Симбирский подельник

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Симбирский подельник

"Генерал Шаманов явился в город с огромной статуей Ленина на площади внезапно. В генеральском мундире он сиял как начищенный медный таз. Немного плешивая голова была накрыта военной фуражкой с кокардой. «Буду у вас губернатором», - сказал генерал как отрезал. Жители онемели от тихого восторга. После Ленина Шаманов был вторым знаменитым человеком, который решил связать свою судьбу с этим красивым волжским городом, дольше всех сохранившим коммунистические убеждения. Коммунист Горячев продержался здесь на должности главного администратора 15 лет.

Почему вдруг Шаманов решил бросить службу и уйти на «гражданку», в Ульяновске достоверно никто не знает, но знают, что неспроста. Шаманов был одним из наиболее успешных генералов Российской Армии. Получил звезду Героя. Казалось бы, дорога открыта к вершинам военной карьеры, но именно в этот момент Шаманов оставляет Кавказ и едет в глухой, отсталый поволжский регион. По слухам, из-за серьезных проблем. То ли со здоровьем, то ли в отношениях с начальством. А по одной из версий, - с правоохранительными органами. В чем конкретно был конфликт, неизвестно. Рассказывают только, что когда один из его начальников доложил наверх, что Шаманов собирается участвовать в выборах ульяновского губернатора и просит на это «добро», наверху якобы сказали: «Был м.....м, им и остался. Пусть идет, все равно увольнять надо».
Ульяновску генерал был не чужой. Он когда-то служил там в десантной дивизии. Имел приятелей и друзей, ездил в гости. У него даже садовый участок до сих пор на Волге сохранился. Кто-то из местных и подкинул ему, прибыв для этого специально на Кавказ, идею губернаторства. Горячев, дескать, плох и всем надоел. Победить его боевому генералу несложно. Было бы желание.
Зондаж мирных полей Весной и летом 2000 года Шаманов несколько раз «ходил» в область на разведку. Встречался с руководством конфликтовавшего с Горячевым Ульяновска, с представителями партий, движений и духовенства. Поддержка была налицо, Горячев, умудрившийся перессориться со всеми как справа, так и слева, многим действительно надоел. В итоге генерал оказался кандидатом большинства. Его и в центре поддержали - Зюганов от имени красных, Чубайс - от демократов. Анатолий Борисович Чубайс попытался, говорят, добиться от Шаманова четкого ответа на вопрос, с кем он, но не добился, махнул рукой и помог деньгами. Взамен Чубайсу пообещали якобы, что его человечку, скажем, Леониду Гозману, дадут хорошую должность - сенатора от области в Совете Федерации. 
Но впоследствии генерал Шаманов Чубайса с Гозманом кинул.
Режиссер больше не снимает кино А во время избирательной кампании поддержать генерала прибыл сам Никита Сергеевич Михалков, кинорежиссер, красавец и властитель дум. На встречах с народом он устремлял взгляд к небу, говорил о величии России-матушки, о милости Господа, называл себя давним другом русского воинства и конкретно генерала Шаманова, напрочь отвергая даже намеки на какой-либо меркантильный подтекст своего приезда. На исход выборов гастроль Михалкова вряд ли повлияла. Для победы Шаманову хватило бы, как написала одна из местных газет, звания Героя России, харизмы, задушевных бесед с людьми и тупости горячевского предвыборного штаба. Однако сам Михалков так, скорее всего, не считал, в чем убедил, видимо, и Шаманова. В итоге режиссерский блок составил костяк команды нового губернатора. 
Партнер Никиты Сергеевича и одновременно его товарищ по охоте в подмосковных лесах, Сергей Ильинский получил в Ульяновске пост вице-губернатора по продовольствию и торговле. Зять Михалкова, муж его дочери Анны Никитичны, Альберт Баков стал полпредом области при правительстве России. «Правую руку» режиссера по Союзу кинематографистов и Фонду культуры Дмитрия Пиорунского Шаманов назначил своим советником. Советником же был назначен и еще один сотоварищ Михалкова - Михаил Миримский. Эта группа и стала в регионе властью.
Что бы еще приватизировать? И вот уже второй год Ульяновская область живет под началом генерал-лейтенанта, героя чеченской войны Владимира Шаманова. В декабре 2000-го он выиграл, как ему показалось, главное сражение своей жизни, наголову разбив управлявшего почти 14 лет Симбирским краем коммуниста Юрия Горячева.
