Сказка о прекрасной фее и Крошке Цахесе

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец", origindate::22.04.2005

Сказка о прекрасной фее и Крошке Цахесе

Партнер баронессы фон Гечмен-Вальдек Александр Вайнштейн пытается уничтожить имя, ставшее брендом

Ольга Шмакова

Converted 18800.gif От того, чем закончится история противостояния Гечмен-Вальдек и Вайнштейна, будет ясно: готовы ли мы к таким благам цивилизации, как правовое общество, или так и будем прозябать в беспределе!

Имя Екатерины Гечмен-Вальдек давно уже стало брендом. Судя по всему, партнер баронессы Александр Вайнштейн задался целью не только лишить ее денег, но и уничтожить этот бренд.

Наблюдая за этой историей, невольно вспоминаешь сказку Гофмана “Крошка Цахес”. Там, если помните, добрая фея из сострадания к уродству Цахеса так вознесла его в глазах окружающих, что те стали приписывать ему всевозможные добродетели. И пока он своими мерзкими поступками не переполнил чашу ее терпения, люди думали, что все добрые дела делает он, а злые — кто-то другой. Но стоило чарам рассеяться, как все увидели его истинное лицо.

В нашей же сказке, напротив, прекрасная фея обладала безграничным терпением и почти шесть лет поддерживала этот миф. Однако, несмотря на ее великодушие, наш герой сам развенчал его. Надо заметить, что, в отличие от сказки Гофмана, в этой истории насчет истинного лица “Крошки Цахеса” заблуждалась только сама фея. Всем остальным жителям “волшебного королевства шоу-бизнеса” сразу было понятно, чем это партнерство закончится. Конец был вполне логичен — Вайнштейн сказал, что не хочет больше работать с баронессой, захватил компанию и перестал выплачивать ей деньги.

Этот конфликт расколол общество на два непримиримых лагеря — в одном Вайнштейн и директор Театра оперетты Тартаковский, в другом — все остальные.

И здесь дело не в красоте и харизме баронессы, а в том, что никому из нас не нравится, когда тебя считают дураком. Практически у каждого есть печальный опыт общения или работы с такими людьми. И неважно, как их фамилия и на сколько они вас “кинули”. Главное — обычно это сходит им с рук из-за нашего малодушия. Поэтому если убеждать себя, что это произошло не с вами и грабитель на улице отнимает сумку не у вас, и вы безучастно за этим наблюдаете, очень вероятно, что именно вы станете следующей жертвой. И не надо прикрываться тем, что это “российская специфика” ведения бизнеса. Нет “российской специфики”: человек или нарушает, или не нарушает закон. Это как беременность — нельзя быть чуть-чуть беременной, как нельзя чуть-чуть обмануть партнера: ты — или честный человек, или нет. И то, что Вайнштейну и Тартаковскому все-таки удается, несмотря ни на что, иногда находить себе союзников, говорит о том, что Вайнштейны есть и среди нас. Но даже если договориться со всеми издателями журналов не писать правды, с продюсерами телеканалов — не показывать об этом передачи и подкупить всех журналистов (чтобы они рассказывали, какой Вайнштейн замечательный и честный), белое все равно не удастся выдать за черное и наоборот — люди в состоянии отличить правду от лжи.

Порядочность и профессионализм баронессы давно стали нарицательными в деловых кругах, а о перфекционизме Катерины уже ходят не только легенды, но и анекдоты. Несмотря на это, Вайнштейн с упорством, достойным лучшего применения, пытается убедить всех в обратном, придумывая истории одна невероятнее другой. Читатели компроматных сайтов уже не раз имели возможность оценить его литературный дар. Особенно удивлялись представители правоохранительных органов и руководители компаний, от имени которых он клеймил баронессу (видимо, помня слова Геббельса о том, что чем чудовищнее ложь, тем скорее в нее поверят). Но, увлекшись, Вайнштейн забыл, что чем больше врешь, тем труднее потом выкручиваться.

Судя по всему, Вайнштейн хочет стать создателем нового бизнес-принципа: плохих кидаем, хороших — нет; а кто хороший, кто плохой, решаем сами.

Поэтому двое немолодых уже мужчин бегают по чужим вечеринкам и, удерживая за пуговицу собеседника, рассказывают, что баронесса — плохая. Так и хочется им подсказать, что гораздо эффективнее было бы один раз собрать всех, напоить, накормить и рассказать о наболевшем. Но у Вайнштейна то ли нет доброго советчика, то ли просто денег не осталось. Впрочем, это мы скоро узнаем. В его ситуации единственный способ сохранить остатки лица — это отдать баронессе деньги. Если этого не произойдет, значит, их у него просто нет. В Японии в таких случаях обычно делают харакири.

Почему же именно партнеры, раньше возносившие до небес исключительные таланты Катерины, сегодня, не жалея сил, пытаются очернить баронессу?

По всей видимости, они думают, что, очернив ее, им удастся обелить себя. Умиляет наивная вера Вайнштейна в то, что утверждение “…с баронессой опасно иметь дело” кого-то напугает. С ним же продолжают иметь дело, несмотря на то, что это опасно. Так, скоро окажется, что он присвоил ее деньги, чтобы отомстить ей за невинно замученных ею кошек и собак или потому, что она не выключала свет в туалете. Но ведь все мы отлично понимаем, что если даже ваш партнер вам не нравится, это еще не повод присваивать себе его средства, а потом поливать его грязью. Конечно, неприятно сознавать, что все окружающие в курсе того, как ты обошелся с женщиной и ее деньгами, особенно если их очень не хочется отдавать.

И пока телеканалы борются за право снять сериал о жизни баронессы, на ум приходит уже другая сказка — аллегория про белую яхту и двух моллюсков-прилипал. Которые, раздувшись до огромных размеров от ощущения собственного величия, утопили яхту, которая их несла, и теперь лежат среди обломков на самом дне. Чем не сюжет для мюзикла?..

Но Катерине пока не до мюзиклов. Гечмен-Вальдек утверждает, что следующий, самый масштабный ее проект будет заключаться в том, чтобы продемонстрировать, что в шоу-бизнесе можно работать, не нарушая закон, и быть честным с партнерами. Осторожнее, баронесса, не забывайте, что вы в России! С волками жить — по-волчьи выть.

И сегодня, когда наша страна интегрируется в мировое культурное и экономическое пространство, культура является флагманом интеграции. И если на этом флагмане боцман, подговорив кока, ворует ящик тушенки — это бросает тень на флаг и страну.

Вполне естественно желание каждого человека войти в историю. Колумб открыл Америку, Гагарин первым полетел в космос, Гечмен-Вальдек начала эру мюзикла в России, Вайнштейн же навсегда останется в сердцах россиян как человек, кинувший баронессу. Неясно, как сложится теперь судьба русского мюзикла, ведь несмотря на то, что имя Герострата, который поджег Александрийскую библиотеку, помнят до сих пор, саму библиотеку восстановить не удалось.

И хотя партнеры самозабвенно отрицают, что Катерина была автором успеха их совместных проектов, факт остается фактом: с ней, может быть, и “невозможно работать”, но без нее ничего не получается. Новое шоу, сделанное без ее участия, потерпело фиаско и бесславно скатилось из ниши авангардного театра в нишу люмпенской дискотеки, показав всем “ху из ху”. Ведь у Яго никогда ничего не выходит. Даже если Отелло с его подачи задушит Дездемону. Видимо, Вайнштейн с детских лет помнит фразу “весь мир насилья мы разрушим до основания, а затем…” Так вот “затем” не будет ничего — эти люди умеют только разрушать. Потому что, чтобы строить, надо знать, как это делается.

Когда-нибудь внуки Вайнштейна спросят его: “Дедушка, был ли ты в жизни по-настоящему счастлив?” И тогда он вспомнит мюзикл “Метро” и уронит скупую мужскую слезу… Но и слава Герострата тоже чего-нибудь да стоит.

P.S. Предлагаем объявить сбор добровольных пожертвований в фонд помощи Вайнштейну.