Сказки дядюшки Биткова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Сказки дядюшки Биткова

Оригинал этого материала
© "Газета35", origindate::05.10.2005

Вперед, за кредитами!

Строители пирамиды СЗЛК пытаются получить очередной многомиллионный банковский займ

Светлана Соколова

«Газета 35» уже писала о лихих ребятах из Северо-Западной Лесопромышленной Компании, деятельность которых, на наш взгляд, наносит серьезный ущерб экономике Вологодчины. Из-за демпинга СЗЛК на рынке целлюлозно-бумажной продукции упущенная выгода вологодских предприятий составляет миллионы рублей. Это оборачивается убытками для областного и местных бюджетов, которые недополучают значительные суммы налога на прибыль.

Макулатурная арифметика

В пятницу, 30 сентября, пресс-служба Северо-Западной лесопромышленной компании отчиталась об очередном выдающемся успехе этой корпорации, больше, впрочем, смахивающем на финансовую махинацию в особо крупных размерах.

В свежем пресс-релизе СЗЛК, в частности, утверждается, что «скоро завершится реализация проекта переработки макулатуры на Каменногорской фабрике офсетных бумаг», причем «стоимость проекта составляет более 10 млн. евро, срок окупаемости - 5 лет». Размещен этот пресс-релиз, например, на специализированном лесопромышленном интернет-ресурсе wood.ru (точный адрес новости).

Все бы ничего, но в начале реализации этого «проекта» по приобретению и установке нового оборудования французской фирмы «Kadant-Lamort» в ноябре прошлого года та же самая пресс-служба СЗЛК называла совсем другую сумму, необходимую для приобретения того же самого оборудования: «Планирующаяся общая сумма капитальных вложений - более 6 миллионов евро» (ознакомиться с данным пресс-релизом можно, в частности, по ссылкам 1 и 2).

Такая вот занимательная арифметика от СЗЛК. Покупали французское оборудование за 6 миллионов евро, а потратили на него целых 10 миллионов. Вроде бы инфляция в еврозоне 80 процентов еще не достигла, а потому напрашивается вопрос - кому достались «лишние» 4 миллиона евро? Может быть, директору и совладельцу СЗЛК Игорю Биткову, который лично подписывал договор с директором по продажам «Kadant-Lamort» Филиппом Хаффнером, а перед этим так же лично договаривался о предоставлении банковского кредита на приобретение этого оборудования?

Ответ на данный вопрос, между прочим, наверняка будет интересен не только банкирам, кредитовавшим СЗЛК, но и сотрудникам правоохранительных органов. Все-таки уголовную ответственность за незаконное использование кредитных средств и хищение денег банков в России пока еще никто не отменял.

Последние $20 000 000?

Между тем в СЗЛК не останавливаются на достигнутом и, как стало известно нашей редакции, активно «продавливают» вопрос о получении очередного кредита на сумму около 20 миллионов долларов в одном из банков, чей контрольный пакет акций принадлежит государству. Сразу оговоримся, это не Сбербанк, с которым у СЗЛКовцев подписано кредитное соглашение на 450 миллионов долларов, и не Газпромбанк, недавно открывший для СЗЛК кредитную линию на 22,3 миллиона долларов.

Казалось бы - зачем руководителю СЗЛК Игорю Биткову привлекать дополнительные кредиты со стороны третьих банков, если можно пользоваться 450-миллионной (в долларах!) кредитной линией Сбербанка. Ведь на 450 миллионов долларов можно построить или купить два десятка таких ЦБК, как Неманский. Зачем брать деньги где-то еще?

Ответов на этот вопрос может быть несколько, и все они оказываются явно не в пользу Биткова. Возможно, у СЗЛК не хватает денег на выплату процентов по уже набранным ранее банковским кредитам. Действительно, если учесть, что реальный объем годовой выручки предприятий СЗЛК - Каменногорской фабрики офсетных бумаг и Неманского ЦБК по экспертным оценкам навряд ли превышает полтора миллиарда рублей в год (показательно, что информация о выручке этих предприятий не приводится в пресс-релизах СЗЛК и других открытых для СМИ источниках, видимо, СЗЛК есть что скрывать), а суммарный объем набранных Каменногорском, Неманом и самой СЗЛК кредитов, займов и прочих долговых обязательств намного больше и превышает два миллиарда рублей, то приходится констатировать - своевременная выплата процентов по кредитам для СЗЛК - задача не из легких. Без перекредитовок и взятия новых ссуд на выплату процентов по старым долгам здесь навряд ли удастся обойтись.

Вторая версия также весьма вероятна. Возможно, у СЗЛК осложнились отношения со Сбербанком. А раз Сбербанк не дает денег, их приходится лихорадочно искать «на стороне».

«Последний хапок»

Наконец, третья версия: новый 20-миллионный долларовый кредит - это «последний хапок СЗЛК». Возможно, возвращать эти деньги никто не собирается. Эта версия косвенно подтверждается рядом фактов - в последнее время особыми производственными успехами предприятиям СЗЛК похвастаться трудно. Скорее наоборот - в качестве примера приведем информацию Интернет-издания «Содружество бумажных оптовиков (адрес ссылки):

«На Неманском ЦБК остановлены две бумагоделательные машины из семи, сокращены рабочие места.

Газета «Эксперт - Северо-Запад» (Санкт-Петербург) сообщает, что на Неманском целлюлозно-бумажном комбинате остановлены две бумагоделательные машины из семи, сокращено 4% рабочих мест, существенная доля работников отправилась в вынужденный отпуск, что вызывает социальное недовольство в Немане.

Причина событий - рост себестоимости продукции и, как следствие, невозможность ее реализации по ценам, обеспечивающим хотя бы нулевую рентабельность работы комбината. В качестве топлива на предприятии до сих пор используется мазут, рост цен на который с начала года составил 150%. Кроме того, по информации главы пресс-службы Северо-Западной лесопромышленной компании (ей принадлежит комбинат) Юрия Мурашко, за май по вине работников допущены утечки пара, тепла и электроэнергии на общую сумму 2,5 млн. рублей. Также за этот месяц покупателями забраковано 55 тонн готовой продукции. Причина, по мнению пресс-службы СЗЛК, - майские праздники и связанные с ними традиции народных гуляний. Трудности предприятия усугубляются задолженностью перед ним муниципалитета: свыше 25 млн. рублей составляет долг за отопление, в то время как районный бюджет может погасить лишь пятую часть.

Выход из создавшейся ситуации руководство компании видит в переходе на использование в технологических процессах вместо дорогого мазута относительно дешевого газа. На данный момент построен газопровод и достигнута принципиальная договоренность с «Газпромом» о выделении лимитов газа - 20 млн. кубометров в год. Данный вопрос сейчас находится на стадии прохождения необходимых процедур и будет решен в течение одного-двух месяцев. Кроме того, на предприятии идут масштабные увольнения «разгильдяев» и «бракоделов», а также сокращена сдельная часть зарплаты всех сотрудников предприятия.

Эта информация является абсолютно открытой, она была опубликована в СМИ. Работавшие с СЗЛК сотрудники кредитных отделов Сбербанка и Газпромбанка, контрольный пакет акций которых принадлежит государству, безусловно, знали о серьезных проблемах на Неманском ЦБК. Тем не менее им удавалось убеждать членов банковских кредитных комитетов выдавать многомиллионные долларовые суммы в качестве кредитов СЗЛК. Так, «Газпромбанк» принял решение об открытии кредитной линии для СЗЛК буквально через несколько дней после появления этой публикации в северо-западном выпуске журнала «Эксперт». Складывается впечатление, что система внутреннего банковского контроля за выдачей многомиллионных кредитов либо не работает, либо к сотрудникам этих кредитных учреждений были найдены «неформальные подходы», которые и позволили СЗЛК получить вожделенные займы.

Навряд ли сейчас дела у Неманского ЦБК пошли в гору по сравнению с июлем. По крайней мере информацией о том, что ситуация в Немане нормализовалась, редакция «Газеты 35» не располагает. А с «разгильдяями-рабочими» и простаивающими буммашинами рассчитываться по миллиардным банковским кредитам попросту невозможно.

Кстати, как нам стало известно, в качестве обеспечения под новый кредит в 20 миллионов долларов руководство СЗЛК предлагает две старые неманские буммашины, выпущенные не то сразу после второй мировой войны, не то при Никите Сергеевиче Хрущеве. Банкиров уверяют, что реальная стоимость этого старья производительностью около тысячи тонн бумаги в месяц - 30 миллионов долларов. И это притом, что за те же 30 миллионов можно приобрести, установить и вывести на проектную мощность в 5 тысяч тонн бумаги в месяц абсолютно новую буммашину отечественного производства.

Интересно, что банкиры собираются делать с выпущенными полвека назад буммашинами в случае невозврата выданного кредита? Неужели сотрудникам банка так трудно выяснить, что эти машины не продать даже за полмиллиона долларов. И то, что, несмотря на все известные факты, вопрос о выдаче очередных 20 миллионов долларов СЗЛК в банке продолжат всерьез обсуждать, уже наводит на серьезные подозрения и размышления.

Впрочем, пока что банк открывать новую кредитную линию не торопится. Это позволяет надеяться, что честных и порядочных менеджеров в наших госбанках большинство. И такая неторопливость банкиров более чем оправдана. Одно дело - обсуждать с Игорем Битковым перспективы развития его бизнеса за столом переговоров. Совсем другое - сначала наблюдать, как расхищаются выданные вами кредиты, как оборудование ценой в 6 миллионов евро вдруг начинает стоить 10 миллионов евро, а потом пытаться выручить хотя бы сколько-нибудь денег за счет продажи заложенных вам буммашин какому-нибудь музею науки и техники.

***

Оригинал этого материала
© "Газета35", origindate::09.11.2005

Сказки дядюшки Биткова

Когда машины молодеют, а сказочники наглеют

Светлана Соколова

Быть профессиональным аферистом сложно, особенно если вы - фигура публичная и если речь идет о финансовых аферах. Надо всегда помнить, что и где врешь, потому что для обмана приходится говорить разные вещи, которые, как правило, не совпадают. А для того, чтобы вычислить профессионального дельца, иногда достаточно просто сравнить его интервью СМИ...

«Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку»

Converted 20170.jpg

Глава СЗЛК Игорь Битков

«Газета 35» продолжает следить за ситуацией, складывающейся вокруг Северо-Западной лесопромышленной компании (СЗЛК). Мы уже рассказывали о том, что СЗЛК вместе с Неманским ЦБК и Каменногорской фабрикой офсетных бумаг (фактически все эти предприятия принадлежат семье питерских бизнесменов Битковых) привлекли значительные объемы банковских кредитов. Достаточно сказать, что в марте прошлого года Северо-Западный Сбербанк и СЗЛК подписали кредитное соглашение объемом в 450 миллионов долларов. Минувшим летом СЗЛК договорилась об открытии кредитной линии объемом в 22,3 миллиона долларов с Газпромбанком. Сейчас СЗЛК готовится осваивать еще один кредит - сумму около 20 миллионов долларов намерен выдать еще один банк, почти все акции которого принадлежат государству.

Суммы, о которых идет речь, иначе как астрономическими не назовешь. Такого объема кредитов как раз хватило бы на то, чтобы построить в России новый крупный целлюлозно-бумажный комбинат, который сразу бы стал лидером отрасли. Но в данном случае в роли заемщика выступает небольшая промышленная группа - декларируемый объем суммарной годовой выручки Немана, Каменногорска и СЗЛК составляет всего лишь около 150 миллионов долларов (4,4 миллиарда рублей за 2004 год).

Не забудьте, что в эти 150 миллионов долларов входят и «внутренние продажи» - например, поставки сырья, осуществляемые СЗЛК на Неманский комбинат и в Каменногорск. Согласно отчету о ценных бумагах за первый квартал этого года, более 50 процентов реализованной СЗЛК продукции приходится на долю Каменногорска и Немана. В свою очередь в структуре выручки того же Каменногорска 90% общей суммы приходится на продукцию, отгруженную в адрес СЗЛК (данные квартального отчета Каменногорской фабрики за первый квартал 2004 года). Отсюда напрашивается вывод о том, что реальная выручка (то есть выручка не от перепродажи товаров друг другу) СЗЛК, Каменногорска и Немана навряд ли превышает миллиард рублей в год.

Именно из-за бросающегося в глаза несоответствия между размером привлеченных кредитов и масштабами бизнеса у нас и возник вопрос о том, является ли СЗЛК добросовестным заемщиком или строителем финансовой пирамиды. Именно поэтому «Газета 35» решила привлечь внимание общественности и правоохранительных структур к той финансовой схеме, по которой работает СЗЛК. Ведь в случае невозврата набранных СЗЛК кредитов пострадают и государство, и вкладчики государственных и полугосударственных банков, и бюджет.

Наши публикации были перепечатаны многими специализированными СМИ, освещающими проблемы рынка канцтоваров и бумажно-беловой продукции, а также ведущими калининградскими газетами и вызвали большой общественный резонанс.

К сожалению, до сих пор мы не получили от руководителя СЗЛК Игоря Биткова ответа на поставленные в наших статьях вопросы. Вместо этого господин Битков предпочитает через другие СМИ обвинять нашу газету во лжи. Последний пример - интервью Биткова канцелярскому сайту segment.ru: «Мы вообще «Газету 35» знать не знали до этой статьи, потому что она практически нигде не издается, появляется только в Интернете. Нам ее любезно прислал председатель правления одного из банков, с которым мы работаем. Мы вместе посмеялись… Наш комментарий очень простой: все статьи являются стопроцентной ложью» (источник).

Мы не знаем, сколько еще времени будет позволено смеяться Игорю Биткову, но то, что уважаемому председателю правления банка, работающего с СЗЛК, скоро будет не до смеха, это точно.

А вот признание руководитель СЗЛК сделал весьма неожиданное. Наши статьи опираются на данные, приведенные в официальных отчетах о ценных бумагах СЗЛК и Каменногорской фабрики Если эти публикации - «стопроцетная ложь», то не означает ли это, что и финансовая отчетность у СЗЛК - лживая.

Впрочем, пусть отчетность СЗЛК проверяют налоговики и правоохранительные органы. Нас же в новом битковском интервью больше заинтересовало другое - бросающиеся в глаза противоречия. Видимо, Игорь Битков просто забыл, что он рассказывал раньше, например, о приобретении в Англии бывшей в употреблении бумагоделательной машины.

Мыльная опера о долгах и кредитах

Вот что он, в частности, заявил в свежем интервью «Сегменту»:

«Машина, если не самая, то одна из самых современных в России. Она, практически новая, в Англии работала всего несколько лет и была построена специально под цветные офисные бумаги одним из лучших производителей бумагоделательного оборудования в мире, компанией Voith Paper. Эта же компания отвечает за запуск машины. Несмотря на то, что машина практически новая, мы решили поставить еще более новую автоматику, поставщиком которой выступила также компания Voith, и провести некоторые другие усовершенствования, которые позволят сделать эту машину одной из самых современных в России

Мы купили машину и оборудование очень дешево. Это большая удача для нас, и это признается всеми известными уважаемыми нами людьми, экспертами этого рынка. Нам повезло, совпала наша возможность приобрести и желание продавца быстро продать. Конечно, разглашать сумму сделки мы не можем, потому что с поставщиками этого оборудования мы будем работать еще много лет, и нам не хотелось бы нарушать те договоренности, которые между нами существуют, даже, несмотря на то, что некоторые наши конкуренты хотели бы иметь о нас побольше информации».

Обратим внимание на слова о том, что «машина почти новая» и «одна из самых современных в России». Между тем в прошлогоднем интервью журналу «Лесная индустрия» Битков признавался, что «возраст этой БДМ чуть больше 14 лет» (источник)..

А в интервью интернет-изданию «Оффисмарт» он утверждал буквально следующее: «Два года мы целенаправленно искали буммашину на прекративших работу европейских предприятиях. Какие-то были очень старыми, какие-то - слишком большой обрезной ширины, какие-то - неоправданно дорогими. А два раза мы были готовы купить БДМ, но… владельцы отказались нам их продавать… Однако, благодаря нашей кропотливой и неустанной работе, в Великобритании удалось найти даже лучшую БДМ, чем нам отказались продать во Франции и Германии. А путем долгих переговоров с ее владельцами мы добились приемлемых для нас цены и условий поставки». (источник)

Такие вот несовпадения. То Битков покупает почти новую, современную машину, то вдруг выясняется, что эта машина уже долгое время работала на каком-то обанкротившемся английском предприятии. То переговоры были долгими, то продавец желал продать машину как можно быстрее. То поставку машины осуществляет немецкая компания Voith Paper, то поставщиком вдруг оказывается некая английская фирма-банкрот. Причем цену буммашины Битков отказывается назвать наотрез, ссылаясь на то, что с поставщиком (видимо, тем самым, который обанкротился) он будет работать еще много лет.

Самое парадоксальное, что почти во всех остальных случаях поставки какого-либо оборудования, будь то французские агрегаты для переработки макулатуры в Каменногорске, или тетрадные линии в Немане, или многое-многое другое, Битков и компания максимально подробно, до мельчайших деталей раскрывают страшные коммерческие тайны о стоимости своих "железяк". Последние интервью господина Биткова напоминают поведение человека, находящегося в довольно трудном психологическом состоянии. Оно и понятно. По сути наша газета просто поймала его за руку. И ничего вразумительного он возразить так и не смог...