Для начала власть занялась ревизией. Комитету по управлению имуществом было приказано представить данные о ходе приватизации за последние пять лет. С тем чтобы новая администрация могла выявить нарушения, имевшие место, и устранить их. Так цель ревизии определялась официально. Истинную же цель граждане Ульяновска угадали позже. По мнению представителей местного бизнеса, она состояла в поиске того, что плохо лежит, то есть что еще можно оттяпать и переделить. Никаких оргвыводов и привлечения виновных к ответу по итогам ревизии не было. Все прошло тихо. Данные поступили к кому надо.
Прощупывали и бизнес. Им вплотную занялся господин Пиорунский, набивший руку на таких делах в Волгоградской области, которой он «помогал» преодолевать кризис чуть раньше. Когда этой помощью заинтересовалась прокуратура, группа Пиорунского из Волгограда уехала. В начале 2001 года он объявил в ульяновской прессе о создании под его эгидой социально-экономического совета (СЭС). Бизнес-элиту пригласили на разговор, где Пиорунский разъяснил ей глубинный смысл его идеи: СЭС будет жить и работать на деньги спонсоров. Богатые должны делиться, сказал Пиорунский. Элита посмотрела чуть глубже и сообразила, что ей лезут в карман. На том СЭС и скончался. Пересчитав пришедшую сдуру на совещание «элиту», о совете Пиорунский больше не вспоминал. Но бизнес вспомнил о нем, наверное, потом еще не раз, когда по области прокатилась волна лишения предпринимателей разного рода лицензий. Большого шума, впрочем, это не вызвало. Лишь единицы, как, например, известный в регионе политик и бизнесмен Исаак Гринберг, решились искать защиты своих прав в суде. Другие утрясли проблему кто как. Во всяком случае, Пиорунский, больше года проработавший в области на общественных началах, без зарплаты, отнюдь не бедствовал. Свой кабинет он увешал массой купленных у художников картин. А живет уже почти два года в лучшей городской гостинице, цена номеров в которой превышает тысячу рублей в сутки. На уикэнд уезжает в Москву, как правило, в вагоне типа «СВ». Харчуется в ресторанах класса «VIP».
Меняем кино на мучные изделия и спирт Подготовительная часть внедрения «группы кинематографистов» в областное хозяйство длилась месяцев пять-шесть. Затем пошла практика. Во главе наиболее привлекательных предприятий региона группа Михалкова сажает своих людей. Гендиректором ОАО «Симбирск-мука» становится некто Сергей Котелевский, родной брат соратника Никиты Михалкова по кинематографическим делам Александра Котелевского. Из ОАО «Продовольствие» изгоняется сын экс-губернатора Олег Горячев, а его место занимает подельник Ильинского и Котелевского Игорь Медведев. Гендиректором фирмы «Ульяновскрастмасло» назначается московский приятель Медведева Владимир Абрамов. 
Смещается руководство ОАО «Симбирск-спирт». Сами члены «режиссерского блока» обладминистрации спешно входят в состав советов директоров десятков заводов и фирм. Ильинский - в упомянутую выше «Симбирск-муку», в ОАО «Ульяновский сахарный завод», в ОАО «Цильнинский элеватор», в ОАО «Продовольствие» и т.д. Пиорунский - в ОАО «Ульяновский сахарный завод», в ОАО «Цильнинский элеватор», в ОАО «Авиастар» и проч.
Внедрившись в советы директоров, команда инициирует уже конкретные решения. Так, почти контрольный пакет (47 процентов) сахарного завода «продается» компании «Симбирск-мука». При рыночной стоимости пакета 200-250 млн рублей его отдают за 33 млн, причем платеж в рассрочку. После перевода первых 5 млн право собственности по условиям договора переходит к покупателю. Члены СД завода из числа коренных жителей были против этой сделки, но их «уговорили», намекнув, что переломают в случае чего кости сотрут в порошок.
ОАО «Симбирск-спирт», курируемый лично Ильинским, мановением руки делится на два предприятия. Одному уходят активы и лучшее оборудование, другому - рухлядь и долг в бюджеты, равный 600 с лишним миллионов рублей. Тут же в арбитражный суд подается иск «правильного» кредитора о признании должника банкротом.
