Сильнодействующие подозрения

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Сильнодействующие подозрения Генерала Бульбова призвали к делу химиков

"«Скандальное дело химиков - представителей химических фирм и предприятий, которых наркоконтроль преследует за незаконный сбыт сильнодействующих веществ (ст. 234 УК РФ), - вышел на новый уровень. Вчера руководители ряда компаний, проходящих обвиняемыми или уже осужденные по подобным делам, провели очередную пресс-конференцию, на которой выступили с рядом открытых обращений к руководству Следственного комитета (СК) при прокуратуре РФ и президенту Путину. В них бизнесмены попросили разобраться с практикой применения ст. 234 УК РФ, которая, по их мнению, прямо противоречит Конституции (в Конституционный суд соответствующая жалоба была подана ранее), и провести антикоррупционное расследование в отношении представителей Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН), которые стали инициаторами незаконных уголовных преследований. Обращение к президенту РФ подписали представители более 90 предприятий и организаций, в том числе таких, как «Сибур», «Норильский никель», МГУ, РАН и др. Если эти обращения будут услышаны, ФСКН может оказаться в очень непростом положении. Только недавно разразился скандал из-за ареста группы сотрудников во главе с начальником департамента оперативного обеспечения генерал-лейтенантом Александром Бульбовым. ФСБ и СК обвинили их в целом ряде преступлений в связи делом об организации незаконной прослушки телефонных разговоров. В результате в самом ФСКН открыто заговорили о «войне спецслужб», посчитав, что арест генерала Бульбова стал местью ФСБ за участие наркополицейских в ряде громких расследований, из-за которых в прошлом году постов лишилось несколько чинов ФСБ. В этих условиях новые антикоррупционные расследования, если они последуют, могут стать сильным ударом по репутации ФСКН. Любопытно, что кроме прочего, как заявили вчера участники дела химиков, у них имеются претензии и к тому же генералу Бульбову. Поскольку именно он в свое время пытался привлечь к уголовной ответственности адвоката Евгения Черноусова, защищающего фигурантов дела химиков, усмотрев в критике действий ФСКН признаки ст. 280 УК РФ (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности). Как отметил вчера г-н Черноусов, присланные г-ном Бульбовым в ФСБ и прокуратуру материалы содержали данные, которые вполне можно расценить как результаты незаконных оперативно-розыскных мероприятий. Дело химиков (см. «Время новостей» от 9 и 31 августа и 1 октября) началось осенью 2006 года, когда московское УФСКН сообщило о разоблачении преступной группы руководителей компании «Софэкс» Яны Яковлевой и Алексея Процкого. По версии наркоконтроля, они много лет незаконно сбывали сильнодействующее вещество «этиловый эфир» подставным фирмам, которые в свою очередь продавали его наркодельцам для изготовления синтетического наркотика метадон. Сообщалось, что дело началось с ареста наркоторговца Шуликова, якобы купившего эфир в «Софэксе» и попавшегося на продаже произведенного метадона школьникам. Еще летом 2006 года Яковлева и Процкий были арестованы сотрудниками ФСКН по обвинению в незаконном сбыте сильнодействующих веществ, незаконном предпринимательстве и легализации "грязных" денег. Юридически претензии к ним и их фирме сводились к отсутствию лицензии на фармацевтическую деятельность. Уже зимой, когда дело было передано в суд, руководители «Софэкс» были освобождены под подписку о невыезде, после чего, призвав на помощь правозащитников и независимых экспертов, начали борьбу за свои права. Они заявили, что озвученные к ним претензии со стороны ФСКН - сплошная выдумка. В материалах расследования (это подтвердилось в ходе судебных слушаний) нет никаких наркодельцов, Шуликов в нем не фигурирует, нет и подставных фирм. А все дело оказалось основано лишь на документах бухгалтерии «Софэкса» - наркополицейские просто подсчитали, сколько официальных сделок по поставкам злополучного эфира другим предприятиям (заводам, институтам и даже воинским частям) заключила компания, и вменила их Процкому и Яковлевой как «эпизоды преступной деятельности». Ученые подтвердили, что «этиловый эфир» - обычный и распространенный в промышленности растворитель, и никаких наркотиков из него в принципе изготовить невозможно. Бизнесмены же заявили, что фармацевтической деятельностью они никогда не занимались, работая только с химвеществами промышленного назначения, и потому такая лицензия им была не нужна, да им ее и никто не дал бы. Все же другие разрешения от десятков ведомств у компании были. А проблемы у них с ФСКН начались после того, как ее сотрудники потребовали от бизнесменов делиться прибылью. Попутно выяснилось, что руководители «Софэкса» не единственные, кто попал в такую ситуацию. Как оказалось, ФСКН за последние годы возбудил десятки аналогичных уголовных дел в отношении представителей предприятий, занимающихся производством и поставками промышленных химвеществ. В результате «бизнесмены по несчастью», пришли к выводу, что все их уголовные дела не только шиты белыми нитками, но и незаконны сами по себе. Оказалось, что ст.234 УК как таковая применяется ФСКН неправомерно. Во-первых, выяснилось, что нет легитимных списков сильнодействующих веществ, то есть юридически такого понятия вообще не существует. Наркополицейские же, пользуясь некомпетентностью обвинителей и судов в области химии, использовали для возбуждения уголовных дел списки Постоянного комитета по контролю за наркотиками -- общественной организации, давно не имеющей никаких полномочий. Во-вторых, получалось, что если законодательно не определен легальный оборот сильнодействующих веществ, юридически не может существовать и их нелегальный оборот. Это, впрочем, недавно признало и руководство самого ФСКН, которое обратилось в Госдуму с проектом внесения изменения в УК РФ. Однако снимать обвинения с химиков наркополицейские все равно не стали. В итоге руководители «Софэкса» инициировали сбор подписей представителей химпредприятий под обращением к президенту Путину, а также ряд заявлений в недавно созданный Следственный комитет при прокуратуре РФ. «Я подал заявление в СК с просьбой истребовать из прокуратуры Восточного округа Москвы материалы проверки, которая там ведется уже больше полугода, - рассказал вчера Алексей Процкий. - Касается она моего заявления о сделке по поставке 10 тонн уксусного ангидрида некоей загадочной фирме, инициированной сотрудниками московского УФСКН». По мнению г-на Процкого, эта история и стала истинной причиной для появления «дела «Софэкса». По его словам, еще в начале 2005 года в «Софэкс» пришли два сотрудника УФСКН - Елисаветченко и Фомин, которые заявили, что бизнесменам надо с ними сотрудничать. Заключаться это должно было в согласовании с полицейскими цен на химвещества. По словам г-на Процкого, полицейские объяснили это тем, что необходимо получать «маржу», чтобы «кормить генералов». Кроме того, полицейские попросили поставлять те или иные вещества по «нужным» ценам "нужным" фирмам. Первой такой «просьбой» стала поставка 10 т уксусного ангидрида фирме «Катализатор-М». По словам г-на Процкого, наркополицейские объяснили, что это «проверенная» фирма, и дали некий документ с «разрешением» на такую сделку. В результате химикат был отгружен. А после было предложено отправить еще партию уксусного ангидрида в Таджикистан. После этого, как заявил г-н Процкий, он с партнерами просто испугался. Ведь уксусный ангидрид - прекурсор (вещество, используемое при производстве наркотиков), без которого невозможно изготовление героина. А отправить его просили в регион, известный как один из главных центров производства героина. "После этого мы решили отказаться как от «сотрудничества» с УФСКН, так и вообще от операций с этими веществами, - сказал г-н Процкий. - И после этого на нас уголовное дело и завели". Г-н Процкий не исключил, что связано это было с тем, что уже отправленная партия прекурсора «засветилась» на юге России - фура, перевозившая химикат, была случайно остановлена милицией. «Когда я уже сидел в тюрьме, я узнал, что сотрудники центрального аппарата ФСКН проводили проверку в связи с задержанием этой партии уксусного ангидрида, но она так ничем и не закончилась, - сказал г-н Процкий. - В связи с этим есть ряд вопросов: каковы были результаты этой проверки? куда в конце концов ушел прекурсор?» Другое заявление в СК касается работы экспертов ФСКН. Недавно, уже в ходе судебных слушаний, эксперт этого ведомства, отвечая на вопросы, официально признал, что выдал заключение о том, что этиловый эфир является «сильнодействующим веществом», проведя экспертизу не в полном объеме. Объяснил он это отсутствием необходимого оборудования. «Получилось, что, даже если не брать в расчет все прочие незаконные аспекты, ФСКН построил уголовное дело на юридически ничтожной экспертизе, - заявил в свою очередь адвокат Евгений Черноусов. -- Как тогда вообще построена работа экспертной службы в ФСКН? Кто принимал решения о возбуждении уголовных дел на таких основаниях? Ведь фактически речь здесь идет о фальсификации доказательств». Кроме того, г-н Черноусов надеется вновь обратить внимание СК на г-на Бульбова уже в рамках дела химиков. «Минувшей весной, когда мы начали публично говорить о незаконных действиях ФСКН, из этого ведомства в прокуратуру и ФСБ поступили материалы с просьбой возбудить против меня уголовное дело о публичных призывах к экстремистской деятельности. В возбуждении дел было отказано. Но в ходе допросов я обнаружил, что в этих материалах имеется видео- и фотосъемка меня, в том числе и тогда, когда я общаюсь с депутатом Госдумы. То есть в отношении меня велись оперативно-розыскные мероприятия. И присланы эти материалы были генералом Бульбовым. Здесь также вопрос -- на каком основании эта съемка производилась? Ведь по закону такие мероприятия в отношении адвоката могут производиться только с санкции суда, но ничего подобного ни в материалах проверки, ни в уголовном деле нет». "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации