Скандальное дело врача, обвиняемого в оказании помощи лидеру боевиков, рассмотрят заново

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Верховный суд отменил оправдательный приговор по скандально известному делу врача 2-й городской больницы Махачкалы Марата Гунашева. Следствие обвинило его в участии в незаконном вооруженном формировании за оказание помощи тяжело раненному лидеру боевиков. Однако суд первой инстанции счел доводы следствия, в основу которых легли показания трех секретных свидетелей, недостоверными и оправдал врача.

Как сообщается в обвинительном заключении, врачи 2-й городской больницы Махачкалы Марат Гунашев и Шамиль Гасанов взяли на себя устное обязательство оказывать медицинскую помощь членам НВФ. По данным следствия, 6 февраля 2010 года в квартире хирурга Гасанова господин Гунашев помог ему извлечь пулю из предплечья правой руки главаря гимринского "джамаата" Ибрагима Гаджидадаева. Ранение лидер боевиков получил днем ранее во время нападения на начальника УВД Ахмеда Магомедова: боевики расстреляли из автоматов "Волгу", в которой находились высокопоставленный милиционер, его водитель и два охранника. В результате все четверо погибли, но ответным огнем успели ранить одного из нападавших.

В конце ноября 2012 года Марат Гунашев был увезен правоохранителями прямо из операционной, а врач Гасанов в тот же день во время обыска в его квартире был застрелен полицейскими. Правоохранительные структуры республики позднее заявили, что он оказал вооруженное сопротивление. Обвиняемый Гунашев свою причастность к бандподполью и оказание им медпомощи боевикам категорически отрицает. Следствие по делу врача тянулось больше года, причем за это время поменялась формулировка инкриминируемого господину Гунашеву преступления. В декабре 2013 года уголовное дело, возбужденное в отношении врача по ст. 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа), ст. 105 (убийство) и ст. 222 (незаконный оборот оружия) УК РФ, было прекращено за отсутствием состава преступления. Однако следователи возбудили новое дело — по ст. 208 УК (участие в НВФ). Рассматривавшая это дело судья Советского райсуда Патимат Махатилова критически оценила показания трех засекреченных свидетелей, на которые ссылалось следствие. Один из них, скрытый под псевдонимом Захар Прилепин, утверждал, что, оказавшись с обвиняемым Гунашевым в одной камере ИВС, услышал от него признание в помощи боевикам. Врач же настаивал на том, что никаких разговоров с агентом, подосланным оперативниками, у него не было. Суд признал показания агента Прилепина недостоверными. Оперативник под псевдонимом Филипп Филиппов, рассказавший на предварительном следствии о причастности подсудимого к бандформированиям, заявил суду, что не помнит ни своих показаний, ни то, при каких обстоятельствах он общался с господином Гунашевым. Наконец, засекреченный свидетель Стелла (настоящее имя женщины было известно всем участникам процесса) рассказала, что поддерживала с Шамилем Гасановым близкие отношения, однако они испортились после того, как тот решил жениться на сестре Марата Гунашева. Пытаясь расстроить помолвку, Стелла угрожала господину Гунашеву и его сестре сообщить в правоохранительные органы о связях врача с боевиками и в конце концов осуществила это намерение. Суд решил, что ее показания никак не подтверждают версию обвинения об участии господина Гунашева в НВФ.

В то же время суд признал достоверными показания подсудимого. Врач рассказал о том, что следователи, угрожая, вынудили его подписать подготовленные ими показания, обещая предъявить ему обвинение по ст. 316 (укрывательство преступлений), а затем прекратить дело за истечением срока давности. Однако затем нарушили договоренность и инкриминировали ему 317-ю статью. Суд признал вынужденный характер "признаний" обвиняемого Гунашева на предварительном следствии, однако даже эти показания, посчитала судья, не подтверждают версию обвинения об оказании врачом медпомощи Ибрагиму Гаджидадаеву, а собранные по делу доказательства не устанавливают ни события преступления, ни вины подсудимого. Сразу после оглашения оправдательного приговора Марат Гунашев был освобожден из-под стражи. За ним было признано право на реабилитацию и возмещение вреда.

В апелляционном представлении в Верховный суд республики прокуратура настаивала на том, что суд необоснованно не поверил Захару Прилепину (врач, уверены в прокуратуре, "захотел выговориться в разговоре с человеком, который так же, как и он, переносит тяготы следствия"), не исследовал данные ранее показания Филиппа Филиппова и упустил важные детали в показаниях Стеллы. Она якобы слышала разговор, в котором господин Гасанов говорил господину Гунашеву: "Лесных рано или поздно убивают или ранят, поэтому от клиентов у нас отбоя не будет, будем их штопать по-быстрому, пусть обратно в строй идут, а мы купоны будем стричь".

Адвокат Заур Магомедов, в свою очередь, указывал на голословность обвинений, применение незаконных методов следствия и фальсификацию доказательств. Обратил адвокат внимание судей и на личность Стеллы — соседки и бывшей сожительницы убитого. Она сблизилась с Гасановым из-за того, пояснил адвокат, что тот был похож на ее кумира — Михаила Ходорковского, и даже сделала на ягодице татуировку с инициалами МБХ, а фото вывесила на своей странице в "Одноклассниках". "Мы считаем,— заявил адвокат,— что этого свидетеля необходимо подвергнуть судебно-психиатрической экспертизе, прежде чем ее показания могли бы быть положены в основу обвинения".

Коллегия по уголовным делам Верховного суда сочла более вескими доводы прокуратуры. По мнению судей, Патимат Махатилова необоснованно признала недостоверными показания Захара Прилепина и признательные показания Марата Гунашева, данные им на предварительном следствии. Теперь дело вновь будет рассмотрено в райсуде, но уже в ином составе.

Источник

© Коммерсантъ