стоимостью 528,32 рубля была заменена на георешётку TGDG 170Kn (производитель – Китай) стоимостью по смете 584,35 рубля за 1 квадратный метр с учётом НДС», – пишут проверяющие. Получается, что тендер был выигран за счёт понижения цены, а потом была осуществлена «корректировка проекта»! И это не говоря о том, что решётки без объяснения причин закупили без малого на 160 тыс. квадратных метров больше, чем было заявлено в смете. А из документов, представленных таможенниками, становится ясно, что георешётка, которая треснула сразу же, как только её уложили на землю, была куплена по цене 118 рублей за метр, то есть в четыре раза дешевле. Хороший бизнес, правда? Только уж больно нецивилизованный.

Неужели первый вице-губернатор не видит, с кем имеет дело? Не страшно ему, что игорный проект лопнет как мыльный пузырь? А учитывая, что к реализации ИРЗ пытаются подтянуть Российский фонд прямых инвестиций, который, как известно, занимается вложением пенсионных накоплений россиян, то дело и вовсе пахнет керосином. Неужто не понимает, что, лопни Пенсионный фонд, гневные очи Кремля обратятся на его скромную персону, так кипуче толкавшую проект? И что тогда – назад в Америку?

Справка

  • «Крышевание» (Википедия) – понятие, обозначающее обеспечение защиты бизнеса (в том числе незаконного) со стороны правоохранительных или криминальных структур («крыши») за вознаграждение на постоянной основе. Слово стало широко использоваться с начала 1990-х годов в России, когда в стране был изменён политический и экономический строй и появилось частное предпринимательство. Тогда же началось сближение интересов преступного мира и государственного чиновничества.

Оригинал материала: "Версия"