Скандальный проект остановлен по финансовым соображениям

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Мусорный завод

Мусороперерабатывающий комплекс в Левашово пока решено не строить. Проект не отвечает действующему законодательству, его реализация нанесет ущерб окружающей среде.

Похоже, что очень веские экологические причины отказаться от его строительства остались вне поля зрения правительства. Это подтверждают и обнародованные условия проведения инвестиционного конкурса на строительство МПК, дающие понять, что экологическое благополучие горожан не особо заботит чиновников.

27 января прошло заседание комиссии по экологии ЗАКС Санкт-Петербурга, главным пунктом в повестке которого стоял вопрос о проекте «Оценки воздействия на окружающую среду намечаемой хозяйственной деятельности» (ОВОС) будущего МПК в пос. Левашово.

На заседании присутствовали вице-губернатор Игорь Албин, председатель Комитета по благоустройству Владимир Рублевский, представители Комитета по природопользованию, Комитета по благоустройству, представители отраслевых предприятий, экологических общественных движений, эксперты и представители СМИ и, наконец, представители заказчика разработки ОВОС ООО «ЛМП» и разработчика ОВОС ООО «Зеленый город».

В начале заседания слово предоставили Роману Голованову, начальнику отдела сопровождения инвестиционных проектов Комитета по инвестициям Правительства Санкт-Петербурга.

Впервые общественность имела возможность узнать подробности инвестиционного конкурса, результатом которого стал скандальный проект.

Согласно представленным данным, количество твердых бытовых отходов, перерабатываемых на предприятии в Левашово, должно быть не менее 350 тыс. тон в год, а глубина переработки – не менее 70%. Срок соглашения – 30 лет.

По условиям конкурса, «Санкт-Петербург предоставляет инвестору земельный участок, а также оказывает разумное содействие при получении необходимых лицензий, разрешений и согласований. Санкт-Петербург гарантирует инвестору минимальный объем ТБО, поставляемых на завод, весом не менее 350 тыс. тонн в год и возмещение расходов на переработку ТБО в указанном объеме, в том числе расходов, связанных с созданием необходимых для переработки объектов, в соответствии с условиями Соглашения. Годовая плата за переработку в соответствии с финансовой модель Проекта.

Обязательства Партнера: Партнер обязуется за свой счет и с привлечением заемных средств создать завод в соответствии со всеми требованиями Соглашения. Партнер обязуется за свой счет осуществлять эксплуатацию завода. Партнер обязуется по окончании срока действия Соглашения передать завод в собственность Санкт-Петербурга».

Мы видим, что чиновники не позаботились при проведении конкурса о том, чтобы были выбраны наименее вредные для окружающей среды и здоровья человека технологии. Специалисты Комитета по инвестициям не конкретизировали понятие «глубокая переработка», что позволило всем участникам конкурса трактовать его с выгодной для них позиции. Само Соглашение, очевидно, является кабальным для города на целых 30 лет и уж никак не позволяет развивать другую систему обращения с отходами, так как все равно придется оплачивать победившей в конкурсе компании сжигание даже недопоставленных 350 тысяч тонн смешанных коммунальных отходов каждый год.

Следующим слово получил Роман Куцепалов, представитель компании «IC-консалт», фирмы-разработчика ОВОС. Он изложил суть технологического процесса на планируемом МПК, используя ту же презентацию, что и на несостоявшихся публичных слушаниях.

Роман Куцепалов подчеркнул, что проектируемый завод являлся одним из элементов комплекса мер, заложенных в Региональной целевой программе по обращению с отходами.

Далее он попытался внушить присутствующим, что проект завода полностью соответствует обновленному закону 89-ФЗ.

«Ст.2 Закона установила следующие направления государственной политики в области обращения с отходами, которые являются приоритетными в следующей последовательности: максимальное использование исходных сырья и материалов; предотвращение образования отходов, сокращение образования отходов и снижение класса опасности отходов в источниках их образования; - эти направления не подпадают под сферу деятельности планируемого предприятия. Остальные три направления (обработка отходов, утилизация отходов, обезвреживание отходов) составляют суть технологического цикла планируемого предприятия, так как все сто процентов поступающих отходов проходят сортировку, из них извлекается товарная масса в виде ценного вторсырья, и производится биотопливо, которое тоже является товаром».

Таким образом, по мнению Куцепалова, неважно, сколько удалось бы извлечь для дальнейшей переработки ценного сырья, главное, что все 100% отходов будут подвергаться сортировке. Также неважно, что произведенное биотопливо, классифицируемое им как «продукция», никто не купит, и оно будет уничтожено на самом предприятии. Никого из присутствующих, людей опытных и грамотных, не ввела в заблуждение такая трактовка законодательства.

Затем слово предоставили Алексею Гурьневу, уполномоченному представителю экспертного сообщества и общественности. В его задачу входило прочитать обобщенное экспертное заключение по проекту ОВОС. Гурьнев был краток, заявил, что никто не будет отрицать необходимость строительства мусороперерабатывающих предприятий в регионе, но данный проект не соответствует действующему федеральному законодательству и не может быть реализован без ущерба для окружающей среды. Он подчеркнул, что экологически активная общественность не только протестует против представленного проекта, но и имеет свое видение, какой должна быть мусороперерабатывающая отрасль региона.

Когда наступило время обсуждений, депутат Марина Шишкина спросила у выступавших:

«В «Новоселках» скопилось около 10 млн тонн мусора. По вашему мнению, строительство завода в состоянии хоть как-то решить проблему на сегодняшний день? Это первый вопрос. И второй: Сейчас тариф на утилизацию в «Новоселках» составляет около 2 тыс. рублей за тонну. Каковы будут тарифы на новом заводе, есть ли договоренности по тарифам, планируете ли вы увеличение тарифов, так как без увеличения завод будет не рентабелен? Хочу, чтобы вы назвали цифры по вашим расчетам».

Куцепалов и Голованов пояснили, что завод не предназначен для переработки ТБО, располагающихся на полигоне «Новоселки», а сам полигон должен закрыться в 2017-18 годах.

Тарифы в настоящее время не включают инвестиционную часть. В проекте предполагается заемное финансирование, и тарифы будут зависеть от графика его выплаты. Поэтому тариф устанавливается как некий средний показатель на весь период и будет составлять 6821 рубль за тонну мусора.

Ни Голованов, ни Куцепалов не смогли четко ответить на вопрос Бориса Вишневского, каковы возможные перспективы в реализации проекта в случае роста курса евро, а также затруднились ответить, какой процент от общей стоимости проекта составляет стоимость очистных сооружений на планируемом предприятии.

Вишневский не остановился на этом:

«В ОВОС указано, что выбросы будут содержать 24 опасных вещества. На постоянной основе будут контролироваться только 8 из них. Известно, что аналогичные заводы выбрасывают сотни опасных загрязняющих веществ. Как это согласуется с той оценкой, которую вы дали в ОВОС, и не приведет ли такая недооценка концентрации опасных веществ к негативному влиянию на окружающую среду и падению стоимости жилья в окрестных районах?»

«Все расчеты делались на основании данных, полученных с уже реализованных проектов в других странах, исходя из их работы, их производительности и мониторинга их выбросов».

Депутата Любовь Седейкиене заинтересовало, на что именно были потрачены 190 млн рублей, указанных на сайте госзаказа как выделенных на полигон «Новоселки».

«Я не знаю насчет достоверности этих данных, можно будет свериться позже. Могу точно сказать, что 85 млн рублей было потрачено на инженерную подготовку площадки в Новоселках в 2012 году. Что касается рекультивации полигона, то да, 24 млн – это стоимость, 10 млн потрачено на изыскания и разработку ОВОС, а в этом году нам предстоит проектирование рекультивации».

Далее тема разговора вновь вернулась к МПК: председатель Комиссии по вопросам экологии и природопользования Санкт-Петербурга Виктор Ложечко стал допытываться у разработчиков ОВОС, какова причина нестыковок по количеству тех или иных веществ на «входе» и «выходе» технологического процесса, а также несоответствия одних и тех же показателей в ОВОС и в Региональной целевой программе. Удовлетворился он невнятным ответом, что для ОВОС разработчики брали показатели не из Региональной программы, а из каких-то иных источников, а по черным и цветным металлам и вовсе «строчки перепутаны».

На вопрос, каким образом чиновники будут стимулировать управляющие компании везти мусор именно на этот завод, если тарифы на нем будут таким высокими, чиновники ответили «Заставим».

Далее было выступление Елены Есиной, Члена Высшего экологического Совета при Комитете экологии Государственной Думы России, Судебного эксперта по экологии, эксперта по экологическим правам Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека. Есина, как экологический юрист, указала на все недостатки проекта, подчеркнула, что от Европы надо брать не худшее, а лучшее, что раздельный сбор и переработка – наилучшие доступные технологии обращения с отходами, и что в России также имеются достойное оборудование и инвесторы для развития мусороперерабатывающей отрасли.

В конце заседания на мониторах у присутствующих появился проект решения комиссии по обсуждаемому вопросу, согласно которому проект ОВОС МПК в Левашово был признан несоответствующим действующему законодательству и негативно влияющим на окружающую среду.

Завершило заседание выступление вице-губернатора Игоря Албина, основная идея которого заключалась в том, что в декабре 2014 года после его доклада губернатору реализация проекта была отложена. Причина: невозможность просчитать финансовую модель.

Резюме

Знакомство с условиями проведения инвестиционного конкурса и условиями Соглашения о государственно-частном партнерстве делает совершенно очевидным то обстоятельство, что забота об охране окружающей среды и здоровье населения не входят в сферу интересов петербургских чиновников. Проводя инвестиционный конкурс, правительство города заранее соглашалось с любыми, даже самыми опасными технологиями, лишь бы инвестор избавил город от мусора. В Соглашении содержится юридически абсолютно неприемлемая формулировка «разумное содействие». До каких пределов «разумности» могли дойти участники соглашения, если бы экологические активисты не начали бить тревогу?

Радует тот факт, что депутаты единогласно проголосовали за признание проекта ОВОС не отвечающим действующему федеральному законодательству и посчитали, что его реализация нанесет ущерб окружающей среде региона.

Внушает надежду на улучшение ситуации рекомендация Правительству города инициировать изменение Региональной целевой программы по обращению с отходами. С таким предложением выступила депутат Марина Шишкина, предложив создать для этого рабочую группу, в которую вошли бы представители исполнительной власти, вице-губернатор Игорь Албиным и депутаты ЗАКС Санкт-Петербурга.

Однако есть и внушительная «ложка дегтя» в этой «бочке меда». Ни единым комментарием представители профильных комитетов не поддержали позицию депутатов. Приостановка реализации проекта – это не полный отказ. Тем более что его мотивируют отсутствием денег.

Сейчас, когда Петербургу выпал шанс не ступить на опасный путь мусоросжигания, самое время разработать новую Региональную целевую программу по обращению с отходами, наладить плодотворное сотрудничество с Ленинградской областью, развивать раздельный сбор и переработку.

Единственный способ добиться полного отказа от сжигания: доказать чиновниками и себе самим, что раздельный сбор возможен и несложен, а вторичная переработка безопасна для окружающей среды и экономически выгодна.

Ссылки

Источник публикации