Скважина Абрамовича

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Продать "Сибнефть" предложил Миллер, договорились быстро, цену назвал Абрамович

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::20.07.2009, Хроники 1999–2009 гг.: Выгодно купить "Сибнефть" у государства Роману Абрамовичу помог Борис Березовский. Продав компанию "Газпрому", Абрамович стал самым богатым россиянином

Скважина Абрамовича

Мария Рожкова, Ирина Резник

Compromat.Ru

Март 2005 г., Лондон, футбольный стадион Stamford Bridge Stadium. Этот матч, в котором играла принадлежащая Роману Абрамовичу команда Chelsea, он смотрел вместе с председателем правления «Газпрома» Алексеем Миллером. Там-то, как рассказали сразу несколько менеджеров «Газпрома», и решилась окончательно судьба «Сибнефти»: Абрамович и Миллер ударили по рукам, скрепив договоренность о том, что «Газпром» купит «Сибнефть». Но оформили сделку только через полгода: 28 сентября «Газпром» подписал соглашение о покупке у Millhouse Capital 72,663% акций «Сибнефти» за $13,091 млрд.

«Абрамович никогда не был эмоционально привязан к “Сибнефти”, эта компания всегда была на продажу», — вспоминает инвестбанкир, представлявший в сделке с «Газпромом» интересы Millhouse. Действительно, по рассказам бывшего сотрудника нефтяной компании, хоть Абрамович часто появлялся в офисе «Сибнефти» и у него там был свой кабинет, он никогда не имел должности в компании и практически не участвовал в управлении ею. Президентом компании стал партнер Абрамовича по бизнесу Евгений Швидлер. В годы приватизации «Сибнефти» фамилия Абрамовича не звучала вообще — покупателем компании считался Борис Березовский. Сам же Абрамович впервые признал, что является совладельцем «Сибнефти», в интервью «Ведомостям» в декабре 1999 г. Тогда он сказал, что «контролирует как минимум половину компании» и занимается ее стратегическим развитием: «Всем, что не касается текущей деятельности, — новыми рынками, регионами, партнерами, с которыми мы строим отношения, компаниями, которые мы покупаем, с которыми объединяемся».

«В 2003 г. после слияния ТНК и британской ВР Абрамович решил сделать нечто подобное, он понимал, что политические риски в стране уже зашкаливают и ему надо спешить, чтобы обезопасить свои вложения», — добавляет инвестбанкир. Но окончательно сбыть с рук «Сибнефть» удалось только со второй попытки.

Приобретатели

А начинал Абрамович свой нефтяной бизнес в конце 1980-х. Компания «Петролтранс», где партнерами Абрамовича стали Швидлер и его однокурсники, занималась поставками нефти на завод и продажей нефтепродуктов. По информации Forbes, одним из поставщиков сырья был «Ноябрьскнефтегаз», а перерабатывалась нефть на Ухтинском НПЗ в Республике Коми и на Омском НПЗ.

К тому, чтобы заполучить собственную крупную нефтяную компанию, Абрамовича привел Березовский, знакомство и будущее партнерство с которым стало для Абрамовича судьбоносным. Именно Березовский пролоббировал в 1995 г. создание «Сибнефти», в которую были переданы контрольные пакеты «Ноябрьскнефтегаза», Омского НПЗ, «Омскнефтепродукта», «Ноябрьскнефтегазгеофизики». С подачи того же Березовского, имевшего большое влияние в политике, 51% акций «Сибнефти» в конце года был выставлен на залоговый аукцион и достался ЗАО «Нефтяная финансовая компания». В 1997 г. компания, контролируемая Абрамовичем и Березовским, стала владельцем контрольного пакета «Сибнефти». К тому времени их структуры скупили остававшиеся в госсобственности акции компании (см. справку) и в итоге стали владельцами более 90% акций «Сибнефти». В 2001 г. Абрамович выкупил долю Березовского (43% акций).

Обладатели

У новых владельцев «Сибнефти» было несколько задач: компания должна наращивать добычу, приобретать новые активы, а главное — увеличивать акционерную стоимость, рассказывает бывший сотрудник «Сибнефти». В РТС торговля акциями «Сибнефти» началась с 1997 г., а в 1999 г. компания выпустила ADR первого уровня, которые торговались на внебиржевом рынке США, на Франкфуртской и Берлинской фондовых биржах. Компания стала публиковать отчетность по US GAAP, сделала международный аудит запасов.

