Скрипка и немножко мокро

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Как протекает распил бюджетных средств в старейшей консерватории России

1297064004-0.jpg Петербургская консерватория им. Н.А. Римского-Корсакова только за последние месяцы получила из федерального бюджета не менее 70 млн. руб. на разные ремонтные работы. Однако в декабре прошлого года ректор вуза Сергей Стадлер пожаловался в прокуратуру: «Деньги потрачены, а работы не сделаны или сделаны плохо, не все и не в том объеме». «Между тем средств на ремонт катастрофически не хватает» — эту мольбу Стадлер на днях адресовал в Правительство РФ. Ректора поддержала губернатор Петербурга, напрямую обратившаяся к премьер-министру. Не заикнувшись о судьбе уже израсходованных сумм, 1 февраля Валентина Матвиенко попросила Владимира Путина дать еще 3,5 млрд руб. — на то, чтобы, наконец, привести в порядок здание консерватории, которая в 2012 году отметит 150-летие.

Правительство промолчало. Путин ответить не успел, поскольку 3 февраля возмутилась прокуратура: на основании выявленных в учебном заведении финансовых злоупотреблений уже расследуется уголовное дело по факту «мошенничества в особо крупном размере». Сейчас решается вопрос о возбуждении второго. И это — не предел. Следователям еще долго предстоит считать и пересчитывать, как тратились казенные деньги в вузе, возглавляемом талантливым дирижером…

Подводный мир

Скандал разразился в петербургской консерватории — старейшей в России — на прошлой неделе. Историческое здание 1896 года постройки на Театральной площади залило талыми водами с крыши.

— Капитально протекла кровля, хотя на ее ремонт минувшим летом истратили 7 млн рублей, — сокрушался в разговоре с «Новой» и.о. начальника управления эксплуатации петербургской консерватории Вадим Коноплев. — Водой насквозь пробиты два верхних этажа из трех-четырех (здание разной этажности. — Н. П.).

Пока даже предварительный ущерб от протечки не подсчитан. В учебном заведении скорбно кивают головами: «Потянет миллионов на десять». Профессионалы с сомнением пожимают плечами: по их оценкам, на десятки миллионов. Но хуже другое. Если не уничтожено, то как минимум серьезно пострадало культурное достояние национального значения. Простите за пафос — то, что неплохо было бы сберечь для потомков.

Масштаб катастрофы грандиозен. Затоплены несколько залов, около 40 аудиторий, читальный зал и библиотека, где — в метре от мокрых стен — хранятся уникальные собрания сочинений Бородина, Дунаевского, Римского-Корсакова, рукописные нотные тетради Мусоргского и Глинки, дипломные работы Чайковского, Прокофьева, Шостаковича…

— Нас затопило так сильно, что обвалилась штукатурка и образовалась дыра в потолке, — рассказывает директор библиотеки Елена Некрасова. — Пострадали более восьмидесяти книг девятнадцатого века, на них попала ржавая вода, образовалась плесень…

В театре оперы и балета при консерватории намок плафон. Почти как в аквариуме сидит в своем кабинете главный художник. В зале между ведрами, куда сверху стекает вода, идут репетиции балетной труппы. Девушки оттачивают движения под звон капели. Привыкли. Танцуют, не обращая внимания на рабочих, выносящих ведра. Всюду на потолках — ржавые пятна, на стенах — грибок, влажность выше нормы. Дышать и заниматься в этой атмосфере балеринам вредно, хористам для голосовых связок — опасно.

— Врачи говорят: в таких сырых помещениях нельзя находиться дольше часа. Нас гонят с работы. Только как же мы уйдем? — спрашивают педагоги и студенты вуза, подыскивая сухое место и перекладывая вещи, книги и ноты, накрывая полиэтиленовой пленкой музыкальные инструменты.

Спрятан под ней и уникальный орган — гордость консерватории. Сдвинуть его с места нереально. А органный класс расположен прямо под чердаком. Сейчас закрыт: учиться тут невозможно — из-за сырости отключено электричество, подающее воздух в трубы.

— Инструмент стоит и медленно погибает, дерево разбухает, начинает заедать все механизмы. Он выходит из строя, — переживает доцент кафедры органа петербургской консерватории Даниэль Зарецкий.

Очевидно невероятное

Катастрофа произошла не в одночасье.

Первые протечки в консерватории, по словам ее руководителей, появились еще три месяца назад, в ноябре, после первых снегопадов, а вслед за ними — оттепели. Уже не секрет, что в этом году Петербург переживает не зиму, а стихийное бедствие. В похожем состоянии — тысячи городских крыш. Только далеко не на каждую из них накануне потратили 7 млн. А именно эту сумму в августе 2010-го вуз заплатил ООО «ОлимпСтрой» (петербургская фирма, не путать с сочинским застройщиком. — Н. П.) за аварийный ремонт кровли.

Когда с потолка потекло, ректор Сергей Стадлер затеял служебное расследование: хорошо ли отремонтировали крышу? Оно продолжалось с 13 по 18 ноября и дало шокирующие результаты.

— Специалисты, которых я пригласил (из районного жилищного агентства. — Н. П.), — говорит Стадлер, — провели экспертизу и выяснили, что из заплаченных «ОлимпСтрою» 7 млн руб. реально сделано работ лишь на 300 тысяч.

«По смете сменено 4964 кв. м кровли, а на деле — менее одной десятой части — 480 кв. м, — гласит заключение районного жилагентства. — Подрядчик заменил меньше водосточных труб, чем обязался, 50 кв. м обрешетки кровли вместо 200 кв. м по смете, не провел огнезащиту на площади 3150 кв. м».

Однако шок от выводов экспертов испытал и генеральный директор ООО «ОлимпСтрой» Ярослав Савин:

— Любой строитель или человек, который хоть что-то понимает в строительстве, подтвердит, что теоретически невозможно закрыть работы на 7 млн, выполнив их всего на 300 тысяч, — это бред.

— Работы в рамках договора я выполнил полностью, — настаивает Савин, — даже больше: еще поставил металлические ограждения, установил молниезащиту, оштукатурил столбы — что не входило в договор. Меня обвиняют: не поменял трубы — но они заменены. Не переложил листы — они новые. Не выкрасил крышу — она вся белая, а была серая. И это видно. Я в глупой ситуации: мне приходится оправдываться, а в чем? Я жду прокуратуру. Пускай назначат экспертизу. Проверят. То, что говорит Стадлер, — на его совести.

Всех — вон!

— Ответственного за работы по ремонту кровли — проректора по экономике и финансам Сергея Смолянинова — по итогам разбирательства я уволил, — подводит черту ректор петербургской консерватории Сергей Стадлер.

Сам Смолянинов обвинения в свой адрес не может связать с датами и фактами:

— Проверка завершилась 18 ноября, а меня уволили 11 октября 2010 года. Сейчас по суду я восстанавливаюсь в должности, поскольку мое увольнение незаконно и абсурдно: мне вменили в вину ненадлежащее хранение декораций, к которым я вообще отношения не имел. Театр не подчиняется проректору по экономике и финансам. Кроме того, в акте приемки работ, выполненных ООО «ОлимпСтрой», моей подписи нет. Поскольку 22 июля 2010 года в присутствии высокопоставленных чиновников Министерства культуры ректор лишил меня права подписывать документы и решать денежные вопросы. С того момента он сам распоряжался деньгами и визировал все бумаги. Акт о приемке крыши подписан 13 августа Стадлером, как и смета.

Такой нюанс: скрипач и дирижер Стадлер и банкир Смолянинов пришли в консерваторию в июне 2008 года не только одновременно, но и вместе — как команда. По их откровениям того периода, один — «дирижировать», второй — «руководить». Но, видимо, просто дирижировать Стадлеру надоело.

Сегодня ректор спорит, что автограф на документах не его, и требует провести почерковедческую экспертизу. Еще он сетует, что бумаги на подпись ему «подсунули» сотрудники консерватории — начальник управления эксплуатации Евгений Падерин и начальник управления капитального строительства Екатерина Товстенко, которые будут уволены сразу после выхода с больничного. Падерин и Товстенко после разбора полетов и впрямь «заболели» и теперь заодно с бывшим проректором раскрывают неприглядные подробности консерваторской деловой кухни.

Чистить не пробовали?

— Если, купив новый автомобиль, в него не залить масло, он не поедет, — объясняет Смолянинов. — Кровля консерватории в нормальном состоянии, но ее нужно обслуживать. Есть желоба водоотвода, где нельзя давать накапливаться снегу. Если не чистить их своевременно и постоянно, то потом выведи на крышу хоть всех сотрудников — ничего не исправишь. А, по моим данным, Стадлер лишь в конце декабря договорился об уборке кровли. И еще месяц туда никто не поднимался. На все претензии я могу ответить: чистить крышу не пробовали?

— Еще в октябре я предлагал руководству консерватории: давайте буду чистить вашу крышу, — рассказывает генеральный директор ООО «ОлимпСтрой» Ярослав Савин. — Потом разберемся, сколько это стоит. Со следующего года заключим контракт. Иначе наймете кого-нибудь, они пробьют ломами кровлю, а мне ее бесплатно чинить, потому что срок гарантийного обслуживания — три года. Но меня выставили за дверь…

— 28 декабря 2010 года Сергей Стадлер без конкурса, нарушив 94-й ФЗ, заключил контракт на 499,7 тыс. руб. с ООО «РосГру» о разовом сбросе снега, — рассказал «Новой» Евгений Падерин. — Причем сами работы оценили в 250 тыс. руб., в 150 тыс. руб. — накладные расходы, в 100 тыс. руб. — сметную прибыль. 30 декабря ректор подписал акт выполненных работ, и в тот же день они были полностью оплачены.

Опрошенные сотрудники консерватории не разглядели в два предновогодних дня ни одной живой души на крыше. Но это немудрено: работающих с такой скоростью мастеров (общая площадь кровли — 7100 кв. м) непросто заметить.

Еще 450 тыс. руб. в тех же числах декабря ректор заплатил ООО «Любимый город» за вывоз снега. Эту сверхоперативную фирму он тоже выбрал без конкурса.

В январе, когда крыша нещадно текла, рабочих на ней не видели.

Впрочем, с тем, что почти весь первый месяц года очистка кровли не велась, администрация вуза не спорит. Новый договор с тем же ООО «РосГру» на 374 тыс. руб. подписали 24 января.

— С тех пор уже две недели люди не слазят с крыши, — уверяет «Новую» Вадим Коноплев.

Падерин, которого Коноплев замещал на время больничного, возражает:

– За полмиллиона бригада два месяца будет содержать нашу кровлю в идеальном виде, дважды в день подметая. А Стадлер почти миллион отдал, но крыша течет…

Скандальная ситуация в петербургской консерватории насторожила прокуратуру, которая 3 февраля направила в Следственный комитет материалы для возбуждения уголовного дела по признакам мошенничества в особо крупном размере. Кто, что, где, когда и как чинил и чистил — доискиваться придется следователям. Но все равно уже ничто не поможет ни рукописям Глинки, ни диплому Шостаковича.

Проблем выше крыши

История с крышей — своего рода дежавю для надзорных органов.

20 декабря 2010 года Следственный комитет, вскрыв финансовые махинации в консерватории, возбудил первое уголовное дело по той же статье — «Мошенничество в особо крупном размере». Расследуемое преступление еще наглее: те же 7 млн. руб. руководство учебного заведения отдало за работы, вести которые вообще никто не собирался.

