Скромное обаяние профсоюзов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Скромное обаяние профсоюзов Всероссийскую акцию протеста выручили троцкисты и коммунисты

"Контакты народа со свободными профсоюзами тщательно дозируются. Вчера в ногах у чугунных революционеров на станции метро «Улица 1905 года» под красными знаменами собрались протестанты, числом около 200 человек. Организаторами действа, среди прочих, стали Всероссийская конфедерация труда и Федерация профсоюзов России – не входящие в шмаковскую ФНПР организации. Особого протеста не получилось: участников собралось немногим больше, чем дружинников, милиционеров и журналистов. Граждане проявили странное равнодушие к защите их исконных прав. А может, защита такого рода просто требует от организаторов большего профессионализма. Таким образом защитники интересов трудящихся отметили календарный праздник – День единых действий. Контингент собрался двухслойный, не смешивающийся, похожий на коктейль «Кровавая Мэри», что из водки с томатным соком. Пожилые коммунисты пришли сюда по разнарядке райкомов, мобилизовавших пенсионеров. Эти люди четко представляли цель прихода и готовы были часами рассказывать о трагическом несовпадении пособий и цен. Но настроены были мирно – сказали корреспонденту «НГ», это от безнадеги: не верили, что положение изменится, и объяснили, что пришли больше из соображений партийной дисциплины. Стариков совершенно затмили младокоммунисты и троцкисты всех разновидностей. Это они крепко сжимали в руках древки красных флагов и того же колера плакаты, призывавшие вступиться за права рабочих. Правда, настоящих рабочих среди них оказалось мало: корреспондент «НГ» наткнулась на одного трудящегося после нескольких безуспешных попыток опросить манифестантов. Артур уверенно удерживал стяг с надписью «Революционная рабочая партия». Выяснилось, что он готов биться за лучшую жизнь в гражданской войне: «Как это было в 1918 году... по-моему...» – не слишком уверенно добавил он. Не дожидаясь раздела буржуазного имущества, Артур ремонтирует чужие квартиры – частным образом. Противоречий с собственными лозунгами не видит: в его представлении светлое будущее не заставит его больше трудиться на эксплуататоров. Вскоре выяснилось, что сторонниками социальных катаклизмов являются все присутствующие на митинге молодые люди. Некоторые из них заранее обзавелись бородками-эспаньолками и были поразительно похожи друг на друга, а также на исходный образец – молодого Льва Троцкого, только в их исполнении – невысокого и субтильного. Массовая акция получилась не слишком массовой. Дружинников, милиционеров и журналистов оказалось едва ли не больше, чем участников. Получасовая задержка с выступлениями тоже говорила о невысоком уровне организации. Корреспондент «НГ» попыталась выяснить: почему так мало людей пришли на митинг? «Недавно же выборы были, люди устали... – охотно пояснили пожилые коммунистки. – Ну и потом – каждый начальник своих готовит по районам, а единства действий нет...» Говорили больше об абстрактном и высоком, главным образом – о социальной справедливости. Корреспондент поинтересовалась у вице-президента ВКТ Василия Мохова: почему не было на плакатах типично профсоюзных требований? «Они есть – в резолюции. Зарплату мы требуем повысить втрое, пенсию – вдвое...» Мохов почему-то упорно пытался дистанцироваться от московского мероприятия: Всероссийская конфедерация труда, пояснил он, была всего лишь одним из 15 организаторов, а заявку подавали вообще от имени «трех физических лиц». Называть их вице-президент не стал. Профсоюзной акцию можно было назвать с большой долей условности. Если бы не разъяснения организаторов акции, ее передового характера нельзя было бы распознать вообще. Более того: не очень ясно, зачем все это было нужно ВКТ и ее соратникам, если в результате их участие оказалось столь скромным. Всероссийская профсоюзная акция, по словам Мохова, проходила еще в 3 городах: Петербурге, Тольятти, Новосибирске. Днем стало известно: на акцию профсоюзов в Петербурге около памятника Грибоедову собралось около 100 человек, которых охраняли два десятка милиционеров. Среди них были работники Ленинградского металлического завода, завода «Форд» во Всеволожске, железнодорожники и представители профсоюзов сферы образования и науки. Здесь, в Питере, профсоюзный привкус акции ощущался сильнее, чем в Москве. Оно и понятно: рядом – Всеволжск, где одержана была ВКТ недавно славная победа – зарплату рабочим после забастовки повысили на 20%. Однако и в Северной столице сотня демонстрантов – жалкое зрелище. Похоже, профсоюзные лидеры очень опасаются испортить отношения с властями. В тени Шмакова они готовы лишь «точечно» демонстрировать свое несогласие с политикой правительства. Любая публичная акция кажется им запредельно смелой: передоверив агитацию партийцам, профбоссы сознательно дистанцируются от происходящего. Однако такая позиция чревата выбыванием из игры. Если, конечно, игроки рассчитывают на победу. Прошедшая в Москве профсоюзная акция высветила проблему отсутствия в стране солидарности, как ценности. Это ярко характеризует фазу развития гражданского общества в России как предельно низкую. И дело даже не в рабочей солидарности, как таковой, и не в малочисленности самих профсоюзных акций. А в том, что граждане не верят в способность коллективом решать насущные проблемы каждого. Договор с работодателем, начальником кажется им более рациональным способом достижения своих целей. Вчерашняя акция показала, что и профсоюзы не спешат уверить их в обратном. Комфорт профсоюзного благополучия заключается в бесконфликтности отношений с властью. По крайней мере – здесь и сейчас."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации