Славянский шкаф замдиректора ФСБ

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::23.07.2001, "Отечество - в безопасности"

Славянский шкаф замдиректора ФСБ

Юрий Заостровцев курирует не только экономическую контрразведку и блок оборонных вопросов, но и растаможивание мебели?

Роман Шлейнов

Converted 11851.jpg

Крепкий хозяйствтвенник Ю.Заостровцев

Не составляет гостайны то простое обстоятельство, что сотрудники ФСБ, имея зарплату на уровне прожиточного минимума (оперативник: 2,5—3 тыс. рублей, руководитель в чине полковника: 5—6 тыс.) и не получая ровным счетом никаких гарантий относительно своего будущего, оказывают услуги бизнесменам, собирая информацию и воюя с их конкурентами. Чем выше должность сотрудника, тем крупнее и богаче структура, которую он может опекать. И все же материалы, поступившие в редакцию, нас несколько удивили. Это история о первом заместителе директора ФСБ Юрии Заостровцеве и его коммерческих интересах, которая, признаться честно, вызвала у нас массу вопросов.

Он же опытный человек, думали мы. Зачем ему, пусть тайно, но весьма ощутимо, присутствовать на рынке в качестве государственной «крыши»? Зачем покорять суетный бизнес, в котором так или иначе все становится известно, и вдвойне известнее, если деятельное участие в нем принимает первый замдиректора ФСБ, по определению находящийся на стыке многих властных конфликтов? К чему так рисковать?

Выяснилось, что необходимость есть и ее истоки кроются, видимо, в той части биографии Юрия Заостровцева, которая относится к внечекистскому периоду. Это становится очевидно, если повнимательнее присмотреться к некоторым любопытным связям и совпадениям.

Заостровцев Юрий Евгеньевич. Питерская школа КГБ. В 1993-м уволился из экономической контрразведки ФСБ, где курировал Государственный таможенный комитет (ГТК). Работал в службе безопасности «Тверьуниверсалбанка». Начало 1996-го встретил в фирме «Мэдокс», которую относят к группе компаний «Сибирский алюминий», а июль 1998 г. — в администрации президента в качестве помощника Н. Патрушева, в то время начальника Главного контрольного управления. В ноябре 1998 г. Юрий Заостровцев вернулся в лоно экономической контрразведки и вскоре стал первым замдиректора ФСБ.

       Интерес 1. Трехкитовая опера

Отношение сотрудников ФСБ к Юрию Заостровцеву довольно противоречиво. И в последнее время этой фигуре уделяют достаточно большое внимание. Утверждают, к примеру, что первый замдиректора к имеющейся государственной нанял еще и коммерческую охрану. А в коридорах здания на Лубянке за ним прочно закрепилось прозвище Три кита, связанное с довольно известным мебельным магазином. Мы опросили знакомых контрразведчиков и получили две версии: одни говорят, что такие данные имеют под собой реальное основание, другие видят в этом последствия политических игр в ФСБ и президентской администрации.

Версия 1. Источники, которые рассказали нам о коммерческой слабости Ю. Заостровцева, уверяют, что никто бы о ней не узнал, не случись в конце девяностых одно досадное недоразумение. Решая вопрос, который оценивался примерно в 2 млн долларов, Юрий Заостровцев, как будто сам того не подозревая, предъявил претензии банку, не чуждому министру внутренних дел Владимиру Рушайло.

Когда стороны банковского конфликта узнали друг друга, процесс зашел слишком далеко. Начались сложные переговоры, которые, впрочем, ни к чему не привели. И тогда В. Рушайло дал своим людям команду добыть материал на Заостровцева, в результате чего появился следующий продукт. Сразу оговоримся: к вопросу о его подлинности мы еще вернемся. Пока же просто изложим версию источников, интересную, даже если рассматривать ее исключительно как черную пропаганду.

Магазины «Три кита» и «Гранд», торгуют хорошей мебелью. Эту мебель приобретают в Италии, Испании, Франции, Англии и Германии у знаменитых производителей, доставляют в Роттердам (Нидерланды) по морю или по железной дороге в контейнерах фирмы «Маэрск прайват лимитед». Из роттердамского порта «Маэрск» везет контейнеры морем в Санкт-Петербург, а на балтийской таможне появляются документы с заниженным весом мебели. Пока контейнеры перегружают на автотранспорт фирмы «Транс-Бизнес-Э», вес вновь уменьшается. В таком «облегченном варианте» груз проходит наро-фоминскую таможню и поступает вначале на склады временного хранения, а затем — к фирмам, которые проводят комиссию и готовят товар к продаже.

Разумеется, таможня могла бы легко выявить эту склонность к занижениям. Но роль Юрия Заостровцева, если верить источникам, в том и состоит, чтобы таможня неизменно давала «добро». Ведь он в свое время курировал таможенный комитет, сохранил связи, да и теперь занимает не последний пост в государстве. Такая практика приносит миллионы.

Версия 2. Другие наши источники в ФСБ все это решительно отвергают. Нам объяснили, что, скорее всего, эта информация начинает циркулировать по инициативе руководителя президентской администрации Александра Волошина, который хочет несколько задержать свою отставку. По некоторым данным, Юрия Заостровцева планируют назначить директором ФСБ после того, как Патрушев займет кресло Волошина.[...]

       Интерес 2. Атомный бизнес. Реверансы в сторону «семьи»

Остается неясным, за что одному из последних могикан ельцинского окружения Александру Волошину так не любить Юрия Заостровцева. Ведь тот был не чужим человеком для некоторых «дальних родственников» — к примеру, для тех, кто был посажен на денежные потоки атомной индустрии.

Одна биографическая деталь. В начале 1996 года Юрий Заостровцев, покинувший тогда ФСБ, пришел в фирму «Мэдокс» группы «Сибирский алюминий» (прославилась в скандальных битвах за передел алюминиевого рынка, в котором участвовали братья Черные со своей TWG (Trans World Group), где с декабря 1995 года простым охранником трудился некто Андрей Карклин — выпускник МГИМО, который сразу же после окончания этого престижного вуза влился в службы безопасности разных организаций системы «Сибалюминия».

Странное совпадение, но с приходом Заостровцева рядовой охранник Карклин тут же занял пост генерального директора «Мэдокса» и пребывал в этом кресле полтора года, мирно соседствуя с отставным чекистом, от которого в «Тверьуниверсалбанке» за год сбежали почти все сотрудники службы безопасности.

После работы с Юрием Заостровцевым карьера Андрея Карклина сложилась очень удачно. В марте 2000 г. глава Минатома РФ Евгений Адамов сделал его своим советником, а через пять месяцев — первым вице-президентом ОАО «ТВЭЛ» (крупнейшего в мире российского экспортера ядерного топлива для атомных электростанций) с годовым оборотом несколько миллиардов рублей.

Депутаты Госдумы возмутились таким назначением и даже писали письма в ФСБ и Генпрокуратуру. Радости их не было предела, когда из ФСБ за подписью Ю. Заостровцева им пришел ответ (№ И-5680 от origindate::01.08.2000), где, в частности, сообщалось, что «Карклин А. М. не имеет необходимого стажа работы в отрасли» (от 5 до 10 лет), следовательно, по президентскому указу, не может получить свидетельство на право управления предприятиями ядерно-энергетического комплекса. Заостровцев пообещал проинформировать об этом Генпрокуратуру и проверить сведения о Карклине, чтобы узнать, можно ли допускать его к гостайне... Практически сразу письмо оказалось в печати (санкционированная утечка?), и все поверили в эти обещания.

Неизвестно, как и кого проверял Юрий Заостровцев, но Андрей Карклин по-прежнему является первым вице-президентом ОАО «ТВЭЛ» и даже получил специальный документ, о чем в мае этого года победно сообщил депутатам замглавы Минатома Б. Нигматулин. Депутатов удалось обмануть, оперативно усыпив их бдительность?

Мы не раз сообщали о прочных связях между экс-министром по атомной энергии Е. Адамовым, бизнесменом Р. Абрамовичем, председателем Пенсионного фонда М. Зурабовым и прочими ближними и дальними представителями окружения Бориса Ельцина. Как только вышло заключение комиссии Госдумы по борьбе с коррупцией и Е. Адамов покинул пост главы Минатома РФ, его сторонники в кулуарных беседах стали обвинять в сборе компромата на министра вовсе не ФСБ, а почему-то Службу внешней разведки (!). Теперь эти эмоциональные порывы нам понятны. ФСБ не представляла и не представляет для этих людей «семьи» никакой опасности. Экономическая контрразведка просто не может действовать вопреки своему куратору Юрию Заостровцеву.[...]

Интерес 3. Вертолетных дел мастер

В начале марта этого года («Новая газета» № 16) мы сообщали о том, как сотрудники ФСБ принимают участие в борьбе кредиторов и акционеров за Московский вертолетный завод им. Миля, который только за счет продажи вертолетов за рубеж принес государству миллиарды долларов. Все попытки разобраться в том, почему действующий сотрудник федеральной службы играл на стороне частных лиц, и как-то разрешить проблемы завода забуксовали именно на уровне первого замдиректора ФСБ Заостровцева, которому не раз докладывали о ситуации на предприятии. Должно быть, у него есть свои приоритеты, о которых в ФСБ предпочитают молчать. На запрос, который был отправлен задолго до публикации, мы так и не получили ответа. Никакой открытой реакции после выхода материала также не последовало.

Знал ли о вертолетной истории г-н Патрушев или сферы влияния на предприятии уже поделены?

Есть у нас и еще несколько вопросов. Какое отношение к фирмам ЗАО «Фирма Андроник», ЗАО «Универсалинтер», ООО ЧОП «Универсал, лтд.» и ТОО ЧОП «Титан-Б» имеет их не столь давний учредитель Юрий Заостровцев? И наконец, почему столь одиозную фигуру отвлекли от бизнеса и вновь приняли в ФСБ, а главное, почему эта фигура решила вернуться на такую зарплату?[...]