Цены на нефть росли, постоянно увеличивалась и капитализация компании (см. врез), а вот добыча падала: с 1995 по 1999 г. годовой объем снизился на 13,5%. Уже на следующий год компания объявила новую широкомасштабную программу развития месторождений в Западной Сибири, заключила соглашение с международной сервисной компанией Schlumberger и активно начала использовать новые технологии — гидроразрывы пласта и бурение горизонтальных скважин. В 2000 г. началась активная разработка Сугмутского месторождения с извлекаемыми запасами около 150 млн т. И к моменту продажи «Сибнефть» рекордно нарастила добычу: в 2004 г. было получено 34 млн т.

Но технологии повышения нефтеотдачи давали краткосрочный эффект, а активно разрабатываемые крупные месторождения переходили в стадию падающей добычи. С покупкой же новых запасов дела обстояли плохо. Крупные месторождения Вал Гамбурцева (в 2001 г.) и Талаканское (в 2003 г.) «Сибнефть» проиграла конкурентам. «Компания постоянно мониторила рынок запасов, смотрела на готовые активы, даже на «Роснефть», — рассказывает бывший сотрудник «Сибнефти». Но в итоге компании досталось 74,95% акций «Славнефти». Правда, на нее положила глаз и ТНК, скупив акции ее «дочек», и «Сибнефти» пришлось вступить с конкурентами в альянс. Не сумев «распилить» активы компании, «Сибнефть» и ТНК научились бесконфликтно делить ее прибыль и финансовые потоки. В итоге вместе с «Сибнефтью» Абрамович продал и 50% акций «Славнефти», и 38% акций Московского НПЗ. Этот пакет «Сибнефть» купила в 2001 г. в надежде получить доступ к управлению заводом, но против выступало правительство Москвы, у которого уже был партнер в этом бизнесе. Одержать победу над столичным мэром Абрамович не смог.

Оптимизаторы

«Сибнефть» умела добывать для акционеров не только нефть, но и живые деньги. С 2000 по 2005 г. она выплатила Абрамовичу и его партнерам 133,2 млрд руб. дивидендов. При этом компания умело экономила на налогах: ее эффективная ставка налога на прибыль долгое время была одной из самых низких в отрасли. Например, в 2003 г., по данным GAAP «Сибнефти», она составила всего 7% при официальной ставке налога 35%. Еще в 2001 г. Счетная палата в своем отчете описала схемы, позволившие компании недоплатить в бюджет 10 млрд руб. Например, «Сибнефть-Ноябрьскнефтегаз» продавал всю свою нефть (98,4% добычи холдинга в 2001 г.) чукотским и калмыцким фирмам-трейдерам, которые тут же перепродавали сырье самой «Сибнефти» в 2-3 раза дороже. Прибыль от этих операций облагалась в 2001 г. налогом по ставке 5,5%. Трейдеры полностью освобождались от региональной и местной частей налога на прибыль, на которые приходилось 24% из ставки в 35%. А чтобы уменьшить подлежащие уплате 11% еще в 2 раза, трейдеры использовали труд инвалидов. Из семи штатных сотрудников фирмы ООО «Оливеста», которая в 2001 г. перепродала 4,47 млн т нефти «Сибнефти», шестеро имели инвалидность. В феврале 2004 г., в разгар дела ЮКОСа, Министерство по налогам и сборам выставило «Сибнефти» налоговые претензии за 2000-2001 гг. на $1 млрд. Но компания отделалась легким испугом, выплатив в бюджет, по данным близких к «Сибнефти» источников, $300 млн.

Продавцы

По словам инвестбанкира, представлявшего в сделке с «Газпромом» интересы Millhouse, в 2003 г. президент «Сибнефти» Швидлер предложил основному владельцу ЮКОСа Михаилу Ходорковскому повторить сделку по слиянию, сорвавшуюся в 1998 г. Как вспоминал один из организаторов сделки, у компаний осталась «джентльменская договоренность» вернуться к теме слияния, если у одной из сторон появится реальный покупатель. По его словам, именно поэтому зимой 2003 г. Абрамович сообщил Ходорковскому, что купить «Сибнефть» хочет французская TotalFinaElf. «Фактически по цене я не торговался. Они честно сказали, сколько им предлагают за компанию, и я ответил, что меня это устраивает», — рассказал в интервью «Ведомостям» Ходорковский.

Стороны договорились о сделке весной 2003 г., к октябрю того же года компания Ходорковского получила 92% акций «Сибнефти». За них ЮКОС отдал Millhouse Capital, представлявшей интересы Абрамовича и его партнеров, $3 млрд и 26,01% собственных акций. Но вскоре сам Ходорковский был арестован, и его новоявленные партнеры решили развернуть сделку. После длительных судебных разбирательств в октябре 2004 г. Millhouse вернула себе 57,5% акций «Сибнефти», а в июле 2005 г. — еще 14,5%. Все эти акции спустя несколько месяцев Абрамович и продал «Газпрому».

«Газпром» к этому времени твердо решил заняться нефтяным бизнесом. В ноябре 2004 г. Deutsche Bank направил в «Газпром» сенсационное письмо. Он рекомендовал монополии подумать о покупке не только 76,8% акций «Юганскнефтегаза», но и акций «Сибнефти», «Зарубежнефти» и «Сургутнефтегаза». «Миллер предложил банку разработать стратегию новых приобретений для компании, — объяснял позже в интервью “Ведомостям” бывший глава инвестбанка по России и СНГ Ник Йордан. — “Газпром” хотел быть лидером в трех отраслях: газовой, нефтяной и энергетической. Мы вообще смотрели на все, что тогда можно было купить, в том числе на активы на Западе». По словам Йордана, западные нефтяные покупки обошлись бы «Газпрому» намного дороже, чем российские. Но ни «Юганскнефтегаз», ни «Роснефть» «Газпром» не смог приобрести, напоминает банкир, оставалась готовая к продаже «Сибнефть». «Сама по себе “Сибнефть” — слишком маленькая [нефтяная компания], чтобы быть серьезным игроком на нефтяном рынке, и она должна была либо консолидироваться, либо продаваться», — вспоминает Йордан.

Прощай, «Сибнефть»!

Предприниматель, знакомый с Абрамовичем, рассказывает, что продать «Сибнефть» Абрамовичу предложил Миллер: «Договорились быстро. Миллер спросил: за сколько ты готов продать компанию? Тот, подумав, назвал сумму, она устроила «Газпром». После этого, осенью 2004 г., Абрамович встретился с президентом Владимиром Путиным, рассказал о своих планах и получил одобрение.

Сделку от Millhouse вел глава этой компании Давид Давидович, а со стороны «Газпрома» — главный юрист компании Константин Чуйченко, рассказывает один из бывших менеджеров монополии. Знакомый Абрамовича говорит, что трудности вызвало только оформление этой большой сделки. У Millhouse было 72% «Сибнефти», а концерну было необходимо не менее 75%. Сделка состоялась лишь после того, как в августе 2005 г. UFG скупила для «Газпрома» 3% акций «Сибнефти» на рынке. «На переговорах по сделке зампред правления “Газпрома” Александр Рязанов был единственный, кто задавал вопросы по покупке, причем неприятные вопросы: о целесообразности сделки, о том, не завышена ли цена», — вспоминает инвестбанкир, участвовавший в сделке между «Сибнефтью» и «Газпромом». Самым убежденным противником сделки был Герман Греф, входивший в совет директоров «Газпрома», рассказывают инвестбанкир и один из менеджеров «Газпрома». Каждое заседание в Минэкономразвития, посвященное подготовке к сделке, начиналось с крика Грефа, вспоминает один из его участников. Тот был уверен, что «Газпром» переплачивает. «Греф никак не мог понять, почему должна выплачиваться премия за политический риск и, главное, почему у Абрамовича она выше, чем у Михаила Фридмана [при слиянии ТНК и ВР]», — вспоминает один из участников этих совещаний. Но в конце концов и Греф сдался.

А Абрамович в 2006 г. стал самым богатым россиянином по версии Forbes. В том же году он выложил $3 млрд за 41% акций Evraz Group. «Конечно, из-за кризиса акции Evraz сильно подешевели, но Абрамович поступил мудро: он “откэшился” задолго до кризиса, инвестировав средства в разнообразные проекты. Сейчас он в основном живет за границей, бизнесом в текущем режиме занимаются его менеджеры, а он большей частью наслаждается жизнью», — рассказывает знакомый Абрамовича.

В подготовке статьи участвовала Оксана Шевелькова

***
Compromat.Ru