Контракт на комплексные программы и технические средства для автоматизации вуза заключили origindate::11.12.2009. Деньги на счет коммерческой фирмы ООО «ТелеЛифт» перевели origindate::24.12.2009. Подмахнули акт выполненных работ. Причем тогда права подписи еще не был лишен проректор Смолянинов. А вот самих программ («Музыкальная школа», «Музыкальное общежитие», автоматизированная транспортная система для учебной библиотеки и для автоматической доставки документов из книгохранилища) в консерватории так и не дождались, и, наверное, уже не дождутся. Следствие выяснило, что ООО «ТелеЛифт» было зарегистрировано на подставное лицо летом 2009 года (за полгода до заключения контракта) в Красногорском районе Подмосковья по тому же юридическому адресу, как и еще около двухсот организаций.

Затем стали всплывать и другие нарушения в расходовании учреждением культуры бюджетных средств. Неплановые новости преподнесла плановая ревизия Росфиннадзора: контролирующие органы недосчитались почти 13 млн. руб., согласно бумагам, выложенных за проектные и ремонтные работы компаниям «БалтСтрой», «Стройкомплект», «Спецпроектреставрация».

Под самый Новый год Сергей Стадлер в письме прокурору Петербурга Сергею Зайцеву выразил «обеспокоенность» финансовыми нареканиями к консерватории. Помимо известных фактов ректор упомянул еще несколько: «Ремонт моего кабинета на сумму 7,1 млн руб. выполнен некачественно, работы нанесли непоправимый ущерб памятнику архитектуры… Заключен госконтракт на создание в вузе автоматизированной информационной системы на сумму 43,9 млн руб., плоды которого отсутствуют…»

— Ректор подкинул дел, — вздыхают следователи, отмечая, что череда вскрывшихся преступных эпизодов в консерватории не окончена.

— Пока подозреваемые в преступлениях не установлены, — сообщил «Новой» следователь Кирилл Большаков, — не исключено, что их окажется несколько.

Помогите украсть

В 2012 году петербургской государственной консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова исполнится 150 лет. По-моему, это грустный юбилей. Мало того что здания вуза (всего их пять и три из них — уникальные памятники архитектуры) никогда со времен основания не видели капитального ремонта и при таком распоряжении деньгами едва ли увидят. Мало того что все постройки пострадали в войну и блокаду, от чего не оправились до сих пор. Так теперь еще главному зданию довелось пережить потоп, последствия которого будут аукаться долго.

1 февраля Валентина Матвиенко напрямую обратилась к Владимиру Путину: «Крайне нужны 3,5 млрд руб. для капитального ремонта в учебном заведении к его 150-летию». Г-жа губернатор объяснила: «Состояние материально-технической базы требует значительных капитальных вложений». Подчеркнула: «Коллегия Министерства культуры подтвердила необходимость срочного проведения работ по реставрации и реконструкции зданий».

Состояние консерватории удручающее. Не спорю. Но для начала предлагаю решить несложное математическое уравнение (это под силу даже музыканту): если из выделенных государством 7 млн/ руб. исчезает ровно 7, то сколько исчезнет из 3,5 млрд?

СправкаСанкт-Петербургская государственная консерватория им. Н.А. Римского-Корсакова была открыта как высшее музыкальное учебное заведение в 1862 году. Первым ее выпускником стал П.И. Чайковский, окончивший консерваторию в 1865 году с большой серебряной медалью. В числе знаменитых выпускников: Д.Д. Шостакович, И.М. Шиллингер, С.М. Слонимский, С.С. Прокофьев, Галь Раше, Яков Хейфец, Е.В. Образцова и др.

Здание, в котором сейчас находится консерватория, воздвигнуто в 1896 году (архитектор Владимир Николя) на месте здания Большого (Каменного) театра. Фундаменты и стены последнего были сохранены и включены в новое здание, которое сегодня является федеральным памятником архитектуры. В 1912 году по проекту архитектора Т.Я. Бардта произведена перестройка Большого зала и расширение здания.

Сергей Стадлер — скрипач, дирижер, народный артист России. Родился 20 мая 1962 года в Ленинграде в семье музыкантов. Ректор Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова с origindate::25.06.2008 года. Из-за массовых нарушений, выявленных в финансовой деятельности консерватории, в октябре 2010 года получил предупреждение Росфиннадзора.

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::07.02.11