Силовики теряют наркоконтроль над собой

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Двое борцов с наркотиками умерли от передоза. Один из них — зять Коржакова

1246514079-0.jpg Такого в правоохранительных органах еще не было. Были «оборотни в погонах». Был майор Евсюков, расстрелявший мирных граждан. Но чтобы два опера из наркоконтроля принимали наркотики и скончались от передоза прямо на службе?! И все же это произошло. Двое борцов с наркотическим ядом во вторник утром были обнаружены в здании Управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков по Западному административному округу на улице Удальцова мертвыми. И самая вероятная — и вместе с тем невероятная версия их гибели, — что они скончались от передоза. Скандальную пикантность происшествию придает тот факт, что один из погибших, старший лейтенант Константин Хрусталев, — зять депутата Госдумы Александра Коржакова, в прошлом начальника охраны Бориса Ельцина. “МК” удалось восстановить примерную картину ЧП.

Скандальный инцидент произошел в сауне. Лейтенант Павел Мазанов 26 лет и его коллега старший лейтенант Константин Хрусталев 30 лет от роду решили расслабиться после дежурства вместе с еще одним сослуживцем (в данный момент он проходит обследование на предмет употребления наркотиков). Они отправились в сауну, оборудованную вместе с комнатой отдыха прямо в подвале здания наркоконтроля на улице Удальцова. Около часа ночи в «скорую» позвонил один из парящихся в бане и сообщил, что его приятелю плохо. Врачи обнаружили у молодого человека щуплого телосложения сильную аритмию, сделали укол и, списав все на жарко натопленную сауну, укатили. Причем, как стало известно «МК», этот вызов никак задокументирован не был. А уже в пять утра в сауне были обнаружены два мертвых тела. Тревогу поднял третий участник «расслабухи» в бане, который на свое счастье или не принимал наркотиков вовсе, или жив остался только чудом.

Врачи констатировали смерть обоих в результате остановки сердца, вызванной передозировкой наркотического вещества. Кстати, высокая температура в бане не могла усугубить состояние несчастных, усилив действие наркотика и приблизив конец несчастных. Наркотик — не водка, принятая в бане, и опера могли умереть прямо на улице или у себя дома на диване.

Скорее всего парни не были законченными наркоманами, плотно сидящими на игле, что косвенным образом и подтверждают врачи “скорой помощи”. Медики не нашли на телах умерших следов старых инъекций и только у одного из них обнаружили два свежих укола. У старшего лейтенанта крохотный след был между пальцев, а второй — на межлоктевом сгибе, традиционном месте укола для наркоманов. Однако отсутствие видимых признаков того, что опера кололись постоянно, еще ни о чем не говорит. Возможно, они пользовались тончайшими иглами, какими вводят лекарства диабетики. Версия, озвученная “не для печати” одним из милиционеров, такова — ходят слухи, что ребята решили попробовать, так сказать, в действии изъятый накануне у наркокурьера новый вид наркотика. Будто бы основанное на героине новое зелье известно под названием “китайский порошок”, или “черный Дракон”. А все произошедшее в сауне наркоконтроля — лишь трагическая случайность. Погибшие ведь прослужили в наркоконтроле всего ничего. Мазанов раньше служил в Ульяновске, перевелся в Москву менее года назад. Около года назад поступил на службу и зять Коржакова. Вот и сказалось отсутствие опыта. Опера могли познакомиться с новым видом наркотика в оперативных, так сказать, целях.

А вот официальная версия, озвученная пресс-секретарем ФСКН Марией Луценко в телефонном разговоре с “МК”:

— Мы частично подтверждаем информацию о смерти наших сотрудников. Однако данные о том, что они скончались в результате передозировки наркотиков, — ложь. Есть подозрение на острое пищевое отравление. Все изъятые в ходе оперативных мероприятий наркотики хранятся в специальных камерах для вещественных доказательств — секретных помещениях, доступ к которым ограничен. Существует строгий порядок выдачи таких вещдоков, и те сотрудники, о которых идет речь, имели только ограниченный доступ к наркотикам.

Александр КОРЖАКОВ — «МК» :

— Вы меня зае…ли сегодня уже. Что я могу сказать? Он ведь не жил с нами. Жил с младшей дочерью Натальей отдельно. Нормальный мужик был, ничего не могу сказать плохого. Понятия не имею, что с ним могло произойти…

Оригинал материала

«Московский комсомолец» от origindate::02.07.09