Система - против Алексея Миллера

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Система - против Алексея Миллера В "Газпроме" опробована первая схема противодействия реформам Алексея Миллера

"Скандал с "виртуальной отставкой" Алексея Миллера с поста председателя правления ОАО "Газпром" был столь же стремителен, сколь и бессодержателен. Все основные СМИ с поразительной оперативностью отреагировали на публично озвученный слух. Как подчеркивали впоследствии многие наблюдатели, почва для "сенсации" была подготовлена - слухи циркулировали к моменту публикации пресловутой заметки уже более недели. Все ждали, кто первый скажет, кто первый придаст слуху статус факта, пусть официально не обнародованного. В конце концов, стало уже неважно, кто именно будет первым: концентрация "сливов" достигла критической массы. Достаточно было любого повода.

При этом в реальности конфликта как такового, скорее всего, не существовало. Не было прошения об отставке, не было охлаждения со стороны Кремля. И перипетии всей этой истории с якобы имевшей место отставкой главы "Газпрома", по большому счету, даже неинтересны. Интрига разворачивалась в другой плоскости - в плоскости медийно-политической интриги вокруг фигуры Алексея Миллера. Интриги, в которой симулякры типа "немилость Кремля", "разочарование инвесторов" и пр., будучи искусственно созданными на информационном или медийном поле, затем "овладевают массами и становятся материальной силой". 
Здесь необходима ремарка. Алексей Миллер был назначен руководителем не просто крупной, или даже крупнейшей российской корпорации. Описывать "Газпром" в категориях обычной компании, пусть гигантской, но все же компании - типовая ошибка тех, кто искал во всей этой истории исключительно финансовую подоплеку."Газпром" - никакая не компания в привычном смысле этого слова. "Газпром" - это восьмой федеральный округ, экстерриториальный, концентрирующий пятую часть совокупного национального достояния. Сделав из суверенных "государств в государстве" на территории России нормальные субъекты Федерации, Президент не мог не начать аналогичный процесс по отношению к так называемым естественным монополиям. Это другой тип "государств в государстве" - и из них еще только предстоит сделать нормальные работающие публичные компании. Миллер был назначен как бы полпредом в газпромовский округ с главной задачей: "привести в соответствие...", то есть сделать из нормальной Византийской Империи, со своим "двором", "народом", "подковерными" партиями, "черной" преимущественно экономикой - нормальную компанию, отвечающую международным стандартам финансовой прозрачности, прибыльности, эффективности. 
Начав в компании "весеннюю революцию" - в соответствии с реформаторскими идеями российского руководства - новый председатель правления "Газпрома" начал наступление на самое святое - на суверенитет "Газпрома", негласную, но вполне реальную независимость газового гиганта от Российской Федерации. Миллер оказался во главе системы, создаваемой годами - системы, при которой официальные структуры и отношения, оформленные юридически, во многом лишь дополняли структуры и отношения неформальные, теневые, родственные. Системы, от которой зависит все: тепло в зимних домах, исполнение федерального бюджета, итоги региональных выборов, рост или спад экономики и т.д., и т.п. Системы, как бы не имеющей денег (вместо них - долги, акции, неформальные договоренности), но при этом финансирующей миллиардами в год медийные и политические структуры, выборные кампании, лоббистские проекты. 
Потенциальный конфликт Миллера с системой был очевиден с самого начала. Компромиссное назначение лидера "старой" менеджерской команды Вяхирева на должность председателя правления рассматривалось наблюдателями как предложенный властью матерым газпромовцем сценарий добровольной "сдачи в плен". "Старая гвардия" не мешает Миллеру в установлении контроля и реформировании системы, передает дела. Казалось бы, "дамоклов меч" уголовного преследования за разворованные средства, на который в июне намекнул Президент в ходе своего интервью западным СМИ, должен был бы стимулировать представителей прежнего менеджмента корпорации к лояльности и сотрудничеству с новым руководством. Однако получилась парадоксальная ситуация: персонально практически все представители вяхиревской команды демонстрируют полную лояльность, а система в целом, когда сложно определить, кто персонально стоит за тем или иным процессом, - оказывает яростное сопротивление. Суть интриги проста: продемонстрировать всем, что "варяг" газпромовской системой "рулить" не может. Не может по определению. Потому что "газа не нюхал", потому что "чужой", потому что мешает "рулить" финансовыми потоками. 
Таким образом, Миллер вынужден выполнять не менеджерские, а политические функции, играть в игру, навязанную ему системой. Бороться за власть и влияние, идти на компромиссы и плести интриги. При этом система живет по принципу "чем хуже, тем лучше" - Миллер, мол, не справляется, а председатель правления вынужден действовать по принципу "не навреди" - иначе срыв отопительного сезона, снижение капитализации, задолженность перед бюджетом, потеря выведенных активов. 
Теперь постараемся внимательно проследить перипетии той медийно-политической интриги, которая разворачивается последние два месяца после окончания так называемой летней информационной паузы, в течении которой Миллер активно занимался анализом ситуации, инвентаризацией активов, выявлением реальных рычагов власти в "государстве "Газпром" и подбором новых кадров. В то время как газпромовская система занималась подготовкой кампании по ослаблению Миллера. 
Первое в ряду - символическое событие, к которому, очевидно, готовятся обе стороны, - так называемые "100 дней Миллера". За две недели до этого события Миллер дает упреждающее программное интервью газете "Коммерсант", в котором пытается сформулировать основные тезисы ответа на вопрос "Who is mr. Miller?", а также озвучить ряд важных для него политических "месседжей": "кадровой революции не будет", "Газпром" должен остаться целостной вертикально интегрированной компанией", "должна сохраниться единая система газоснабжения", "планируется постепенное повышение цен на газ" и т.д. Довольно скучное, но политически безупречное интервью вызывает бурную и порой не вполне адекватную реакцию в СМИ. Вернувшиеся из отпусков комментаторы начинают наперебой обвинять Миллера в повторении риторики Вяхирева, в отсутствии стратегии, подозревать в неспособности реально проводить реформы на газовом гиганте. Тексты с удивительно похожими исходными тезисами появляются в ряде российских и иностранных изданий. "100 дней Миллера" отрабатываются по полной программе: "Миллер ничего не сделал" (за три-то месяца), "мы получили второго Вяхирева", "Миллер не способен решать проблемы" ("Сибур", "Запсибгазпром" и т.д.). 
В качестве специального подарка - запуск первого мифа, мифа о конфликте Миллера с Грефом и Касьяновым по поводу выделения "трубы" из системы газового гиганта. Миф забрасывается на информационное поле настолько изящно, что принимается большинством наблюдателей за исключительно чистую монету: правительство - за либеральный подход, за конкурентную систему, за рынок в газовой сфере, Миллер - за сохранение монопольных преимуществ газового гиганта и играет в свою игру. При этом как-то совершенно не принимается во внимание, что как опытный аппаратчик и человек путинской команды Миллер просто никогда бы не стал отстаивать, а тем более - публично озвучивать позиции, не согласованные с высшим руководством и другими членами команды. Все, в том числе и Греф, прекрасно понимают, что радикальные изменения в системе газоснабжения до определения стратегических направлений развития отрасли, до окончания инвентаризации реальных активов "Газпрома" - а тем более во время отопительного сезона - просто немыслимы. 
Миф второй: Миллер оказался не способен согласованно решать кадровые вопросы и формировать команду. Фактура такова: 3 сентября 2001 года Алексей Миллер объявил о кадровых и структурных изменениях в руководстве компании - бывший глава "Лентрансгаза" Петр Родионов сменил на посту первого заместителя председателя правления "Газпрома" Вячеслава Шеремета; Департамент инвестиций и строительства возглавил Михаил Аксельрод, сменивший Юрия Горяинова; в ведение Юрия Комарова было передано курирование экспортной политики в странах дальнего зарубежья, СНГ и Балтии. Начальником Департамента по информационной политике назначен Александр Дыбаль. На должность пресс-секретаря председателя правления "Газпрома" назначена Наталья Селиванова. Одновременно с кадровыми изменениями вводится Положение о порядке заключения, регистрации и контроле исполнения договоров в ОАО "Газпром". Ранее - решением внеочередного собрания участников Газпромбанка председателем правления Газпромбанка назначен замминистра финансов России Юрий Львов. Спустя несколько дней был заменен главный финансист - Сергей Дубинин, перед своим увольнением провозгласивший грядущий дефолт "Газпрома". Альтернатива стратегии Миллера, направленной на постепенное перераспределение функций, начиная с аппарата, никем еще предложена не была. Да и вряд ли существует. Вместе с тем, спустя две недели параллельно в нескольких СМИ даются "тезисы": команда Миллера недееспособна, у топ-менеджмента "столбняк" и т.п. 
Вместе с тем, многие наблюдатели не без оснований заметили, что в результате кадровых перестановок "старая гвардия" лишилась формального и официально признанного контроля над финансовыми потоками, экспортными контрактами, а также инвестиционными проектами. Одновременно введена новая система заключения, регистрации и исполнения хозяйственных договоров "Газпрома". Решительные действия Алексея Миллера позволяли ожидать, что государство восстановит свое влияние в компании, а значит, сложные взаимоотношения между газовым монополистом и государством перестанут наконец носить характер многофигурного ритуального танца с бесконечными и безуспешными попытками расшить налоговые неплатежи. 
Своими действиями на посту председателя правления "Газпрома" Алексей Миллер не решил какую-то одну очередную локальную проблему, а приступил к решению проблемы гораздо более сложной - к изменению всей системы и взаимоотношений этой системы с государством. В подобном процессе не могло не быть недовольных, и система не замедлила отомстить за себя. 
Бурная активизация "источников, близких к..." в последнюю декаду прошлого месяца повысила рейтинг упоминаемости Миллера в центральной прессе в 2 раза, выведя его на первое место среди представителей бизнеса. Была запущена настоящая машина по производству интерпретаций. Конфликтная ситуация вокруг "Сибура" и Голдовского - слухи об осложнении отношений Миллера с зампредом совета директоров Дмитрием Медведевым; непринятие решений по еврооблигациям - обострение конфликта с Касьяновым и тем же Кремлем; критические замечания на Совете директоров со стороны госпредставителей - Миллер разочаровал руководство страны... "Накачка" бизнес- и медиасообществ слухами о возможной отставке нынешнего руководства концерна была столь интенсивной, что дальше требовался лишь повод: либо болезнь, либо отпуск, либо другое знаковое событие. И повод нашелся. 
Отсутствие Алексея Миллера на заседании совета директоров "Газпрома" 25 октября по болезни было интерпретировано источниками как знак того, что он готов "сложить оружие". Потом на неопределенный срок был отложено торжественное открытие Заполярного месторождения, намеченное на 31 октября. На церемонии планировалось присутствие Президента РФ, и перенос мероприятия дал пищу заявлениям некоторых СМИ о глубокой опале Алексея Миллера. "Маховик" дезинформации уже был запущен, и, при заданном направлении и ускорении, провести параллели и обнаружить подоплеку любых событий, связанных с Алексеем Миллером, - оказалась не так уж сложно. 
Тактика информационной войны сводится к не такому уж большому количеству приемов: от банальной игры на понижение влиятельности той или иной фигуры - до встряски на бирже не так далеко, как это кажется на первый взгляд. Система, которая не хочет меняться, будет защищаться любыми способами, и в этой борьбе системе всегда на руку исторически сложившаяся информационная закрытость околовластных структур и родовые пороки отечественной аналитической журналистики. Такие традиции метода журналистики, в соответствии с которыми она зачастую не опускается до проверки поступающей информации, но при этом мастерски домысливает сложные "кривые" по двум случайным точкам. 
Подобными траекториями по осени часто летят большие, жирные, развесистые утки, одна из которых по нашему недосмотру залетела в Страну.Ru в начале этой недели. Охотничий политический сезон, однако. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации