Сирота в законе

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Сирота в законе 31 мая Конституционный суд РФ принял знаменательное решение об «автогражданке», которое коснулось кармана миллионов россиян. На подходе к суду — Союз правых сил с тезисом о незаконности назначений кремлёвских ставленников руководителями регионов. До КС наверняка дойдут и адвокаты Ходорковского и Лебедева. Словом, интерес к деятельности высшего судебного органа России со стороны общественности вновь резко возрастает. Что ж, не очень давно Конституционный суд гремел так, как это и не снилось Басманному и Мещанскому.

""Осуждение Ходорковского вообще привело к всплеску публичного интереса к российскому правосудию. Довольные и недовольные исходом дела ЮКОСа сходятся в одном: отечественная судебная система далека от совершенства. Критики в её адрес много: справедливая и несправедливая, она сейчас звучит слева и справа, сверху и снизу, от царя Гороха и до наших дней. Вообще, пожалуй, единственным благодатным временем для отечественного правосудия стал советский период, когда критика сверху была ограничена незабываемой аксиомой: «Наш суд — самый гуманный в мире». А так закон — что дышло, и неразумно обвинять басманных и мещанских судей: каков приход, таковы и попы... Нынешний публичный интерес коснулся в первую очередь системы уголовного права, которая и впаяла опальному олигарху 9 лет. Между тем над всей судебной пирамидой возвышается право конституционное, мало кому известное. Его главным и единственным федеральным органом является Конституционный суд РФ — объект нашего сегодняшнего пристального рассмотрения. Конституционное право вообще штука специфическая. Нет никаких районных, межрайонных, городских конституционных судов. В субъектах Федерации есть, правда, конституционные и уставные суды, которые следят за соблюдением местных конституций и уставов и являются не федеральными (как, например, районные суды общего назначения), а региональными органами судебной власти. Федеральный же орган — Конституционный суд (КС) Российской Федерации — надзирает за соблюдением Основного закона России и в этой сфере не имеет ни старших, ни младших родственников. Иными словами, КС — это сирота-единоличник, инстанция первая и последняя, низшая и высшая, без кассаций и апелляций. Только 2—3% обращений становятся предметом судебного рассмотрения КС рассматривает пять групп вопросов: проверяет конституционность законов, других правовых актов и договоров; разрешает споры о компетенции между органами власти; толкует Конституцию; даёт заключение по порядку выдвижения обвинения Президента России в измене или тяжком преступлении; проверяет соблюдение правил, необходимых для проведения референдума. Как правило, КС не принимает к рассмотрению проблему, если она может быть разрешена иным способом. Вообще-то обратиться в КС несложно: достаточно написать соответствующую бумагу и заплатить госпошлину — 15 минимальных окладов для юридического лица, один — для физического, тем более что если обращение к рассмотрению не примут, то деньги вернут. На практике же, чтобы добиться такого принятия, заявитель должен владеть определёнными юридическими познаниями, иметь на руках допустимую правовую коллизию и доказательства того, что она неразрешима иначе как Конституционным судом, наконец, обладать необходимым статусом («управомоченного субъекта») для подачи заявления. К примеру, конституционность нормативного акта может оспорить только государственный орган или группа парламентариев, обвинить президента в измене — Государственная дума и т. д. Рядовой же гражданин может в одиночку или в коллективе пожаловаться на нарушение каким-либо законом своих конституционных прав и свобод, но только если этот закон применён или подлежит применению в конкретном деле, рассмотренном или рассматриваемом в суде (общей юрисдикции или арбитражном) или другом органе, применяющем закон. Кажущаяся путаница на самом деле присуща всем судебным органам, и без высоких барьеров для жалобщиков эти органы, наверное, не смогли бы хоть как-то функционировать. В случае КС эта необходимость ещё более очевидна, поскольку он, повторимся, является единственным федеральным органом конституционного судопроизводства. В итоге секретариат КС заворачивает львиную долю обращений. По официальным данным, в год КС получает более 11 тыс. обращений, но только 2—3% становятся предметом судебного рассмотрения. Кстати, особенностью статуса конституционного судьи является то, что он не может публично высказываться по содержательной стороне дел, рассматриваемых в КС, и — что уж совсем интересно! — дел, которые ещё только могут стать предметом рассмотрения. Поскольку теоретически таким делом является почти любой вопрос, конституционные судьи не отличаются публичной говорливостью. Возможно, это и к лучшему... В России КС успели ввести ещё при советском строе В СССР никакой необходимости в Конституционном суде не было, не хватало ещё руководству страны правового контроля! То есть, конечно, если бы не свержение советского режима, то в угоду западным демократиям мы могли бы организовать свой Конституционный суд, но этот КС был бы филиалом и отстойником какого-нибудь отдела ЦК КПСС. Тем более что относительно похожий опыт был. В 1923 году Верховный суд СССР получил право конституционного надзора. Естественно, никакой самостоятельности не было: суд состоял при Центральном исполнительном комитете СССР. Кроме того, в отношении конституционного права суд, по сути, и судом-то не был. Он ничего не решал, а только обращал внимание государственных органов на нарушения Конституции. Решения же принимали они. Но даже и обращать внимание было можно до известного предела: надзирать за высшими органами управления, включая правительство страны, суду не дозволялось. Однако и в таком куцем виде конституционный надзор просуществовал недолго и в 1929 году был отменён за очевидной ненадобностью. Через 60 лет была предпринята вторая попытка. В 1989 году Съезд народных депутатов СССР учредил Комитет конституционного надзора (ККН). Он устанавливал, соответствуют ли Конституции и законам страны нормативные акты высших органов власти, а также их проекты, внесённые на рассмотрение съезда. Сначала деятельность ККН носила чисто рекомендательный характер, а окончательное решение выносили Верховный Совет, Совет министров или Съезд народных депутатов. Затем ему было всё-таки предоставлено право самостоятельно выносить решения по вопросам, касающимся прав человека. Но ККН был несовершенен, полёт его недолог, и прервался он распадом Союза в декабре 1991 года. В России же, являвшейся в ту пору союзной республикой и увлечённо пикировавшейся с центром, КС успели ввести ещё при старой власти. Конституционная комиссия Съезда народных депутатов РСФСР ещё только разрабатывала проект нового Основного закона, но на основе этих разработок в 1990 и 1991 годах съездами были введены в Конституцию РФ соответствующие положения и принят закон «О КС». В октябре 1991 года, то есть после провала путча, но до официального прекращения деятельности СССР, Съезд народных депутатов избрал и самих судей в количестве 13 человек из 15 возможных (такова была численность КС по тогдашнему российскому закону). При Союзе КС успел ещё избрать себе руководство, подготовить регламент, начать формирование аппарата и т.д., но собственно к конституционному правосудию приступил с начала 1992 года, то есть уже при ельцинской России. Председателем КС стал Валерий Зорькин (кстати, он является им и сейчас, правда, в его руководящем стаже есть вынужденный перерыв длиною почти в 10 лет). В таком виде КС относительно благополучно просуществовал 2 года и, будучи для России организмом новым, экзотическим и сулящим неизбежное торжество демократии, был обласкан публичным вниманием. Сам же Валерий Зорькин стал политической звездой общероссийского, если не больше, масштаба. Как и положено балованному дитяти, КС позволял себе довольно своевольное поведение, а то и прямое фрондёрство по отношению к Кремлю, по мнению последнего. Кремль, однако, до времени кряхтел да терпел: не могло же молодое демократическое государство открыто давить на символ молодого демократического государства. Подковёрные, византийские методы руководства политической и судебной деятельностью тогда ещё не были достаточно разработаны. Во всяком случае, они обошли тот Конституционный суд стороной. Из деяний этого периода, на наш взгляд, можно выделить, пожалуй, три: дело КПСС, дело Фронта Национального спасения и дело о прописке. Сразу после разгрома августовского путча 1991 года Борис Ельцин в указном порядке приостановил деятельность Коммунистической партии и как бы национализировал то партийное имущество, которое не успели спрятать: деньги-то увести можно, и увели, райкомы же и спецсанатории, к сожалению, не спрячешь. Второе дело тоже было, по сути, политическим, хотя и поменьше размахом. В сентябре 1992 года возмущённые развалом Союза, Ельциным и Гайдаром народные депутаты России, бывшие депутаты СССР и прочие соответствующе настроенные граждане попытались сплотиться и создали оргкомитет Фронта национального спасения (ФНС). Через месяц Борис Ельцин указом «О мерах по защите конституционного строя РФ» распустил оргкомитет, запретил создание Фронта национального спасения и велел силовым ведомствам и местным руководителям бдить в борьбе с экстремизмом и национализмом. В феврале 1993 года Конституционный суд вынес решение по президентскому указу, в котором довольно чувствительно ткнул тогда ещё очень популярного Ельцина носом в грязь. В частности, КС объяснил, что запрещать гражданам объединяться может только суд, а никак не гарант Конституции, ведомства и местное руководство. Была отмечена и чрезмерная ретивость Минюста, который отказывал в регистрации ФНС, когда уже и сам Ельцин вроде бы пошёл на попятную. Если после дела КПСС Конституционный суд стал для власти политически сомнителен, то после дела ФНС — политически неблагонадёжен. Председатель суда оперативно подал в отставку Но, конечно же, совсем уж КС «зарвался» в период осеннего политического кризиса 1993 года. Впрочем, зарвался не только он и далеко не только он. Юным и забывчивым напомним, что президент довольно долго разругивался с Верховным Советом во главе с Русланом Хасбулатовым и в конце концов разругался в пух и прах. Однако тогда время «бархатных» революций ещё не пришло, и Кремль решил показать, кто в стране хозяин. Знаменитым указом № 1400 от 21 сентября 1993 года Ельцин распустил Съезд народных депутатов и Верховный Совет. Дело дошло до штурма «Останкино», осады и расстрела Белого дома. Сентябрьский указ коснулся и КС: судьям предложили временно не проводить заседания. Они же, напротив, собрались и девятью голосами из 13 вынесли заключение о неконституционности указа и наличии оснований для отрешения Ельцина от президентства. Это и тот факт, что председатель КС Валерий Зорькин уже почти вынул пальмовую ветвь всероссийского примирителя и утешителя из дланей Алексия II, истощили терпение Кремля, и оно лопнуло. Кремль, хотя и не распустил КС, но 7 октября продлил мораторий на его работу на неопределённый срок — до принятия новой Конституции. Сравнительно мягкий приговор тому КС объяснялся тем, что накануне, 6 октября, Валерий Зорькин, ставший чуть ли не личным врагом Бориса Ельцина, под жутким давлением Кремля оперативно подал в отставку с поста председателя суда. Впрочем, судьёй он остался, и ему и его 12 коллегам сохранили материальное довольствие и разрешили продолжать кулуарную деятельность и участвовать в разработке новой Конституции и нового закона о Конституционном суде. Пока новая Конституция и новый закон разрабатывались и принимались, пока под новые условия и документы назначались новые люди, в работе КС длился вынужденный перерыв — почти полтора года. КС мог бы возобновить деятельность и раньше, но Совет Федерации только в феврале 1995 года смог назначить последнего конституционного судью из тех 19, которые требовались для начала работы КС по новому закону о нём. Увеличение количества судей не было, конечно, принципиальным нововведением, но зато позволило не только оттянуть реанимацию КС, но и, пополнив его новыми людьми, изменить общий баланс мнений членов КС в пользу Кремля. Из компетенции КС была изъята проверка партий Сверх того и даже более важно то, что были изменены прерогативы Конституционного суда. Теперь КС уже не мог, даже если бы забыл ошибки прошлого, сыграть значимую автономную политическую роль. Теоретически и по старому законодательству КС «не рассматривал политических вопросов», однако октябрь 1993 года показал, что горячие судейские головы могут посчитать какой-либо вопрос вышедшим за рамки политики и, с точки зрения Кремля, наломать ненужных ему дров. С 1995 года КС стал решать «исключительно вопросы права». Более того, он уже не мог, как ранее, самостоятельно и непосредственно отслеживать и осуждать те или иные нарушения: по новым правилам требовался соответствующий запрос со стороны соответствующих органов или граждан. Также из компетенции КС был исключён пункт о проверке на конституционность политических партий и других общественных объединений. Общие суды и Минюст разберутся с неугодными проще, быстрее и надёжнее. По другим направлениям, как, например, толкование Конституции, полномочия КС были расширены. Из других нововведений важной стала разбивка КС на две палаты, позволившая существенно повысить производительность судейского труда и ограничить время работы конституционных судьей 15 годами (ранее она была бессрочной). В целом же общий объём полномочий и структура Конституционного суда, зафиксированные в 1995 году, сохраняются с небольшими изменениями и сегодня, спустя 10 лет. Баланс мнений судей был изменён в пользу Кремля В этом немалая заслуга тех, кто направлял работу КС после Валерия Зорькина. Сменщиком опального председателя стал новоизбранный конституционный судья Владимир Туманов, самый старший из своих коллег. В отличие от предшественника Туманов не был замечен в симпатии к представительной власти 1991—1993 годов. Наоборот, до избрания председателем КС он неоднократно публично отзывался о ней довольно резко, говоря о чрезмерных полномочиях Съезда народных депутатов, его безответственности за принятые решения и о деградации Верховного Совета. На новой должности Туманов сменил резкость на необходимую по статусу дипломатичность и за два неполных года пребывания на посту сумел вернуть КС пошатнувшийся было авторитет. Суд, тщательно и порой нарочито избегая вмешательства в политические вопросы, с одной стороны, как бы одобрял власть в непопулярных и спорных важнейших решениях, а с другой — как бы не одобрял в менее важных. Последнее особенно касалось местных властей. Из дел тумановского периода выделяется вопрос о конституционности указов Ельцина по Чечне. Зато хасавьюртовские договорённости КС рассматривать не стал и отказал депутатам Госдумы, сославшись на сугубо политический характер этого запроса. К этому времени относятся и первые из многочисленных рассмотрений случаев своеволия местных властей в отношении регистрации граждан. Успешными можно назвать и внесудебные дела нового КС. Уже осенью 1995 года Борис Ельцин уравнял Конституционный суд с правительством в материальном обеспечении — как самих судей, так и аппарат КС. Интересно, что указ президента коснулся только КС, по двум другим нашим главным судам — Верховному и Высшему арбитражному — соответствующих решений не было. Да и сам Владимир Туманов в 1996 году получил медаль им. А.Ф. Кони (от Минюста), орден «За заслуги перед Отечеством» III степени, участвовал в церемонии вступления Ельцина во второе президентство и привёл его к присяге, а в конце года, достигнув предусмотренных законом 70 лет, благополучно ушёл в отставку и вскоре был назначен судьёй Европейского суда по правам человека в Страсбурге, оставив в отличие от Валерия Зорькина своему преемнику на посту председателя КС весьма приличное и относительно беспроблемное наследство. Накануне отставки Владимир Туманов сделал прогноз о будущей деятельности КС. По его мнению, количество запросов, так или иначе связанных с политической жизнью, должно было снижаться. Зато увеличивалось бы число дел по приведению местных законодательств в соответствие с федеральным и по защите прав человека. Впрочем, в перспективе Туманов надеялся на уменьшение количества последних — после принятия новых Уголовного, Уголовно-процессуального и Гражданско-процессуального кодексов РФ. После Чечни о ельцинской вольнице местные руководители предпочитают не вспоминать Прогноз можно считать почти полностью сбывшимся. Политическая составляющая в деятельности КС действительно практически сошла на нет. Были ещё дела о формировании Совета Федерации, о продлении полномочий местных органов власти, о разрешении руководителям субъектов РФ баллотироваться в третий и более раз и т. д., но прежнего горячего накала при борьбе интересов в КС не наблюдалось: и ситуация в стране всё устаканивалась и устаканивалась, вплоть до настоящего момента. И перманентная лояльность КС по отношению к Кремлю, очевидно, расхолаживала его, Кремля, оппонентов. Всплеск пересмотра местных конституций, уставов и законов случился, но давно прошёл. После чеченских событий о ранней ельцинской вольнице, данной регионам, местные руководители предпочитали не вспоминать. При Путине же началось такое укрепление федеральной вертикали, что субъектам стало не до законодательной самодеятельности. Хотя ситуация с пропиской кажется вечной и местные законодатели и исполнительные органы под разными соусами пытаются её так или иначе реанимировать. Впрочем, это уже скорее относится к сфере прав человека, а относительно развития конституционного производства применительно к ней, пожалуй, Туманов был чрезмерно оптимистичен. Давно приняты, введены, изменены, улучшены Уголовный, Уголовно-процессуальный и пр. кодексы, другие законы, акты, постановления, но река обращений не иссякает, и защита прав человека и гражданина является сегодня основной частью деятельности Конституционного суда. Наверное, это и полезнее, чем заниматься внутренними разборками властных структур. Возвращение Зорькина — тест на лояльность На личном фронте КС с 1997 года можно выделить отдельные моменты. Это избрание на пост председателя Марата Баглая, который настолько чётко проводил линию Туманова во взаимоотношениях с Кремлём, что в январе 2001 года по инициативе нового президента, Владимира Путина, была принята поправка к закону о КС, изменяющая срок полномочий и возрастной ценз для всех судей и продлившая Баглаю возможность судейской деятельности (он был вторично избран председателем КС в феврале 2000 года). Без такой поправки он должен был бы уйти в отставку, но в результате остался председателем на трёхлетний срок. Интересно, что поправка оставляла возможность и бессменному зампреду КС Тамаре Морщаковой поработать ещё, более того, феврале 2002 года она также была переизбрана, но через месяц подала в отставку. Наконец, в феврале 2003 года состоялось трудное возвращение Валерия Зорькина. Он в небывало острой внутренней борьбе победил вновь выдвигавшегося на третий срок Баглая 10 голосами против 9. Второе пришествие Зорькина не ознаменовалось возвратом к прошлым противостояниям или другим существенным подвижкам в деятельности КС: и страна ныне совершенно другая, и власть, да и сам Валерий Дмитриевич изрядно изменился. Впрочем, кто его знает... Прояснить это можно будет скоро: если адвокаты Ходорковского и Лебедева, не добившись апелляционной правды в Верховном суде, сумеют сформулировать свои претензии к правосудию так, чтобы они могли стать предметом рассмотрения КС. Квалификация защитников сомнению не подлежит, и вряд ли КС отклонит соответствующий запрос на формальном основании. Интересные могут получиться заседания. Пробный шар может получиться из проекта СПС, если, конечно, правые докинут его до Конституционного суда. С марта этого года они пытаются направить от имени одного из региональных парламентов запрос в КС о конституционности новой практики «выбора» главы местной власти. Попытки были предприняты почти в половине субъектов Федерации, и пока местные собрания испуганно отказались повсюду. Впрочем, СПС надеется получить ещё большее число отказов, чтобы подвергнуть их судебному разбирательству в местных судах общей юрисдикции. А затем уже легко прогнозируемые отказы в этих судах оспорить в КС. Если такое получится, то, пожалуй, будет ещё интереснее. ХРОНИКА Дело КПСС — ноябрь 1992 года После провала августовского путча 1991 года Борис Ельцин издал ряд указов, которыми приостановил, а затем и прекратил деятельность на территории России КПСС и КП РСФСР и объявил партийную собственность государственной. Группа народных депутатов РФ потребовала признать указы неконституционными. Позже другая группа депутатов потребовала признать указы конституционными, а неконституционными — КПСС и КП РСФСР. Решение КС по делу было компромиссным, взвешенным, сориентированным на общественные ожидания и соответственно юридически противоречивым. КС признал правомерным роспуск всех находящихся на территории Российской Федерации руководящих организационных структур КПСС и КП РСФСР как составной части КПСС. Однако роспуск первичных организаций КП РСФСР, образованных по территориальному принципу, был признан неконституционным, поскольку они «сохраняли свой общественный характер и не подменяли государственные структуры». КС прекратил производство по рассмотрению конституционности КПСС и КП РСФСР, сославшись на то, что после событий августа-сентября 1991 года из-за прекращения деятельности республиканских Компартий КПСС утратила общесоюзный статус. Имущество партии было разделено судом на три части: а) собственность КПСС; б) государственная собственность, находившаяся во владении, пользовании и распоряжении КПСС; в) имущество, находившееся во владении, пользовании и распоряжении КПСС, но собственник которого не установлен. КС признал конституционной национализацию части б) и неконституционной частей а) и в). Решение позволило к февралю 1993 года воссоздать центральное руководство КП РСФСР. Чеченское дело — июль 1995 года Федеральное собрание требовало признать неконституционными указы президента и постановления правительства, на основании которых федеральные войска осуществляли операцию в Чечне. КС в целом отверг эти претензии. Он прекратил производство по двум из трёх оспариваемых документов. В указе «Об основных положениях военной доктрины РФ» судьи не нашли нормативных предписаний. Секретный указ «О мерах по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики», который установил время начала боевых действий и руководство ими, по мнению КС, был не реализован и вскоре отменён. Третий указ — «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооружённых формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта», поручивший правительству использовать все возможные средства для восстановления законного порядка в Чечне, — был и вовсе признан конституционным. КС назвал неконституционными только два пункта из постановления правительства, принятого во исполнение последнего указа: о выдворении за пределы Чечни лиц, угрожающих общественной и личной безопасности, и о лишении аккредитации журналистов на основании решения информцентра при Роскомпечати (понятно, что ко времени вынесения судебного решения и те и другие были уже давно выдворены и лишены). Интересно отметить, что с особыми мнениями выступили восемь из 18 участвоваших в рассмотрении дела судей, и все они представляли старый зорькинский КС. Дела о прописке — апрель 1995 года, апрель 1996 года Гражданка Ситалова жила с фактическим мужем в его квартире, но была прописана в другой вместе с дочерью и зятем. После кончины родителей мужа она поставила вопрос о прописке на его площади, но получила отказ от местных органов, затем согласие районного суда и новый отказ от суда областного, сославшегося на нарушение правил о прописке, содержащихся в Жилищном кодексе. Воспоминания о прописке, которую ещё в 1991 году вроде бы отменил Комитет конституционного надзора СССР, не давали (как не дают до сих пор) спокойно спать жилищным чиновникам. Ситалова оспорила пункт Жилищного кодекса об «установленном порядке» вселения, который эти чиновники и посчитали порядком прописки. КС признал содержащееся в части первой статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР положение об «установленном порядке» как процедуре вселения в жилое помещение при условии соблюдения режима прописки несоответствующим по содержанию Конституции РФ. Через год судьи проанализировали новые изобретения субъектов Федерации: квоты на постоянное поселение, обязательность регистрации для покупки жилья, крупные сборы за такую регистрацию (500 минимальных зарплат) — для неместных граждан, сборы за участие в строительстве жилья или запрет такого строительства — для неместных организаций. КС признал неконституционными акты Москвы, Ставрополя, Воронежа, установившие непомерно высокий размер сборов и принятые не в форме законов, а решениями глав администраций. Регистрация не должна быть увязана с уплатой сбора, решил суд. Cтруктура Конституционного суда В состав Конституционного суда Российской Федерации входит 19 человек. Кандидатуру нового судьи взамен выбывшего утверждает Совет Федерации ФС РФ, а вносит её в СФ Президент России. Кандидат должен достичь 40 лет, иметь высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии не меньше 15 лет. Естественно, требуются высокая квалификация, чистая репутация и т. д. Выбыть из состава КС можно по четырём рядовым причинам: возрасту — по достижении 70 лет, стажу — 15 лет пребывания судьёй, смерти и заявлению о досрочной отставке. Теоретически также можно перестать быть членом КС вследствие несоответствующего поведения — совершения преступления, грубого нарушения судейского статуса и т. п., однако пока таких прецедентов не было. Статус запрещает конституционному судье входить в представительные органы власти, иметь иную должность помимо судейской и вообще заниматься любой оплачиваемой работой, кроме научной, преподавательской и творческой. Судья не должен заниматься политикой: членствовать в партиях и движениях, участвовать в политкампаниях, входить в руководство общественных организаций. Руководство КС избирается на три года самим судом и состоит из трёх человек: председателя, заместителя председателя и судьи-секретаря. Все 19 судей разбиты на две палаты: большую — из 10 человек и малую — из 9. Председатель и его зам разведены по разным палатам. Дело о больном президенте — июль 1999 года — июль 2000 года Состояние здоровья Бориса Ельцина настолько озаботило Государственную думу, что она дважды просила КС истолковать статьи 91 и 92 Конституции, говорящие о неприкосновенности главы государства, прекращении его полномочий по болезни или иным причинам и возможных последствиях в том случае, если премьер начнёт исполнять президентские функции. Депутаты скорее всего надеялись не на получение практической политической пользы от своих запросов, а на возможность лишний раз пошуметь по поводу ослабшего президента. Особого шума не было. КС спокойно объяснил, что прекращение полномочий президента по болезни никак не противоречит пункту о неприкосновенности, а председатель правительства может исполнять функции главы государства до возвращения действующего президента или до вступления в должность вновь избранного. Последнее вскоре и произошло. Дело об «автогражданке» — май 2005 года Процесс шёл два месяца и сопровождался большими надеждами противников автострахования. Они выражали недовольство высокими тарифами, необходимостью отдельного страхования каждого транспортного средства и только в компаниях — членах Всероссийского союза страховщиков. Все эти доводы КС не счёл убедительными. По его мнению, тарифы — это не платежи, а цена по договору и правительство имеет право их устанавливать. Право же государства — принуждать страховщиков вступать в союз. КС придрался только к одному пункту. Закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» установил, что его договорные условия основываются на правилах, устанавливаемых правительством. По мнению КС, договорные условия — предмет зак онодателя, правительственные же правила к тому же ещё и позволяют страховщику тянуть с выплатой, да и вообще «страхование риска гражданской ответственности подменяется страхованием причинённого вреда». Решение КС может привести к тому, что страховщики действительно начнут оперативно оплачивать ущерб пострадавшим в дорожном инциденте, не дожидаясь экспертного или даже судебного решения о виновнике нанесённого вреда." "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации