Синдром бессердечности

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Дочь доктора Чазова сделала отечественную кардиологию прибыльным семейным бизнесом

1293107833-0.jpg Ирина Чазова, руководитель отдела системных гипертензий Кардиоцентра, стала главным выгодоприобретателем российской кардиологии, диктуя условия фармацевтическим компаниям, расходующим огромные средства на продвижение своих лекарств. Более того, именно она правит важнейшей отраслью здравоохранения, расправляясь с заслуженными коллегами от имени своего отца, главного кардиолога Минздравсоцразвития России, академика и государственного деятеля Евгения Чазова.

Дочь знаменитого «врача генсеков», кремлевского кардиолога Чазова особыми талантами в области медицины не отличалась. Зато Ирина Евгеньевна прекрасно понимала, какие рыночные перспективы имеет отрасль кардиологи. Речь дет, конечно, не об исключительном социальном значении этого направления медицины. Конечно, и в советскую эпоху при грамотном подходе к пациентам кардиологи имели неплохой побочный доход. Тем не менее, в условиях свободного рынка капитализация лечебных навыков требовала организационного оформления. Поэтому, дочь знаменитого на всю страну кардиолога Чазова. Устав пробивать дорогу в профессиональной среде, в первые пореформенные годы учредила и возглавила Российское медицинское общество по артериальной гипертонии. Главным стартовым капиталом этой организации стали обширные связи академика Чазова, с переменным успехом врачевавшего генеральных секретарей ЦК КПСС и прочих советских руководителей. А именно, полезные знакомства пожилого профессора в околокремлевских кругах позволили Ирине Чазовой выбить из скупого российского бюджета весомые финансовые ресурсы и материальные активы. Да и регистрация в Минюсте прошла, как говорится, с лету: региональные кардиологические клиники и кафедры прекрасно знали высокопоставленного доктора Чазова, разрешавшего своим именитым пациентам «рюмочку для расширения сосудов» в самый разгар горбачевского «сухого закона».

Конечно, такую рекомендацию, судя по стремительной кончине трех генсеков подряд, вряд ли можно считать выдающимся медицинским открытием. Но Российское медицинское общество по артериальной гипертонии, как показало время, имело, скажем так, весьма опосредованное отношение к исследованию новых путей лечения сосудистых заболеваний. Основной сферой деятельности руководителей этой организации стал бизнес. А именно, предприимчивая Ирина Евгеньевна Чазова организовала конвейерное проведение профессиональных врачебных школ, конференций и симпозиумов на деньги ведущих фармацевтических компаний. Производители лекарств платили за все, арендуя залы, покупая оргтехнику и билеты для гостей форумов. Кроме того, фармфирмы всякий раз были вынуждены делать солидный взнос в кассу Российского медицинского общества по артериальной гипертонии. Ставки этих «добровольных пожертвований» начинались с 250 000 рублей.

Отказы не принимались вовсе. Заартачившиеся фармацевты тут же сталкивались с непреодолимым российским «административным ресурсом». Влиятельная госпожа Чазова прямо сообщала чересчур экономным производителям лекарств о возможности немедленного исключения их препаратов из государственных «стандартов лечения кардиологических больных». Причем, угрозы Ирины Евгеньевны следовало воспринимать всерьез. Стандарты в этой отрасли здравоохранения устанавливает, как известно, главный кардиологом Минздравсоцразвития Евгений Чазов. А для него слово любимой дочки – закон. К тому же, в случае несговорчивости того или иного фармпроизводителя, Ирина Евгеньевна устраивает его препаратам настоящую антирекламную кампанию, рассказывая во время своих частых выступлений о том, что лекарства плохо проявили себя при клинических испытаниях, а потому их назначение больным нежелательно.

Конечно, для настоящего врача деньги – не главное. Прессинг, который устраивает госпожа Чазова фармацевтическим компаниям, призван не только обеспечить Российскому медицинскому обществу по артериальной гипертонии весомый и постоянный доход. При помощи административного ресурса Ирина Евгеньевна успешно наращивает свое влияние в мире науки. А именно, диктует производителям и разработчикам медикаментов, с какими именно исследователями проблем артериальной гипертонии им следует иметь дело. По данным информагентства InterRight, формирование собственной научной элиты поставлено на поток; «…оставлен и разослан фармфирмам даже список «желательных» (подконтрольных Чазовой) и нежелательных (независимых от Чазовой) лидеров. В единичных случаях топ-менеджеры компаний нарушают табу и приглашают на свои симпозиумы независимых от Чазовой видных кардиологов, например Жанну Кобалаву, Вячеслава Мареева, или — не дай Бог — основателя конкурирующей (правда, в отличие от РМОАГ, признанной на международном уровне) Антигипертензивной лиги, директора питерского НИИ сердца, крови и эндокринологии им. Алмазова Евгения Шляхто, чьи огромные успехи в борьбе за здоровье нации в ходе своего визита в НИИ высоко оценил Председатель Правительства России Владимир Путин…».

Как сообщает информагентство, роковую ошибку допустила компания MSD. Правда, это было, скорее, исключением из правил. Тем не менее, судьба ответственного за этот случай менеджера американской компании с русской фамилией Виноградов, как говорят, все еще висит на волоске. Конфликт с госпожой доктором может стоить должности и карьеры любому из топ-менеджеров фармацевтических компаний. Так, в печальном мартирологе глав кардиологических направлений фармацевтических компаний, поплатившихся своей работой за размолвку с Чазовой, уже числится господин Гинтер из компании «Новартис», и Светлана Подплетенная из концерна «Солвей Фарма», ныне поглощенного американским гигантом Abbott). Метод устранения нежелательных специалистов отработан дочерью академика Чазова до автоматизма: в случае неподчинения отдельно взятого менеджера, она сразу же отсылает официальное письмо с ультиматумом в головной офис той или иной компании. Причем, подписывает этот донос сам академик Чазов.

Правда, надо признать, что свой путь в науке госпожа Чазова расчищает не только с помощью подметных писем. Заполнить своей персоной и поставить под свой контроль все научное пространство ей помогает привитая с детства любовь к публичным выступлениям. К примеру, на проходившем в октябре 2010 года в Москве Российском национальном конгрессе кардиологов появился анекдот:

- Говорят, Ирине Евгеньевне подарили кроссовки.

- Зачем?

- Чтобы удобнее было бегать с симпозиума на симпозиум.

Иронию врачей понять нетрудно: за время работы трехдневного конгресса госпожа Чазова отметилась в качестве председателя на 15 научных симпозиумах. Бывало, что она возглавляла сразу два мероприятия, проходивших в одно и то же время, но в разных помещениях. Кроме того, неутомимая Ирина Евгеньевна ухитрилась сделать 15 многословных докладов, хотя любой выпускник ВУЗа знает, что подготовить и представить на должном научном уровне более 4-5 докладов практически невозможно. Зато работа лектора-многостаночника позволила Чазовой серьезно пополнить бюджет семьи. Известно, что за один доклад или председательствование на симпозиуме платят не меньше тысячи долларов. А дочь академика Чазова, как уверяют знающие ее люди, к деньгам относится с чисто крестьянским почтением.

В наше время врач имеет право получать достойное вознаграждение за свой труд. Но размер дохода того или иного доктора должен прямо соответствовать состоянию его пациентов. В отечественной кардиологии, оказавшейся под властью семейства Чазовых, наблюдается обратная зависимость. В перерывах между деловыми переговорами и платными выступлениями бизнес-леди иногда делает врачебные обходы, в качестве профессора 5-го отделения Кардиоцентра. И каждый раз, такое явление врача народу становиться для больных суровым тестом на выживание. Госпожа Чазова, привыкнув покрикивать на коммерсантов, не меняет своего стиля общения и в разговоре с умирающими людьми. Для многих из них такая беседа становится последней. Речь идет, в особенности, о больных легочной гипертензией, редчайшим и практически неизлечимым заболеванием. Медики, повинуясь клятве Гиппократа, обнадеживают таких пациентов, продлевая им жизнь добрыми словами и призрачной надеждой. Ирира Чазова предпочитает резать правду-матку в глаза, отмеряя больным недели до смерти. Да еще и начинает постыдный торг о стоимости лечения при ординаторах и аспирантах. Такие беседы с больными всегда идут по одному и тому же накатанному сценарию: «У вас есть 50 000 евро? Тогда можете принимать препарат траклир (рыночная стоимость – 180 000 рублей за упаковку). Нет – выписывайтесь, нечего нам койку занимать…».

Поговорив с доктором Чазовой, некоторые больные предпочитают собственноручно прекратить свои мучения. К примеру, как сообщают российские СМИ, недавно попытался выброситься в окно лечебного корпуса 25-летний парень из Подмосковья, которому госпожа Чазова разъяснила особенности и перспективы диагноза первичной легочной гипертензией. Пациента, как сообщают информагентства, удержали от суицида соседи по палате. Спасти остальных пациентов Кардиоцентра, попавших под горячую руку дочки академика Чазова, не могут даже штатные профессора клиники.

Действительно, даже незначительное несогласие с методами Ирины Чазовой влечеть за собой травлю бунтовщика. Как срообщает отечественная пресса, многие коллеги пытались жаловаться академику на его распустившуюся дочь. Но эти просьбы всякий раз встречали подчеркнутое непонимание. Похоже, что главный кардиолог страны так же боится профессора Чазову, как и прочие запуганные сотрудники Российского медицинского общества по артериальной гипертонии. Эмоциональный стресс, который пережил известный врач, оставил в его облике поистине неизгладимый след. Евгений Иванович Чазов дрожащими руками и несвязной речью сегодня напоминает своего бывшего пациента Брежнева. А былое трудолюбие доктора сегодня ориентировано на банальный, далекий от кардиологии, российский «распилочный» бизнес. Взять, хотя бы, утвержденное им скандальное инвестиционное соглашение, по которому коммерческая компания застроит огромную территорию в лесу, принадлежащем Кардиоцентру, элитными квартирами. Или начавшееся строительство на территории Кардиоцентра совершенно неуместного здесь асфальтобетонного завода, по поводу которого на сомневающегося старого профессора прилюдно кричала его влиятельная дочь…

Академическая тишина лабораторий и операционных Кардиоцентра сегодня все больше напоминает кладбищенскую. Как утверждает статистика, демографической катастрофой страна обязана ранним инсультам и инфарктам. Для исправления ситуации нужна консолидация всех специалистов, и здоровая научная конкуренция. Вместо этого, медицинская наука сегодня в буквальном смысле засыпает под многословные заявления семейства Чазовых о невиданных научных успехах и собственном, отцовско-дочернем, вкладе в продвижении новых методов лечения сосудистых заболеваний. Большие деньги не терпят суеты. А потому, как это делается перед операцией, больную медицинскую отрасль старательно глушат сильнодействующими препаратами. Именно так Евгений Чазов добился в свое время расположения всесильного генсека КПСС, приучив того, по словам племянницы Брежнева, к наркотическим транквилизаторам.

Леонид Савченко