Впрочем, раскрыть тайну стоимости бывшей в употреблении англо-немецкой буммашины Игорю Биткову помогут. Об этом его наверняка спросят в прокуратуре, куда он направил заявление с просьбой привлечь нашу газету за клевету. Если Битков на самом деле хочет доказать, что его оклеветали, представить информацию о том, за сколько и у кого именно он приобрел эту буммашину, все-таки придется. Кстати говоря, редакция уже официально задала этот вопрос прокуратуре: «Сколько на самом деле стоит английская машина и сколько денежных средств было уплачено за нее непосредственно продавцу?»

Легенда для банкира

И, наконец, главное - о кредитах. Игорь Битков, видимо, не на шутку обеспокоился своей репутацией в глазах банкиров. А потому заявил «Сегменту» буквально следующее: «Если говорить о кредитах, которые имеются у СЗЛК, то они не превышали, и я вас уверяю, мы не планируем, чтобы в обозримом будущем они превышали 30% от нашего общего годового объема реализации. Это цифра, которая при существующей в отрасли доходности позволяет нашей компании успешно и без напряжения обслуживать свой долг. В дальнейшем мы рассчитываем долю задолженности от объема реализации уменьшать. Точные цифры нашей задолженности я называть не могу, потому что это является нашей коммерческой тайной».

Может быть, Игорь Битков попросту не владеет вопросом. Во-первых, сумма задолженности СЗЛК не является и не может являться коммерческой тайной. Облигации СЗЛК находятся в обороте на фондовом рынке, формально их может приобрести любой желающий, а это значит, что информация о задолженности, в том числе и по кредитам, в соответствии с действующим законодательством, должна быть открытой и для общественности, и для СМИ. Кстати говоря, эту информацию без труда можно выяснить, заглянув в отчеты, опубликованные на официальном сайте СЗЛК.

Во-вторых, его заявление по поводу того, что «долю задолженности относительно объема реализации» планируется уменьшать, выглядит несколько анекдотично. А зачем тогда подписывать все новые и новые кредитные соглашения? Предположим, Сбербанк выдаст все 450 миллионов долларов, предусмотренные на модернизацию Немана и Каменногорска. Если исходить из того, что кредит составляет 30 процентов от выручки, то сама эта выручка должна равняться полутора миллиардам долларов в год. Таких оборотов в целлюлозно-бумажной отрасли нет ни у кого в России, да и в мире ими могут похвастаться очень немногие.

Спрашивается, можно ли давать десятки и даже сотни миллионов долларов человеку, который все время говорит диаметрально противоположные вещи об одних и тех же своих действиях даже в течение одного года. Жизнь показывает, что пока можно. Но вот нужно ли, и если нужно, то кому?

В-третьих, как мы уже упоминали в самом начале статьи, СЗЛК все-таки собирается брать 20 миллионов долларов в банке, основным акционером которого является государство. Самое смешное заключается в том, что, получив всю информацию о реальном финансовом положении СЗЛК, соответствующие службы этого кредитного учреждения не додумались ни до чего лучшего, как сделать запрос коллегам-банкирам. Естественно, в ответ пришло письмо, рассказывающее о безупречной кредитной истории заемщика.

А что еще оставалось делать банкирам, за которыми стоят многочисленные коллективы, вкладчики и перспективы служебного роста. Они однозначно не заинтересованы в том, чтобы у СЗЛК именно сейчас закончились деньги - это вызовет грандиозный скандал и похоронит надежды на успешную карьеру сегодняшних чиновников из госбанков - кредиторов Битковых. Поэтому те банки, которым СЗЛК уже сегодня должна сотни миллионов рублей, всегда не моргнув глазом будут отвечать, что у Биткова все нормально.

Другой вопрос - почему сотрудники еще одного уважаемого банка собираются дать СЗЛК еще 20 миллионов долларов. Перефразируя одного из великих французов, можно сказать: «Это хуже, чем преступление. Это - ошибка». А расплачиваться за эту ошибку в случае невозврата кредита придется не только вкладчикам, но и налогоплательщикам - не забудьте, что банк практически на 100 процентов является государственным.

Так что, дорогие товарищи из прокуратуры и милиции, пора внимательнее присмотреться к семье талантливых менеджеров Битковых. Думается, их работа должна находиться под вашим постоянным контролем И кто знает, может быть, даже не вовне пенитенциарной системы, а внутри.