Скандальное интервью вице-премьера Алешина "Financial times"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Pravda.ru", origindate::24.10.2003, "Харакири по-русски"

Скандальное интервью вице-премьера Алешина "Financial times"

Анатолий Баранов

Converted 15299.jpg

Борис Алешин

История со [page_13874.htm#1 злосчастным интервью Бориса Алешина «Financial times»] уже попала в прессу. Но по-прежнему до конца не понятно: что, кого и почему возмутило.

Главное, конечно, в том, что вице-премьер российского правительства, отвечающий, за административную реформу и промышленность, по настоятельной просьбе шефа московского бюро газеты «Financial times» Эндрю Джека выделил час своего времени, чтобы ответить на целую кучу заранее поставленных ему редакцией вопросов. Естественно, по количеству вопросов можно было предположить, что готовится серьезная журналистская работа.

В итоге появилась заметочка в жанре «Как я посетил зоопарк» или «Мои впечатления от наблюдения за русскими в естественных условиях», содержавшая целых 3 цитаты из вице-премьера объемом в 23 слова! Согласитесь, для того, чтобы написать это школьное сочинение вообще не требовалось ни с кем встречаться.

Кроме того, заголовок и самый первый абзац содержали прямое искажение того, что битый час разъяснял этому Джеку Борис Алешин – оказывается, у нас и плана-то реформы никакого нету, и появится он не раньше февраля 2004 года, потому что в государственном строительстве у нас перерыв на выборы. А то, что комиссия по реформе, общим числом около 1000 человек работает, аж дым столбом, и к февралю должна (по плану, утвержденному правительством) уже завершить анализ всех 5600 функций государства и представить отчет правительству – это он «не понял». Так, по крайней мере, он объяснил мне сегодня по телефону.

Второе, что он «не понял» – это если выдираешь цитату из контекста, то уж выдирай ее, хотя бы не искажая. Речь идет о вопросе про ЮКОС и Ходорковского. Вообще добрая половина материалов из России в этой газете посвящена в последнее время «нефтянке». Понятно – ВР сторговала ТНК, теперь идет торг вокруг ЮКОСа. Но умей хотя бы прикрывать свой «пиковый» интерес. Не подгоняй фразы, сказанные по разным поводам, к судьбе Ходорковского и компании.

Все остальное – вообще приватные рассуждения Эндрю Джека по ходу разглядывания российского вице-премьера. Видимо, в редакции полагают, что это гораздо интереснее для читателей, чем слова одного из руководителей нашего государства. Интересно, позволили бы они себе такое с Диком Чейни?

Занятны и пояснения Джека по поводу того, что их газета-де не практикует интервью в виде вопросов и ответов. Видимо, нас они держат за каких-то зулусов, никогда не державших в руках «Financial times» и не читавших буквально в предыдущем номере пространного интервью Томаса Пикеринга, бывшего посла в России, а теперь вице-президента «Боинга», которое, во-первых, почти на полосу размером, а во-вторых, выдержано именно в классическом стиле «вопрос-ответ».

В общем, черт знает, за кого нас держат эти представители «высшей расы».

И ведь видел же этот Эндрю, что я тоже веду запись беседы на диктофон. То есть, если начнет привирать, то у нас имеются доказательства того, что говорили, а чего нет.

Иное дело, что такого оскорбительного поворота событий я не ожидал. Ну, чтоб вместо часового интервью (все равно, в каком стиле) появилась малюсенькая писулька, да еще с заголовком, прямо противоположным тому, что ему говорили.

Естественно, за такой прокол кто-то должен отвечать. И безразлично, виноват ты лично или «так сложилось». [...]

Вот я и публикую имеющуюся у меня запись беседы Бориса Алешина с Эндрю Джеком (без правок, от стенографистки) - разумеется, подав предварительно прошение об отставке. А читатели, имея перед собой оба текста, смогут сами разобраться, кто прав, а кто виноват, без посредников. Спустя некоторое время появится и перевод на английский, чтобы текст дошел и до тех, кому изначально планировался. Об англо-саксах тоже кто-нибудь должен подумать.

Так что – честь имею.

***

"...Смысл в том, что промышленностью и административной реформой надо заниматься с утра до ночи. По своим задачам эти проблемы стоят рядом.

Сложность заключается, прежде всего, в том, чтобы найти новые резервы в экономике, дать больше инициатив бизнесу, развивать малый и средний бизнес. Эти основные вопросы и рассматриваются мною с утра до позднего вечера.

Вы были назначены. Осталось мало времени до выборов. Как вы считаете, вам достаточно времени? 

Какие-то вещи достаточно просто привести в соответствие со здравым смыслом. Во-вторых, принять целый ряд решений, которые позволят различные сферы развивать более интенсивно. Мы приняли решение по поддержке малого предпринимательства через Российский Банк Развития, у нас складываются отношения с ЕБРР. Мы разрабатываем совместные программы и мне кажется, что это может дать хорошие результаты. В российском бюджете заложен ...............(неразб), это не очень большая сумма, но все-таки, помощь правительства, поддержка машиностроения, высокий уровень добавленной стоимости. Есть понимание, что и как делать.

Что конкретно надо сделать в административной реформе?

Такая работа - это решение задач из области математики. Это оптимизация системы управления по большому количеству параметров. В начале, надо определить все те параметры, по которым в дальнейшем, на следующем этапе будет проводиться оптимизация. Исходя из этих параметров, надо выявить те задачи, которые стоят перед нами, трансформировать их, чтобы они могли решаться более эффективно. Передача части функций в бизнес: тут и развитие общественных институтов, саморегулирование, некоммерческих организаций. Надо закрепить за государством тот объем задач и функций, которые действительно должно осуществлять государство. И желательно ничего не потерять по пути следования. Это такой достаточно укрупненный взгляд.

Задачи в разных сферах регулирования - разные. Перед нами стоят большие задачи, например, реформирование сферы науки. Академия Наук являет собой наглядный пример. С одной стороны, это сложная, никому не понятная структура, с другой – она имеет все зачатки саморегулирования, уже 200 лет. Поэтому государство должно передать какие-то функции туда, в саморегулируемую организацию.

Где-то мы ищем возможность создать вновь, развить эти институты. Очень большой объем работ предстоит сделать с передачей научных результатов их производителям, практически тем, кто их разрабатывает.

Нужен переход к модели, которая принята в Европе и США, до сих пор мы не можем продвинуться в этом направлении. Задача обеспечить минимальную связь фундаментальной науки с производством. Стремление уходить от государственного регулирования в области науки, от государственных научных учреждений к корпоративной науке. Таким образом, мне уже понятно какие действия произвести, что надо вносить в законы, для того, чтобы это сближение обеспечить.

Все развитые страны имеют три ноги, на которых стоят: это налоговая, бюджетная и система федеральных закупок, которая у нас совершенно не развита. Она является огромным потенциалом для развития порядка в осуществлении госмонополиями закупок. Контроль и надзор в сфере обеспечения безопасности граждан, не общественная безопасность, а безопасность, связанная с потреблением товаров, различного рода услуг. Мы предполагаем создать систему аналогичную западной. Думаю, что национальная система по стандартизации и национальная система по аккредитации будет такая же, как и в большинстве стран, будет реализована в форме некоммерческих организаций.

Мы стараемся решить ряд проблем, чтобы состояние нашего бизнеса было адекватно мировому. Чтобы наш бизнесмен жил и работал по таким же правилам, как и любой житель Европы.

Что касается функций, которые передаются в бизнес, это двухступенчатая передача. Сначала надо посмотреть по аналогам, что делает бизнес, что государство. Главный критерий здесь – эффективность. Я связываю большие надежды с передачей потенциала для развития малого и среднего предпринимательства. Если мы определим правила, значит, мы будем развивать инжиниринг и консалтинг, ту сферу, которую мы вообще не развивали.

Все этому уделяют повышенное внимание из-за того, что это касается любого человека. Мы очень жестко критикуем систему допуска бизнеса на рынок – систему лицензирования. В большинстве случаев лицензирование можно заменить аккредитацией, более мягкой формой, мы предполагаем трансформировать всю систему национальной аккредитации.

Какие могут быть результаты? 

Моя задача максимально сосредоточиться на том, чтобы вскрыть весь тот потенциал, которым мы располагаем и обеспечить задачу повышения национального валового продукта и качественное улучшение жизни людей.

Какие сроки? 

Конечный срок у нас стоит в конце 24 февраля, это последнее заседание комиссии по административной реформе, потом будет заседание правительства. Мы должны подготовить все необходимые решения для президента.

Работа организована очень масштабно, работают более тысячи экспертов над изучением задач и функций, большая часть их - это общественность, известные ученые, экономисты, предприниматели.

Многие говорят, как правительство может само себя реформировать? Конечно, если бы в качестве экспертов выступали правительственные чиновники, они бы себя никогда не отреформировали.

Например, одна из рабочих групп, работающая в сфере транспорта и энергетики, которую возглавляет господин Шаронов. Надо распускать эту группу экспертов, потому что чиновники пролезли везде. И группа получилась не дееспособная. Я его попросил собрать новую экспертную группу.

Сейчас все обсуждается открыто, все документы доступны обществу. Чиновники пытаются попасть в эти экспертные группы, но мы принимаем жесткие решения, чтобы не допускать этого.

Я сторонник метода убеждения. У нас есть конкретные цели и мы должны их достигать. Вслед за убеждением и обсуждением наступает пора принятия решения. Я уверен, что вокруг этого будут различные спекуляции, будет много недовольных, обиженных, тех, которые попытаются жаловаться и премьеру, и президенту.

Как можно бороться против коррупции?

Вчера я был в Иваново и решал проблемы российских текстильщиков. Все сетуют на то, что развивается «серый» и «черный» бизнес. Швея из компании покупает себе швейную машину и делает у себя дома подпольное производство, не платит налоги. Весь мир борется с этим злом, опираясь на общественность. У нас нет организации по защите прав потребителей, нет профсоюзов, общественных организаций, которые могли бы государству подсказывать, что происходит, где и в каких точках надо искать. Умелое сочетание действий общественности и правительства может дать положительный результат.

Коррупция появляется там, где чиновник в состоянии злоупотреблять своими функциями. Если у нас 120 видов деятельности лицензируется, а некоторые еще и сертифицируются, аттестовываются - это хорошая почва для коррупции.

Зарплата чиновников тоже большая проблема. Какая сейчас средняя зарплата чиновника? 

Скорее всего около 7 тысяч. Есть случаи, когда главы администрации сами устанавливают себе зарплату 20-25 тысяч рублей. В Советском Союзе было примерно 76-78 федеральных структур, а у нас сейчас 58, при этом существенно сократилось население страны.

Было предложение уменьшить до 25 федеральных структур. Как вы к этому относитесь?

Я думаю, что сейчас нам за этим гнаться не нужно. Не нужно бояться количества, нужно обеспечить иное качество работы. А потом провести оптимизацию.

Если уже будут готовы рекомендации. Как вы думаете, насколько быстро появятся первые серьезные решения?

Решения мы готовим сразу. Уже к 20 ноября для первого блока решений должны быть подготовлены первые нормативные документы. После того как правительство одобрит, мы готовы сразу принимать решения и готовить нормативные документы. Другое дело, что там могут оказаться задачи и функции такого порядка сложности в реализации, что по некоторым позициям мы можем не получить согласия парламента.

Закон о техническом регулировании. Он вызвал противоречия у всех, на начальном этапе вообще не было союзников. Правительство принимало решение с учетом разногласий и выносило на рассмотрение в Думу. Во втором и в третье чтении закон прошел сразу и с очень большим количеством голосов. Время между первым и вторым чтением я использовал для того, чтобы встретиться со всеми. Я проехал по всем общественным организациям по многим регионам. Результат голосования был очень хороший, даже коммунисты, они не проголосовали, но тем самым показали, что они не «за», но и не «против», они симпатизируют. Все было сделано от начала до конца за 1.5 года.

Как можно оптимизировать экономику? 

Я как раз об этом и говорю. Нужно сбросить с себя ненужное и оптимизировать тем самым бизнес. Нужно пересмотреть законы которые тянутся еще с Советского времени. Нужно преобразовать такие сектора как наука, чтобы она максимально имела сближение с промышленностью, государственные закупки. Это должно дать очень большой эффект. Это обеспечит диверсификацию. Помимо того, что мы добывает ресурсы, нам иногда просто не выгодно их перерабатывать при существующих ценах на сырье.

Масштабы перемен в нашей стране никто не может осмыслить. Нет такого консультанта, который может уверенно сказать, что конкретно надо делать в экономике. Я был бы признателен своим коллегам из зарубежных аналитических центров, чтобы, когда они делают выводы, было бы хорошо, если бы они давали еще и пояснения.

Никому не приходит в голову оценивать эти страны по одним и тем же меркам. Не могут быть одинаковые методы оздоровления применены к совершенно разным категориям.

Вы за создание нового государственного промышленного банка? 

Этот спор с Грефом и с Кудриным, нужно ли из российских банков делать агентов. Как можно рассуждать о том, нужен ли Банк Развития Европе или Всемирный Банк? Это вопрос из этой же области. Это инструмент поддержки тому, кто в это нуждается.

Сколько надо денег чтобы помочь реформам?

К сожалению, у нас еще очень плохо поставлена статистика и аналитика. Нельзя заниматься прогнозам, не имея аналитической информации. С 1998 года работает вмененный налог. Есть ли статистика по этому вопросу? Вот что ухудшает общую ситуацию. Это является следствием того, что люди, ответственные за принятие решений в этой сфере, не видят конечных целей.

Скоро будут какие-то продвижения в этой сфере?

Они уже есть. Банк Развития получает гарантии, это уже внесено в бюджет, на сумму 6 миллиардов рублей, это гарантии, которые обеспечены государством. Банк уполномочивается государством осуществлять поддержку малого предпринимательства и всей инфраструктуры государства.

Есть такая философия, что в России будет снижаться зависимость от международных организаций.

Я думаю, что это логично. Необходимо поддерживать развитие банковской системы в стране. Заемы за рубежом надо делать тогда, когда это наиболее выгодно. Правительство должно определять свои приоритеты. Если будет доказано, что выгоднее делать заемы за рубежом – будем, занимать там, если выгоднее делать это на собственном внутреннем рынке, то это будет так.

Мы очень высоко ценим возможности западных финансовых институтов влиять не только на обеспечение стоимости ресурсов, но и на коньюнктуру. Ведь за каждым таким займом стоят услуги, предоставляемые опытным операторам.

Я считаю, если нам удастся сохранить тот уровень образования, который наблюдался в последнее время, то через 5 лет мы будем неузнаваемы. Это базируется на оценки деловой активности. Трудно найти еще одну страну, где бы в сочетании использовались два вида богатств: ресурсы и высочайшая образованность людей. Главное заключается в умении это соединить. Например, кто учил наших людей вести бизнес, кто учил наших людей читать бухгалтерию? Мы даже понятия не имели об этом. Наше дело было производить за деньги, которые выделяются государством. Это же совершенно другая философия, поэтому любому человеку для переосмысления ситуации нужно время.

Вы будете создавать авиакомпании?

Я считаю, мы будем создавать одну авиакомпанию и будем конкурировать на международных рынках. Мы сторонники того, чтобы обязательно присутствовали частные капиталы. Неудачи последних лет, которые преследовали «Юнайтед Технолоджиз» в Перми, мы впервые пробуем на пермских моторах такую систему управления, где государство передает контрольный пакет бизнесу, это пробы пера. Я думаю, что эти решения оправданы, и бизнес будет управлять лучше, чем государство. Мы это можем сделать в два этапа. Создать компании, которые будут принадлежать государству, но управление можно осуществлять через представителей бизнеса. А потом будем продавать. Но так как там есть военный сектор, то надо установить в каких пропорциях это можно будет сделать.

Ваше мнение по делу компании «Юкос».

У меня простой взгляд. Политикой заниматься каждый человек может, правильно, а Ходорковский и его партнеры они очень хорошие предприниматели, но если они занимаются политикой, то должны быть готовы к разного рода невзгодам, проблемам. Они должны обладать умением доказать, что они дееспособны в этой сфере. Некоторые политические решения осуществляются за счет некоторых финансовых ресурсов. Нельзя закидывать шапками и говорить, что мы известные, богатые и сделаем все, займем места в парламенте. Должна быть корректность. А те, у кого нет денег, с ними тоже надо считаться. В этом случае реализуются демократические принципы. Время от времени подобные конфликты возникают с разными структурами. С точки зрения обывателя сказать, кто прав, кто виноват, мы не можем. Плохо то, что политические проблемы так глубоко замешаны с бизнесом, и мы пытаемся их развести, но не факт что именно так складываются обстоятельства.

В России будет еще не одно слияние и «разлияние», есть планирование еще большого количества крупных сделок. Могу сказать одно – приезжайте к нам через пять лет, здесь все изменится. В России будет комфортно и заниматься бизнесом, и просто жить.

В России есть еще проблемы в судебной системе.

Да в судебной системе проблемы есть, и мы их не скрываем. Здесь нельзя говорить в целом, мы пытаемся улучшить систему, лучше рассматривать каждую конкретную ситуацию"...

***

Оригинал этого материала
© "Financial Times", origindate::23.10.2003, Перевод: "Инопресса"

Реформы государственного управления откладываются до 2004 года

Эндрю Джек

Планы российского правительства по масштабной перестройке работы государства - один из самых примечательных блоков программы реформ - вряд ли будут представлены до президентских выборов, заявил вчера высокопоставленный чиновник.

Борис Алешин, заместитель премьер-министра, возглавляющий правительственную рабочую группу по реформе государственного управления, в интервью Financial Times сказал, что свои выводы он, вероятно, представит лишь в феврале 2004 года.

Он также отверг все чересчур радикальные предложения, внесенные в этом году Министерством экономического развития и торговли РФ: ускорить процесс принятия решений и сократить коррупцию, вдвое уменьшив количество правительственных департаментов и комитетов, которых сегодня более 50.

Его заявления указывают на дальнейшее замедление реформ в период избирательных кампаний, связанных с парламентскими выборами в декабре и президентскими - в марте.

Им предшествовали требования о разделе "Газпрома" - газовой монополии, поддерживаемой государством, которые президент Путин отверг на прошлой неделе.

Новый график свидетельствует о том, насколько болезненна административная реформа, которую Путин неоднократно объявлял одним из своих главных приоритетов. Он публично подвергал правительство критике за неспособность провести реформу и требовал перемен уже более двух лет назад.

Назначенный в апреле Алешин, которого прочат на место премьер-министра вместо Михаила Касьянова, поддерживает идею увеличения прозрачности принятия решений в целях обуздания произвола чиновников, и ослабления регулирующих функций государства. Он также отметил важность скоординированных рекомендаций.

Он не говорил о существовании нескольких планов, уже подготовленных правительством, Кремлем и представителями бизнеса и направленных на то, чтобы сделать более гибким процесс найма, увольнения и оплаты труда чиновников.

Правительство уже упростило бюрократические и лицензионные процедуры для компаний, но многие призывают к более радикальной реформе.

На просьбу прокомментировать расследование вокруг "ЮКОС-Сибнефти" Алешин ответил, что не знаком с обстоятельствами дела в деталях, но добавил, что бизнес, начиная заниматься политикой, "должен быть готов к проблемам". Он подчеркнул, что расследования не должны негативно влиять на роль России как "места, где приятно заниматься бизнесом".

[page_13875.htm Наверх]

Другие материалы раздела:

[page_13875.htm Воронка вокруг ЮКОСа]
Скандальное интервью Алешина
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif