Скуратов и Хапсироков

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Скуратов и Хапсироков

Как они подбирались к генпрокурору. Что предшествовало появлению видеокассеты

Converted 29555.gif  

Репутацию нельзя конвертировать в деньги. Она исчезает.

Деньги можно конвертировать в репутацию. Ненадолго.

Окружение генпрокурора пыталось заработать свою репутацию в его глазах деньгами. Грязными деньгами.

Мы уже писали о жутковатой роли в истории российской прокуратуры завхоза (управделами) Генпрокуратуры Назира Хапсирокова.

Мы уже писали: он (или, как сейчас стало принято говорить, «человек, похожий на Хапсирокова») любит приватизировать генпрокуроров, приобретать их контрольные и блокирующие «пакеты» для своего бизнеса. Особого бизнеса, не имеющего аналогов в современной истории. Ниже мы дадим ему определение.

Хапсироков «дал покататься» (это из его показаний!) свой красивый «Мерседес» бывшему прокурору Ильюшенко. Ильюшенко прокатился до «Матросской тишины».

Хапсироков «решает вопросы» с региональными прокуратурами, выделяя (или не выделяя) деньги на зарплату и ремонт. В Санкт-Петербурге, Карачаево-Черкесии, на Ставрополье прокуроры убеждались, что они не «государевы» люди, а завхозовы.

Со Скуратовым Хапсирокову оказалось сложнее.
Он приобретал этого осторожного человека частями. «Дать покататься» на «Мерседесе» здесь не проходило — не тот масштаб.

Завхоз объявил об улучшении бытовых условий руководства Генпрокуратуры. Почти всего руководства. Программа такая. Связать облицовочной плиткой, каминами и дубовым паркетом — как кровью. Срастись квадратными метрами. Стать незримым жильцом у прокуроров, которые должны помнить о нем, щелкая выключателем, прикасаясь к обоям, шаркая по отшлифованному камню в прихожей.

Вот некоторые цифры. Так Хапсироков вербовал генпрокурора.

Покупка квартиры генерального — 2 205 456 руб. (приблизительно 360 тысяч долларов). Отделка и мебель —

1 931 085 руб. (320 тыс. долл.). Коттедж на обнаглевшей Рублевке — 2 533 050 руб. (420 тыс. долл.). Еще — маленькая квартира для родителей. Всего — 6 980 151 рубль. Или приблизительно один миллион сто шестьдесят тысяч долларов.

По размаху нынешней коррупции, когда судьбы миллиардных кредитов покрыты мраком, — не много. По сравнению с тем, что поимел сам Хапсироков, — сувенир.

Он приучал к себе по чуть-чуть. Зарплата генерального (официальные данные) за

1996-й, 1997-й, 1998-й и первые три месяца этого года —
245 154 рублей (40 тысяч долл.).

Сравните: 1 млн 160 тысяч долларов и — 40 тысяч долларов...

По непроверенной информации, на обустройство руководства Генпрокуратуры ушло около 9 млн долларов. Мы долго искали их следы в бюджете. Не нашли. Может быть, плохо искали. Но деньги-то были. И коттеджи, и квартиры, и паркет. И управделами их, эти деньги, «привлекал». Откуда?

Далее — предположение (хотя редакция уже обладает рядом свидетельских показаний).
Уголовные дела на стадии расследования можно «поворачивать» по-разному. А за угол этого поворота у заинтересованных в закрытии или, напротив, в возбуждении дела — просить (требовать, вымогать) деньги.

Превращение прокуратуры России в хозрасчетную организацию — вот красивая задача! И всё — под убаюкивающие разговоры о благе работников.

Мы не знаем, сколько длились эти разговоры. Нам не известно, на какое точно количество просьб благодетеля-завхоза откликались прокуроры. Сколько было закрыто-возбуждено.

Известно другое. Когда тот же Скуратов вырвался из-под влияния, перестал понимать, почему он кому-то обязан (ведь всем хорошо! И как бы официально!), на свет извлекли пленку. Бизнес лопался!

«Приватизированный», «схваченный», «свой», закатанный в обои руководитель перестал «входить в положение». Пришлось доставать то, что лежало так, на всякий случай, — пленку.

Документы, добытые редакцией, мы готовы представить в Генпрокуратуру.

Как и платежки некоторых «советников» и друзей управделами о переводе денег в банк на один из прекраснейших островов.