В ОАО «Авиастар», контролирующем производство и реализацию пассажирских самолетов «ТУ-204», меняется вся верхушка. Михаил Миримский, сомкнувшийся с Пиорунским и Баковым еще в Волгограде, избирается председателем cовета директоров. А в кресле генерального директора неизвестно какими путями оказывается бывший мэр города Шахты Ростовской области Сергей Пономаренко. Из московского офиса Миримского к Пономаренко идут указания по немедленной смене направления финансовых потоков ОАО и переводу недвижимости предприятия в надежные руки. С помощью вооруженных людей Пономаренко вместе с женой одного из вице-губернаторов занимает здание администрации ОАО...
Комсомольцы, назад! Внешне дела шли какое-то время гладко, если не считать междуусобной войны внутри самой команды Шаманова. Должности его первых заместителей занимали в ней люди, не входившие в «режиссерский блок». Агропромышленный сектор курировал вернувшийся из Москвы Валентин Денисов (когда-то он командовал ульяновским обкомом ВЛКСМ), а экономикой в целом руководил бывший секретарь горкома КПСС Виктор Сидорчев. Правда, иллюзий насчет реальной расстановки сил ни у кого в области не было. Все знали, что без визы Пиорунского Шаманов ничего не подписывает, а если советник потребует какое-то решение, уже принятое, отменить, губернатор безропотно это сделает. Поэтому, когда Денисов подал в отставку и, хлопая дверью, назвал на пресс-конференции реальным губернатором именно Пиорунского, а Шаманову отвел роль ретранслятора того, «что ему вкладывают в голову», никто не удивился. Не удивились в регионе и словам Денисова, сказавшего генералу, что его втягивают в авантюру, за которую придется отвечать.
Первый звонок Мины начали взрываться примерно год назад. В августе 2001-го в прессу просочилась информация о первом ушедшем на сторону областном объекте. Им оказался крупный элеватор в Новомалыклинском районе, сданный областным комитетом по управлению имуществом в аренду подмосковной фирме. Арендная плата - менее рубля за квадратный метр. Пресса к тому же заподозрила, что элеватор подводят под искусственное банкротство. Реакцией на скандал стало закрытое совещание у Шаманова. Губернатор попросил на нем своих приближенных не наглеть, а публично заявил, что увести элеватор не позволит. Но никаких последствий это заявление не имело, объект остался там, куда его увели.
В главной роли пробуется областной прокурор К концу первого и началу второго года правления Шаманова «план Барбаросса» засбоил по-крупному. Прокуратура области возбудила одно за другим уголовные дела сразу по нескольким предприятиям из сферы интереса михалковской группы. В том числе и по объединению «Симбирск-спирт». Его раздел был расценен как афера, имевшая целью увод активов и преднамеренное банкротство. По схожей схеме увод активов происходил неоднократно. Цементный завод в городе Сенгилее, например, включили сначала в состав областного унитарного предприятия, а потом передали на баланс частной фирме, созданной двумя физическими лицами. Недвижимость объединения «Облснаб» досталась торговцам алкоголем, той самой компании, в которую перевели активы «Симбирск-спирта». До суда ни одно из возбужденных дел пока не дошло, но действия прокуратуры придали смелости участникам других споров.
Так, против сделки с пакетом акций сахарного завода резко восстал глава Цильнинского района, на территории которого находится завод, Ханяфи Рамазанов. Его жалоба в прокуратуру смешала михалковцам карты. Пакет наверняка планировалось продать какой-то крупной компании, «Симбирск-мука» же выступала не больше чем посредником. Вырученные ею за акции 200-250 млн ушли бы уже по назначению. Но скандал отпугнул серьезных покупателей, и пакет быстро «перепродали» из одной конторы в другую. Цена та же - 33 млн, право собственности переходит к покупателю после первого платежа, установленного в сумме 2 тысячи рублей. До конца эту операцию довести, однако, не успели. В рамках возникшей тяжбы акции были арестованы судом.
Срывается с «крючка» и «Авиастар». Сергей Пономаренко, поняв, вероятно, что дело пахнет керосином, из города тихо исчез. На его место по настоянию Миримского с Пиорунским был назначен некто Игорь Лейко, ставший мотором операции по вторжению на самолетостроительный завод и смежные с ним фирмы. Размах «деятельности» Лейко оказался таким, что смутил даже некоторых из его коллег, и спустя пять месяцев его убрали. В спор вмешалась Москва в лице «Рос-авиакосмоса» и Министерства науки и промышленности. Михалковцы попытались усилить свои позиции поддержкой начальника Генштаба Анатолия Квашнина. Тот начал было уже и хлопотать, но ему кто-то подсказал, что он может влипнуть. Контроль над заводом посредством движения пакетов акций был передан государству. Теперь, как прогнозируют в Ульяновске, группа переведет основной удар на смежников завода, среди которых есть и очень привлекательные предприятия. Воплощенный в Пиорунском и Миримском административный ресурс играет в этих боях, по всей видимости, не последнюю роль.
Генерал проиграл свое главное сражение Шеф группы, генерал Шаманов, никак не комментирует многочисленные скандалы вокруг его ближайших сподвижников. Сказать ему нечего. Ситуация в области день ото дня все хуже. Прошлую зиму население замерзало от холода в квартирах, а летом сидело без горячей воды. Повальными стали отключения электроэнергии. Жители городов и поселков в знак протеста перекрывают авто- и железные дороги, гибнут в пикетах, как это случилось в середине июня в селе Старотимошкино Барышского района, где один из протестующих был задавлен грузовиком. Шаманов отмолчался и в этот раз. Есть версия, что глава РАО «ЕЭС» Анатолий Чубайс попросту тычет генерала носом в дерьмо. За обман. Заму Чубайса за его помощь было обещано, как говорили, место члена Совета Федерации от Ульяновской области, но Шаманов произвел в сенаторы начальника своего предвыборного штаба генерал-майора Александра Калиту, фактически «кинув» людей из РАО.
Июль и август в области оказались вопреки сезону отпусков бурными. В течение двух с небольшим недель в Ульяновске было совершено три заказных убийства. Средь бела дня и на глазах у маленькой дочери расстреляли владельца местного отделения «Русского радио». Арматурой был забит заместитель гендиректора муниципального предприятия «Водоканал», застрелен коммерческий директор автофирмы. Деловые круги связали эти преступления с инициированным новой управленческой командой переделом собственности. Многие из тех, кто поддержал генерала на выборах 2000 года, посыпают теперь головы пеплом, говоря, что на смену одному маразму, закалки времен КПСС, пришел другой, контуженный запахом чеченской крови, алчный и жестокий.
Друг всех президентов Провинция есть провинция. Здесь прочно усвоили, что главное - это знакомства «на самом верху». За Никитой Михалковым закрепилась прочная слава «друга всех президентов», а особенно, президента Путина. Дескать, Путин и на дачу к Никите запросто ездит, и на лошадях они, дескать, катаются. Где уж тут найти управу на такого важного вельможу? На основании этого слуха те, кто должен соблюдать законность и блюсти спокойствие в области, уходят в сторону от опасной темы, соблюдая свое собственное спокойствие. Тем более что Путин знает, что в Ульяновске все развалено, все летит к чертовой матери. Но президент как-то обронил, что все это безобразие - дело рук прежней власти, то есть бывшего губернатора Горячева и его приспешников.
Революция против Главного кинематографиста которого больше не интересует кино как искусство, а интересует кино как область бизнеса, вызревает в Москве, в Союзе кинематографистов.
Тут идут баталии. Кинематографический народ восстал против «царя». «Ряд известных кинематографистов уже в открытую не просто выражают недоверие председателю Союза кинематографистов Никите Михалкову, но и заявляют о возможности своего выхода из него», - пишет в газете «Известия» 
4 сентября сего года Юрий Богомолов. «Дело касается собственности. Ведь Михалков захватил ее. Союз кинематографистов практически приватизировал Михалков и два его прислужника», - цитируются в этой статье слова актрисы Натальи Фатеевой. Такие же высказывания делают и другие мастера кино. Никита Михалков, когда-то начавший на экране с роли светлого мальчика в фильме «Я шагаю по Москве», к старости решил сыграть диктатора-торговца и пойти по «трупам» моральных ценностей. Довольно закономерный конец для человека, который ушел из религии в коммерцию."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации