Сизифов труд Станислава Голотвина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© The Morning News, origindate::16.01.2013

Сизифов труд Станислава Голотвина

Миноритарий из "команды Муравьева" обкладывает "Ангарскцемент" судебными "минами"

Николай Истомин

Миноритарный акционер ОАО «Ангарскцемент» Станислав Голотвин, забросавший предприятие бессмысленными исками, может праздновать своеобразный «юбилей». В конец прошлого года суд в тринадцатый (!) раз отказал «правдоискателю» в удовлетворении его претензий.

В умении «высасывать из пальца» поводы для обращения в суд Голотвину нет равных. В своих исках он требовал признать нелегитимными органы управления ОАО «Ангарскцемент», оспаривал решения, принятые общим собранием акционеров, выступал против сделок, совершенных прежним генеральным директором общества А. М. Баженичевым. Все эти требования были признаны судом абсолютно беспочвенными. Последний иск был адресован уже не «Ангарскцементу», а ООО «Русская цементная компания» (владеет 50,52% акций АЦГК). В этот раз Голотвин требовал разослать остальным акционерам «Ангарскцемента» публичную оферту с предложением приобрести ценные бумаги. Суд ожидаемо отклонил иск, указав, что в этих действиях нет необходимости, а ООО «РЦК», выполняя требования истца, может понести экономически необоснованные расходы (пришлось бы платить банку за оформление так называемой банковской гарантии, которая необходима при рассылке публичной оферты).

Уже не в первый раз в указаниях суда прозвучали недвусмысленные выводы: действия акционера нельзя признать обоснованными и разумными, а его цель заключается в том, чтобы – ни много ни мало! – помешать предприятию нормально работать. Впрочем, «Ангарскцемент» успешно отбивает все нелепые атаки. По словам генерального директора В.А. Афанасина, все попытки миноритарного акционера причинить вред предприятию и дестабилизировать его деятельность терпят полное фиаско: компания строго следует требованиям законодательства, продолжает платить работникам достойную заработную плату и в срок поставлять цемент потребителям.

В середине ноября прошлого года суд прямо указал Голотвину на то, что его действия не только бесполезны, но и незаконны. В решении суда по одному из отклоненных исков прозвучала прекрасно знакомая юристам формулировка – злоупотребление правом (в последнем решении суда указание повторилось). Этим термином обозначаются формально законные действия, которые на самом деле направлены не на защиту нарушенных прав, а на причинение ущерба другим лицам. Подача иска в суд по незначительным поводам – классический пример такого действия. И обнаружение признаков злоупотребления правом полностью лишает истца каких-либо шансов на успех: Высший арбитражный суд и Верховный суд неоднократно ориентировали нижестоящие суды на то, что в этих случаях истцу нужно отказывать в удовлетворении его требований. К слову, Голотвину будет нелишним вспомнить, что ответчик, понёсший непредвиденные расходы из-за необоснованных исков, имеет полное право взыскать эти расходы с истца взыскать.

Станиславу Голотвину, как юристу, должен быть знаком ещё один любопытный термин – юридический террор. Так называется один из способов рейдерской атаки, когда потенциальные захватчики подают огромное количество исков по любым поводам, стремясь «утопить» предприятие в судебныхразбирательствах и тем самым создать ему скандальную репутацию. Действия Голотвина выглядят именно так – а значит, рано или поздно в дело могут вмешаться правоохранительные органы: рейдерство наказывается уже не в безобидном гражданском разбирательстве, а в уголовном процессе.

Итак, налицо – целый «букет» факторов, которые уже давным-давно заставили бы разумного и честного человека прекратить «крестовый поход» по судам. Однако наш «правдоруб» продолжал свою войну с маниакальным упорством. Которое, как ни крути, заставляет предположить, что истинной причиной потока исков является вовсе не «борьба за нарушенные права».

Отметим, что на тропу войны с руководством «Ангарскцемента» С. Голотвин (владелец микроскопических 0,016% акций!) вышел один-одинёшенек. Остальные акционеры его праведный гнев не поддерживают, явно понимая абсурдность выдвигаемых требований. Впрочем, Голотвин вряд ли переживает по этому поводу. СМИ неоднократно писали о его принадлежности к так называемой «команде Муравьёва» - группе бывших топ-менеджеров компании «Сибирский Цемент». Эта «лихая компания», возглавляемая экс-президентом «Сибцема» Андреем Муравьёвым, уже много лет «точит зубы» на бывших партнёров по холдингу. И предположения о том, что действия Голотвина явно нацелены на поддержку «своих» (а заодно на то, чтобы отвлечь общественное внимание от их неблаговидных делишек), находят вполне конкретные подтверждения.

Голотвина и Муравьёва связывают давние дружеские и деловые отношения. В частности, они бок о бок трудились в «Сибцеме» (Муравьёв занимал пост президента компании, Голотвин – его советника), а впоследствии стали коллегами в команде руководителей небезызвестной девелоперской компании – ОАО «РТМ». Отметим, что известность фирма приобрела как раз после прихода "команды Муравьева " – и эта слава оказалась отнюдь не доброй. Компанию начали раздирать бесконечные конфликты акционеров, объем просроченной кредитной задолженности рос как на дрожжах. Кроме того, портфель активов стал стремительно худеть: объекты недвижимости переводились на баланс неких оффшорных фирм, а средства растворялись на счетах неизвестных компаний. Банкротились и некогда успешные "дочки" ОАО "РТМ" – к примеру, компания "РТМ-Липецк". Инициатором стал Сбербанк, отчаявшийся дождаться возврата кредита в размере 1,2 млрд рублей: С. Голотвин, бывший в то время руководителем этой компании,упорно игнорировал все законные требования расплатиться по долгам. В конце концов объявило о собственном банкротстве и само ОАО "РТМ", тем самым банально "кинув" многочисленных деловых партнеров и кредиторов: по некоторым оценкам, ущерб, нанесенный РТМ, превышает сумму в 15 млрд рублей.

Учитывая такую "дружбу", можно предположить, что Голотвин занимается «крючкотворством» в интересах своих единомышленников. А в том, что такие интересы у них сегодня есть, убеждают последние события - в частности, достаточно вспомнить скандал, разразившийся в мае прошлого года. Тогда ряд зарубежных информагенств перепечатал странный пресс-релиз, в котором некий "аналитик" открытым текстом обвинял руководителей "Сибирского цемента" в коррумпированности, а заодно упомянул и о "Ангарскцементе", будто бы вскользь проронив, что «большое количество исков – это репутационная проблема для российской компании».

Эта на первый взгляд невинная фраза объясняет очень многое. Практически через несколько дней выяснилось, что релиз фальшивый - об этом заявила итальянская компания Italcementi Group, которая, если верить релизу, якобы обратилась к Президенту РФ с просьбой защитить их от "коррумпированного" Сибцема. Впоследствии в ряде СМИ появились аргументированные предположения о том, что за этой информационной атакой стоит именно Муравьев, который втянул "Сибцем" в сомнительную сделку по приобретению турецких заводов (холдинг доказал, что сделка прошла с нарушениями, добился признания ее недействительной и сейчас борется в судах за возврат задатка). Остается вспомнить фразу о "репутационных проблемах" – и все встает на свои места. Активность Голотвина становится совершенно объяснимой: "Ангарскцемент" тонет в исках, в результате чего тень падает на акционеров предприятия(в том числе и на Сибцем"), а Муравьев автоматом приобретает репутацию "пострадавшего", заодно отвлекая внимание от иных афер своей команды. Что называется, простота хуже воровства.

Желание Муравьева восстановить потерянную репутацию понятно. Как раз сейчас он раскручивает новый свой проект – инвестиционный фонд «Parus Capital». Однако на фоне разоренного его командой ОАО "РТМ" сами собой напрашиваются выводы о том, что цели этого фонда далеки от честных. Не добавляет Муравьеву авторитета и тот факт, что свои нападки на бывших коллег по "Сибцему" он ведет из-за чужих спин, прикрываясь то выдуманными релизами, то "правдоискательством" юриста-крючкотвора. Сам собой напрашивается вопрос: если у господина Муравьева накопилось столько претензий и обид к «Сибцему», почему бы ему не выступить открыто? Но, по-видимому, тактика «грязной игры» ему и его команде более близка.